Сланцевая революция захлебнулась

Европа отказывается от сланцевых проектов

Алексей Топалов 18.11.2014, 09:44
Christian Hartmann/Reuters

Сланцевый бум в Европе откладывается — добывать сланцевый газ становится экономически нецелесообразно. Из-за снижения цены на российский газ, которое последует за падением нефти в начале 2015 года, Европа совсем забудет про сланец, прогнозируют эксперты. Обещанная сланцевая революция может теперь и вовсе не состояться.

Европа не торопится развивать добычу газа из сланцевых пород. Так, Польше, запасы сланца которой считаются одними из крупнейших в ЕС (оценки разнятся от 300–400 млрд до более чем 5 трлн куб. м), понадобится еще не менее шести лет, прежде чем добыча сланцевого газа станет коммерчески целесообразной. Об этом пишет Financial Times.

При этом иностранные нефтегазовые компании, планировавшие вести добычу в Польше, отказываются от планов по геологоразведке из-за бюрократических сложностей. Такие мировые гиганты, как американские ExxonMobil и ConocoPhillips, итальянская Eni и французская Total, заключили с властями Польши соглашения на разработку ее недр, однако результаты разведочного бурения их не удовлетворили. Учитывая бюрократические проволочки, ряд компаний, вкладывавших в последние годы деньги в польский сланец (всего за последние четыре года было инвестировано около $780 млн), отказались от своих проектов. Из одиннадцати компаний, планировавших работать в Польше, отказались семь, в их числе Eni, Exxon и Total.

«Мы сделали все, что могли, но обосновывать продолжение работ больше нет возможности, — цитирует FT главу британской 3Legs Resources Камлеша Пармара. — Некоторый потенциал был продемонстрирован, но, основываясь на полученных результатах, компания не могла продолжать выделять инвестиции».

По словам Пармара, проекты в Польше требуют больше времени и денег, чем «многие могут себе представить». Например, та же ConocoPhillips, которая начала поиск сланцевого газа в Польше совместно с 3Legs еще в 2009 году, до сих пор продолжает вести разведочное бурение, чтобы оценить перспективы работы в стране.

Кроме того, на коммерческую привлекательность разработки сланцевых запасов повлиял недавний обвал нефтяных котировок, так как при текущих ценах часть проектов становится нерентабельной даже в США, где «сланцевый бум» начался еще в 2010 году и себестоимость добычи «сланца» на сегодняшний день самая низкая в мире.

При этом министерство окружающей среды Польши считает, что страна выйдет на уровень коммерческой добычи, сопоставимый по рентабельности с США, примерно в 2020 году.

Сланцевая революция, о которой несколько лет подряд говорила Европа в надежде снизить зависимость от российского газа, откладывается не только в Польше. Страны — локомотивы Евросоюза практически заморозили все проекты, касающиеся сланцевого газа.

«Какая-то активность наблюдается только в Великобритании — примерно на таком уровне, как в США десять лет назад, — комментирует глава East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. — В континентальной Европе позитивных новостей нет».

По словам эксперта, главная причина такого затишья — кардинальная разница между европейскими и американскими законами о землевладении. В США землевладелец распоряжается всем, что расположено под участком на любой глубине, а в европейских странах — только плодородным слоем толщиной несколько десятков сантиметров. «Американские фермеры продают права на добычу своего газа, а европейские не хотят, чтобы на их земле кто-то добывал чужой газ», — уточняет Корчемкин.

Кроме того, по его словам, в первом квартале 2015 года произойдет значительное снижение цены на российский газ. Дело в том, что цена долгосрочным контрактов «Газпрома» привязана к нефтяным ценам, которые с середины года упали на четверть.

«Так что на сланцевом фронте наступит полная тишина», — прогнозирует Корчемкин.

Глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов отмечает, что техническая возможность добычи сланцевого газа в Европе доказана, но коммерческая — нет. Этому препятствуют сразу несколько факторов. «В первую очередь — малые территории европейских стран, — рассказывает Симонов. — Технология добычи сланцевого газа предполагает использование больших площадей, на которых производится постоянно расширяющееся бурение. В той же Польше под бурение изначально было выделено около 30% территории страны. А в меньших странах, таких как Венгрия, ситуация еще сложнее».

