Снова всех удивил

«Южный поток» перестал быть инструментом давления на Россию

Петр Орехин, Иделия Айзятулова 02.12.2014, 20:13
Сергей Гунеев/РИА «Новости»

Владимир Путин поставил в тупик экспертов и еврочиновников своим отказом от «Южного потока». Внятных комментариев от первых лиц ЕС даже спустя сутки так и не поступило. Либо для них действия российского президента стали сюрпризом, либо они все знали заранее и заключили с Путиным тайную сделку.

Российский президент мастерски проводит тайные политические комбинации. Этот факт всем хорошо известен в России — теперь с такой манерой ведения дел столкнулись и на Западе. Закрытие проекта строительства газопровода «Южный поток» стало настоящей сенсацией. Интриги добавили слова министра энергетики России Александра Новака о том, что решение принимал лично Владимир Путин. Как известно, он аргументировал такой шаг тем, что ЕС и Болгария не дают разрешения на строительство и потому прокладка трубы невозможна.

Подобное объяснение мало кого устроило. Еврокомиссия ждет от России разъяснений в связи с отказом от реализации проекта, заявила представитель ЕК Анна-Кайса Итконен. Финансовые аналитики и некоторые западные эксперты посчитали, что Россия просто прикрывается «маленькой Болгарией», чтобы отказаться от реализации проекта стоимостью два десятка миллиардов долларов. У «Газпрома» на руках два контракта с Китаем, куда также надо тянуть дорогостоящие газопроводы, поэтому жертвой пал политически сложный «Южный поток». В самой Болгарии заявили, что страна принимает одностороннее решение России отказаться от реализации «Южного потока», сообщил министр иностранных дел страны Даниел Митов.

«Отказ от реализации проекта «Южный поток» в рамках ЕС — показатель того, что Россия не намерена соблюдать законы, которые существуют на территории сообщества, — сказал Митов (цитаты по ТАСС). — Принимаем одностороннее решение России, выраженное президентом Владимиром Путиным, об остановке проекта «Южный поток», но в то же время выражаем удивление способом, которым это было сделано, и отсутствием желания использовать двусторонние дипломатические каналы», — сказал министр. По его словам, России необходимо денонсировать межгосударственное соглашение о строительстве газопровода.

Победа европейской дипломатии

Среди других оценок событий версия о том, что Путина вынудила пойти на такой шаг непримиримая позиция Запада, считающего, что «Южный поток» — прежде всего антиукраинский проект, направленный на то, чтобы лишить Киев доходов от транзита российского газа. Эндрю Рот из The New York Times полагает, что отказ от строительства газопровода — это «одна из нечастых побед ЕС и администрации Обамы, которые в этом году выглядели преимущественно бессильными, в то время как Путин аннексировал Крым и подогревал мятеж на Восточной Украине». Официальный Киев, кстати, приветствовал закрытие проекта.

Немецкий Der Spiegel выражает крайнюю озабоченность жителей Германии возможным сдвигом энергетических потоков, называя «Южный поток» «пешкой в украинском кризисе». Reuters приводит слова бывшего сотрудника Госдепа США Карлоса Паскуаля, полагающего, что отмена строительства «лишнего газопровода, который не обеспечил бы никаких новых поставок», поможет европейским налогоплательщикам сохранить свои деньги.

В то же время Болгария и другие страны, задействованные в проекте, не получат свои платежи за транзит (по оценке Владимира Путина, болгарский бюджет недосчитается €400 млн в год). Европейские компании понесут ущерб в €2,5 млрд из-за разрыва контрактов на строительные работы и поставку продукции, сообщил сегодня оператор проекта South Stream Transport. Японские предприятия потеряют заказы на €320 млн. Официальный представитель МИД России Александр Лукашевич предложил адресовать вопросы о последствиях отказа от строительства тем, кто «угробил» проект. «Скорее, последствия должны просчитывать те, кто, по сути, угробил этот проект. Вот им реально нужно задуматься над этим», — заявил он. Компенсировать потери никто не собирается: в Евросоюзе не существует оснований для компенсации потерянных средств при остановке подобных проектов, сказала Итконен.

