Санкции с отсрочкой

Евросоюз согласовал новые санкции против России

Александр Орлов, Екатерина Мереминская, Алексей Топалов 09.09.2014, 00:49
Президент Европейского совета Херман ван Ромпей Reuters
Президент Европейского совета Херман ван Ромпей

Евросоюз в понедельник окончательно согласовал расширение секторальных санкций против России. В руководстве ЕС заявили, что опубликуют новый список в ближайшее время, однако признали, что готовы пересмотреть свое решение в любой момент. В новом санкционном списке могут оказаться крупнейшие нефтяные компании, а также государственные банки.

Евросоюз в понедельник окончательно согласовал расширение секторальных санкций против России. Об этом в ночь на вторник заявил председатель Европейского совета Херман ван Ромпей.

«Санкции направлены на содействие изменению курса в действиях России по дестабилизации на Восточной Украине и идут в развитие решения Европейского совета от 30 августа», — заявил ван Ромпей.

Впрочем, у ЕС еще остается возможность отказаться от новых санкций против России, отметил председатель Европейского совета.

«Вступление в силу санкций путем публикации в Официальном журнале ЕС состоится в ближайшие дни. Это оставит время для оценки реализации соглашения о прекращении огня и мирного плана. В зависимости от ситуации на местах ЕС готов пересмотреть согласованные санкции в целом или частично», — сказал ван Ромпей.

До последнего момента не было понятно, сможет ли сегодня Европейский совет согласовать новый пакет санкций. К вечеру понедельника стало известно, что некоторые страны — члены ЕС отказываются голосовать за новые санкции против России.

Одним из возможных бунтарей, заблокировавших процедуру принятия новых санкций Евросоюза, могла стать Финляндия. С такой версией выступил журналист британской газеты The Financial Times Питер Шпигель со ссылкой на источник в ЕС.

«Возражение Финляндии против принятия санкций ЕС в отношении России было выражено не по существу, скорее для уточнения, что они могут быть отложены при продолжении перемирия», — говорилось в сообщении Шпигеля, опубликованном в Twitter.

В самом Брюсселе признаются, что готовы пойти на попятную и не вводить новые ограничения против российских компаний.

«Идея заключается в том, чтобы иметь в нашем распоряжении своеобразный дамоклов меч, который можно применить, если ситуация вновь ухудшится», — объяснил логику принятия нового пакета санкций источник в дипломатических кругах ЕС французской газете Le Monde.

Позицию чиновника подтвердил в понедельник после заседания Европейского совета и ван Ромпей. «В зависимости от ситуации на местах ЕС готов пересмотреть согласованные санкции в целом или частично», — отметил он.

Российский МИД уже предупредил о том, что готовит ответные меры, при этом предложив ЕС «заняться поддержкой экономического возрождения Донбасса и восстановления жизнедеятельности региона».

Премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал отвечать «асимметрично». «Если будут санкции, связанные с энергетикой, дальнейшие ограничения для нашего финансового сектора, нам придется отвечать асимметрично», — заявил Медведев в интервью газете «Ведомости». В частности, он не исключает возможности запрета на полеты в воздушном пространстве России.

Удар по национальному достоянию

Пока руководство ЕС не огласило список российских компаний, к которым будут применены новые санкции, — это должно произойти в ближайшие несколько дней путем публикации в Официальном журнале ЕС.

Впрочем, авторитетным западным СМИ уже удалось узнать основные направления удара. Так, по данным американской газеты The Wall Street Journal, в санкционный список ЕС войдут три нефтяные компании — «Газпром нефть», «Транснефть» и «Роснефть». Им закроют доступ к кредитам сроком более 30 дней.

Решено, пишет WSJ, запретить поставки в Россию некоторых технологий в области добычи нефти.

Европейским нефтесервисным компаниям может быть запрещено вести работы на шельфе, в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти. Это может затронуть такие компании, как французская Technip, итальянская Saipem, британская Petrofac.

Точно так же, с 90 до 30 дней, сократят сроки возможных заимствований для пяти госбанков. WSJ называет только ВТБ и Сбербанк. Оборонный комплекс в санкционном списке представлен «Оборонпромом», Объединенной авиастроительной корпорацией и Уралвагонзаводом. Им также хотят урезать доступ к финансированию. А таким компаниям, как «Сириус», «Калашников» и «Станкоинструмент», запретят экспорт в ЕС.

Получить комментарии российских компаний из санкционного списка оперативно не удалось. «Роснефть» не смогла оперативно предоставить комментарий, «Газпром нефть» на запрос не ответила, а представитель «Транснефти» был недоступен.

Ранее в «Роснефти» заявляли, что не комментируют слухи о возможных санкциях и их воздействии на бизнес компании.

«В первую очередь это касается «Роснефти», поскольку у нее есть потребность в долгосрочном финансировании. А потребность в рефинансировании до конца 2015 года у «Роснефти» составляет порядка $27 млрд (около 1 трлн руб.), — говорит старший аналитик по нефтегазовому сектору Альфа-банка Александр Корнилов. — Так или иначе, это будет иметь значение и для «Газпром нефти», поскольку кредиты нужны для поддержания операционного бизнеса компании. До конца 2015 года «Газпром нефти» понадобится рефинансировать порядка $1,5 млрд. У компании были планы по увеличению долга в связи с инвестпроектами. Но последние, вполне вероятно, могут отложить, что снизит потребность в дополнительном финансировании. «Транснефти» для рефинансирования долга может потребоваться до $3 млрд до конца 2015 года».

В «Роснефти» этот момент также не комментируют.

Согласно материалам с сайта компании, в 2015 году «Роснефть» должна погасить задолженности лишь на 626 млрд руб. (около $16,95 млрд по курсу на понедельник). В 2016 и 2017 годах компании предстоит погасить 285 млрд и 280 млрд руб. соответственно. А 2018-й станет пиковым: «Роснефть» должна будет выплатить 849 млрд руб. (около $23 млрд) долгов.

Для финансового сектора сокращение срока кредитования с 90 до 30 дней вряд ли будет иметь решающее значение. «Видимо, эта мера рассчитана на психологический эффект, — полагает начальник аналитического департамента БКФ Максим Осадчий. — Положение организаций из российского финансового сектора за рубежом уже достаточно тяжелое, так что серьезно ухудшить его сложно».