Во-вторых, в Европе традиционно сильное экологическое лобби, природоохранное законодательство значительно более чувствительное, чем в США. А добыча «сланца» требует использования технологии гидроразрыва пласта (так называемый фрекинг), при котором под землю закачиваются химические реагенты и существует угроза их проникновения в питьевые коллекторы. В связи с этим, например, во Франции использование фрекинга запрещено законодательно.

И наконец, у европейцев просто нет необходимого оборудования и инфраструктуры. «Фактически нужно строить с нуля множество линий газопроводов», — отмечает Симонов.

Глава ФНЭБ напомнил, что изначально американцы как раз предлагали Европе технологии добычи сланцевого газа. «Однако теперь у ЕС новая надежда — тот же самый сланцевый газ, но произведенный в США и поставленный в Европу в сжиженном виде, — говорит эксперт. — Именно поэтому Евросоюз практически похоронил идею добычи газа из сланца на своей территории».

Примечательно, что на прошлой неделе ФНЭБ выпустил новый доклад, посвященный проблемам газообеспечения Европы. Он должен был быть презентован в Латвии, однако Константин Симонов, приехавший в Ригу с этим докладом, был депортирован из страны без объяснения причин.

«У меня есть письмо латвийского министра иностранных дел, где сказано, что, по данным спецслужб Латвии, я угрожаю национальной безопасности страны, — рассказал Симонов «Газете.Ru». — Но какую именно угрозу я представляю, не объясняется».

В докладе ФНЭБ представлен прогноз, согласно которому собственная добыча в ЕС на действующей ресурсной базе (учитывая нетрадиционные виды добычи) в ближайшие 12 лет составит около 70 млрд куб. м (43% к уровню 2013 года), что сопоставимо с годовым потреблением Италии и в 2,5 раза больше поставок алжирского трубопроводного газа в Евросоюз.

Из доклада следует, что в последние годы именно СПГ из третьих стран, который был главной надеждой и ставкой ЕС на рост диверсификации поставок импортного газа, стал основным источником разочарований.

По итогам 2013 года поставки на рынки стран Евросоюза сжиженного газа снизились до 40 млрд куб. м, что вдвое меньше уровня 2010–2011 годов. А утилизация мощностей по приему СПГ в ЕС поставила исторический антирекорд — 21%. «И судя по динамике в первые семь месяцев 2014 года, тенденция к снижению поставок СПГ на европейский рынок сохраняется (в среднем 86 млн куб. м в сутки против 112 млн куб. м в прошлом году)», — говорится в докладе.

Значительное недоиспользование мощностей по регазификации СПГ в ЕС, с одной стороны, свидетельствует о том, что европейский рынок в его нынешнем состоянии непривлекателен для поставщиков сжиженного газа, в том числе для европейских компаний, законтрактовавших сжиженный газ у производителей по долгосрочным контрактам. С другой — Евросоюз по умолчанию располагает резервом для увеличения импорта СПГ в случае форс-мажорных обстоятельств с уплатой соответствующей рыночной наценки или при изменении конъюнктуры рынка.

Основная проблема в том, что для поставок сжиженного газа, в том числе и из Америки, сейчас азиатский рынок (в первую очередь Япония и Китай) значительно более привлекателен, чем европейский.

Это связано с более высокими ценами в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Та же Япония после катастрофы на «Фукусиме-1» отказалась от атомной энергетики и замещает выпадающую генерацию сжиженным газом. Китай же пытается заместить газом уголь, доминирующий в энергобалансе страны, но являющийся весьма неэкологичным видом топлива. В связи с этим цена СПГ на азиатских рынках превышает $600 за 1 тыс. куб. м, что значительно превышает европейские цены.

«Чтобы вернуть СПГ на европейский рынок, потребителям в ЕС нужно будет заплатить премию, — указывается в докладе ФНЭБ. — Цена на газ на спотовых площадках Европы летом опускается до $280–300 за 1 тыс. куб. м. Цена газа основных поставщиков по долгосрочным контрактам варьируется в пределах $360–400».