Санкции увязли в нефти

Евросоюз не смог договориться по вопросу санкций против России

Екатерина Мереминская, Алексей Топалов 08.09.2014, 20:14
Reuters

Евросоюз не смог согласовать новые санкции против России. Тем временем мировая пресса продолжает обсуждать их возможное содержание и перечень компаний, подпадающих под ограничительные меры. Основным трем секторам экономики — нефтяному, финансовому и оборонному — предлагается еще больше ограничить срок возможного кредитования и экспорт.

Новые санкции Евросоюза в отношении России, ожидающиеся со дня на день, затронут ключевые сырьевые компании, сообщает западная пресса.

Американская газета The Wall Street Journal пишет о решении как о свершившимся факте. По данным издания, в санкционный список ЕС войдут три нефтяные компании: «Газпром нефть», «Транснефть» и «Роснефть». Им закроют доступ к кредитам сроком более 30 дней.

Решено, пишет WSJ, запретить поставки в Россию некоторых технологий в области добычи нефти.

Европейским нефтесервисным компаниям может быть запрещено вести работы на шельфе, в Арктике и на месторождениях сланцевой нефти. Это может затронуть такие компании, как французская Technip, итальянская Saipem, британская Petrofac.

Точно так же, с 90 до 30 дней, сократят сроки возможных заимствований для пяти госбанков. WSJ называет только ВТБ и Сбербанк. Оборонный комплекс в санкционном списке представлен «Оборонпромом», Объединенной авиастроительной корпорацией и Уралвагонзаводом. Им также хотят урезать доступ к финансированию. А таким компаниям, как «Сириус», «Калашников» и «Станкоинструмент», запретят экспорт в ЕС.

Ограничения пока не будут распространены на газовый сектор.

«ЕС воздействует на нефтяную отрасль России и не посягает на компании, добывающие и транспортирующие газ, поскольку многие европейские страны зависят от него», — замечает WSJ.

Ожидается, что новые санкции ЕС против России вступят в силу с 9 сентября.

Планировалось, что пакет санкционных мер будет согласован уже в понедельник. Однако в ходе письменного голосования не удалось прийти к консенсусу. К вечеру понедельника было объявлено о созыве внеочередной встречи послов стран ЕС, которым предстоит снова обсудить этот вопрос.

«По сообщениям с Украины, перемирие во многих районах соблюдается, начался обмен пленными, то есть наметилась позитивная динамика в направлении деэскалации», — объяснил ИТАР-ТАСС дипломатический источник причину переноса решения о санкциях.

Британская Financial Times на прошлой неделе сообщала, что европейские чиновники выбирали между распространением санкций на другие сектора российской экономики и углублением уже принятых санкций в нефтяной, финансовой и оборонной сферах. Они склонялись к последним, расценив, что эффект от них будет большим и наступит быстрее. Кроме того, такие меры подтвердят, что санкции ЕС в отношении России направлены на урегулирование конфликта с Украиной и не являются ответной реакцией на ограничения, введенные со стороны России, отмечалось в материалах к заседанию Еврокомиссии.

«Идея заключается в том, чтобы иметь в нашем распоряжении своеобразный дамоклов меч, который можно применить, если ситуация вновь ухудшится», — пишет французская газета Le Monde со ссылкой на европейский источник.

Российский МИД уже выступил с критикой опубликованного в Брюсселе письма.

Отечественные дипломаты не только предупредили, что готовят ответные меры, но и предложили ЕС «заняться поддержкой экономического возрождения Донбасса и восстановления жизнедеятельности региона».

Премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал отвечать «асимметрично». «Если будут санкции, связанные с энергетикой, дальнейшие ограничения для нашего финансового сектора, нам придется отвечать асимметрично», — заявил Медведев в интервью газете «Ведомости». В частности, он не исключает возможности запрета на полеты в воздушном пространстве России.

Получить комментарии российских компаний из санкционного списка в понедельник не удалось. «Роснефть» не смогла оперативно предоставить комментарий, «Газпром нефть» на запрос не ответила, а представитель «Транснефти» был недоступен. Ранее в «Роснефти» заявляли, что не комментируют слухи о возможных санкциях и их воздействии на бизнес компании.

«В первую очередь это касается «Роснефти», поскольку у нее есть потребность в долгосрочном финансировании. А потребность в рефинансировании до конца 2015 года у «Роснефти» составляет порядка $27 млрд (около 1 трлн руб.), — говорит старший аналитик по нефтегазовому сектору Альфа-банка Александр Корнилов. — Так или иначе, это будет иметь значение и для «Газпром нефти», поскольку кредиты нужны для поддержания операционного бизнеса компании. До конца 2015 года «Газпром нефти» понадобится рефинансировать порядка $1,5 млрд. У компании были планы по увеличению долга в связи с инвестпроектами. Но последние, вполне вероятно, могут отложить, что снизит потребность в дополнительном финансировании. «Транснефти» для рефинансирования долга может потребоваться до $3 млрд до конца 2015 года».

В «Роснефти» этот момент также не комментируют.

Согласно материалам с сайта компании, в 2015 году «Роснефть» должна погасить задолженностей лишь на 626 млрд руб. (около $16,95 млрд по курсу на понедельник). В 2016 и 2017 годах компании предстоит погасить 285 млрд и 280 млрд руб. соответственно. А 2018-й станет пиковым — «Роснефть» должна будет выплатить 849 млрд руб. (около $23 млрд) долгов.

«По мере ужесточения санкций вероятность того, что государство так или иначе поможет «Роснефти», увеличивается, — говорит Корнилов. — У «Газпром нефти» тоже всегда есть «старший брат», у которого пока нет проблем с привлечением заемных средств с международных рынков капитала.

По словам Корнилова, из нефтяной отрасли наибольшее воздействие санкции оказали на НОВАТЭК. «Это проект «Ямал СПГ», где есть потребность проектного финансирования — 70% от суммарного бюджета проекта в $27 млрд, с которым теперь вероятно возникнут проблемы», — говорит он.

Для финансового сектора сокращение срока кредитования с 90 до 30 дней вряд ли будет иметь решающее значение. «Видимо, эта мера рассчитана на психологический эффект», — полагает начальник аналитического департамента БКФ Максим Осадчий.

Положение организаций из российского финансового сектора за рубежом уже достаточно тяжелое, так что серьезно ухудшить его сложно.

«Думаю, что госбанки и сейчас не пользовались даже 30-дневными кредитами. Поскольку очень велики риски и лимиты на Россию закрываются», — говорит Осадчий. Эксперт отмечает, что у многих госбанков в Европе есть дочерние структуры, на которые санкции формально не распространяются. Однако эта лазейка не оказывает существенного влияния на ситуацию. «То есть без всяких санкций западные банки отказываются выдавать какие-либо кредиты российским финансовым учреждениям», — объясняет он.