В ожидании послания

Помимо очевидной трактовки событий, есть, как обычно, и конспирологическая версия: Владимир Путин пошел на тайную сделку с Западом, частью которой стало закрытие «Южного потока» и отказ от экспансии на европейский газовый рынок в пользу сжиженного природного газа из США. В ответ США и ЕС надавят на Киев, чтобы тот прекратил боевые действия в Донбассе. Вчера, когда российский президент уже находился в Турции, на новостные ленты поступило два сообщения: вооруженные силы Украины и ополченцы Донецка и Луганска достигли соглашения о прекращении огня и отводе войск.

Кроме того, примечательно, что и турецкий демарш, и украинские соглашения случились накануне послания президента Федеральному собранию, от которого ждут если не сенсаций, то как минимум четкого позиционирования России в отношениях с Западом и Украиной. Возможно, в послании будут озвучены еще какие-то части «тайной сделки». Обращает на себя внимание и то, что прекращение огня запланировано только на 5 декабря, а послание Владимир Путин зачитает 4 декабря. По информации кремлевских источников, президент готовит документ лично, его содержания никто не знает.

Впрочем, политолог Станислав Белковский уверен, что никаких тайных сделок Путин с Западом не заключал. «Между Путиным и западными лидерами утрачено доверие, а никакие сделки без доверия не заключаются. Мне кажется, что Путин действительно не видит возможности реализации «Южного потока». Кроме того, он будет сейчас делать все возможное, чтобы показать нестабильность транзитного маршрута через Украину», — полагает он.

Директор центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов считает, что Владимир Путин пошел на закрытие «Южного потока» по вполне прагматическим соображениям. «Это решение было принято, поскольку стало понятно, что проект используется в качестве рычага давления на Россию. Для того чтобы снять этот рычаг, Москва объявила, что она сама не заинтересована в проекте, а проложит вторую трубу в Турцию», — считает эксперт.

Далекие турецкие берега

«Вторая труба в Турцию» также наделала много шума. Получается, что Анкара становится крупнейшим транзитером газа, причем не только российского: ведь в планах строительство нескольких газопроводов, по которым должен поставляться газ из Азербайджана, Курдистана и Израиля. Аналитики Sberbank CIB считают, что «отнюдь не факт, что поддержка планов Турецкой Республики отвечает интересам «Газпрома».

Правда, пока Москва и Анкара еще ни о чем не договорились. Подписан только «меморандум о взаимопонимании по строительству морского газопровода через Черное море в направлении Турции» между «Газпромом» и турецкой Botas Petroleum Pipeline. Предполагается, что мощность трубы составит 63 млрд куб. м, из которых 14 млрд кубов пойдет турецким потребителям (сейчас этот объем поставляется по балканскому коридору). Около 50 млрд кубометров должны транспортироваться на границу Турции и Греции, где будет организована точка сдачи.

Пока на границе никакого газового хаба нет, мощностей для прокачки 50 млрд кубов у Греции тоже нет. То есть надо строить не только газопровод по дну Черного моря, но и транспортную инфраструктуру и хранилища. Кто этим будет заниматься, сколько это будет стоить — непонятно. Также неясно, как будет функционировать хаб. «Газпром» будет туда закачивать газ и платить туркам за хранение и транзит? А в сбыте они будут участвовать? Российский газ пойдет через Грецию в страны, имеющие контракты с «Газпромом», или это новый объем? «Найти потребителей на оставшийся объем (50 млрд куб. м в год) в Южной Европе «Газпрому» будет весьма непросто», — указывают в Sberbank CIB.

Сергей Правосудов, директор Института национальной энергетики, говорит, что, возможно, озвученное по «Южному потоку» решение не окончательное. Он напоминает, что Румыния в свое время конкурировала с Болгарией за право «точки входа» для трубопровода. «Может быть, стоит вспомнить о Румынии?» — задается он вопросом. Кроме того, по мнению эксперта, перспективы политической стабильности в Турции вызывают массу вопросов из-за конфликтов в Сирии и Ираке, где действует «Исламское государство». При этом Анкара также не хочет, чтобы в Сирии сохранился режим Башара Асада, а Россия против его свержения.

«В этой связи лучше диверсифицировать риски. «Южный поток» должен был состоять из четырех ниток. Мощность одной нитки потребит Турция, второй ниткой можно загрузить новый хаб в Турции, а по поводу двух остальных можно было бы провести переговоры с Румынией, Италией, Австрией и Венгрией — может быть, они предложат какие-то интересные варианты», — считает Сергей Правосудов.