Кого слушает президент

БРИКС против санкций

БРИКС оформляется в полноценный политический и экономический союз

Рустем Фаляхов, Иделия Айзятулова 21.07.2014, 10:41
Лидеры стран БРИКС AP Photo/Eraldo Peres
Лидеры стран БРИКС

Союз развивающихся стран — БРИКС — готов вырасти из клуба по интересам в жестко организованную глобальную структуру и стать противовесом США и ЕС, свидетельствуют итоги саммита БРИКС в Бразилии. Но институционализация БРИКС займет годы, и заинтересованность в ней неочевидна для всех его членов.

Финансовая подушка на $200 млрд

Саммит глав государств — членов БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР), состоявшийся на прошлой неделе в Бразилии, сделал серьезную заявку на рост политического авторитета этой организации на международной арене.

Это оказывается еще важнее в свете резкого усложнения геополитической обстановки и рисков изоляции России после падения малайзийского самолета над Донецкой областью и ужесточения санкций.

Страны БРИКС договорились выступать с единых позиций по вопросам глобального развития, говорил президент Владимир Путин, выступая перед участниками саммита. И единая позиция, в частности, России и Китая в Совете Безопасности ООН способствовала сплочению Евросоюза и США в вопросе о предотвращении иностранного военного вторжения в Сирию, отметил Путин.

Усиливается влияние БРИКС и на формирование мировой финансово-экономической архитектуры, в частности в деле либерализации МВФ. Активная позиция России объясняется необходимостью диверсификации рынков и укреплении отношений с другими странами, отчасти вопреки росту влияния США.

БРИК, обозначенный сотрудником инвестбанка Goldman Sachs Джимом О'Нилом в 2001 году и созданный по инициативе Путина в 2006 году, все отчетливее превращается из клуба по интересам, пусть это даже будет клуб крупнейших развивающихся экономик, в хорошо организованную структуру. В 2010 году к блоку присоединилась ЮАР, добавив в аббревиатуру лишнюю букву. У БРИКС пока нет ни руководящих, ни исполнительных органов, но обязательства, взятые на себя, блок выполняет. За год, прошедший с предыдущего саммита в Дурбане, были реализованы все планы, заявил Путин на саммите. Созданы новый Банк развития и пул условных валютных резервов стран БРИКС. Учредительные документы этих финансовых институтов были утверждены на саммите, но должны еще пройти процедуру ратификации в парламентах пяти стран.

Суммарный ресурс банка и валютного пула БРИКС составит $200 млрд. Банк и Резервный фонд фактически станут первыми исполнительными органами БРИКС. Они закладывают основы для координации макроэкономической политики пяти стран.

Конкуренты МВФ и ЕБРР

Банк БРИКС станет одним из крупнейших финансовых институтов развития в мире и будет конкурировать с ЕБРР. А пул валют (еще его называют резервным фондом) — это прямой аналог МВФ. Причем параллели с МВФ и ЕБРР — это не экспертная оценка, официальные заявления чиновников, участвовавших в подписании документов саммита, в частности главы российского Центробанка Эльвиры Набиуллиной.

Резервный фонд БРИКС уже назван мини-МВФ. До кредитного потенциала МВФ ему еще далеко. И стран-участниц не 188, как у МВФ, а всего 5. Но, кажется, никто не спорит, что первые финансовые структуры БРИКС идут тем же путем, что и те 29 стран, которые в 1944 году на конференции ООН в Бреттон-Вудсе, штат Нью-Хемпшир, США, создали МВФ и Всемирный банк. Для того чтобы способствовать восстановлению международной финансовой системы после Второй мировой войны. Войной сейчас никого не удивишь, и потребность в ресурсах для восстановления экономики имеют многие страны.

В перспективе ресурсами банка и фонда БРИКС смогут воспользоваться не только члены БРИКС, но и другие страны. Потребность в этом, как показал визит Путина в Латинскую Америку, имеется. На помощь рассчитывают Аргентина, Куба, Венесуэла, Уругвай, Боливия, Никарагуа…

Латинский вектор

Путин поехал в Латинскую Америку показать силу Москвы, оценила визит The Guardian. По мнению обозревателя газеты, российский лидер стремился доказать, что Россия является мировой, а не региональной державой, каковой ее назвал президент США Барак Обама. И как мировая держава, Россия готова помогать другим странам. Например, Кубе в преодолении проблемы американского эмбарго или Аргентине по спору о Фолклендских островах с Британией.

The Guardian подметила важную особенность становления БРИКС: очередное охлаждение отношений между Россией и США, нарастающий вал экономических санкций дали импульс для развития внешнеполитических контактов России, в том числе в рамках БРИКС.

Кому-то кажется, что БРИКС развивается слишком вяло. Кремль уверен, что формирование БРИКС идет в четко заданном ритме.

Но сейчас главный вопрос: насколько глубоко страны БРИКС могут продвинуться в координации совместных усилий? Где конечный пункт институционализации БРИКС как глобальной структуры? Сможет ли БРИКС составить конкуренцию, например, «большой двадцатке» и G7, из которой Россию попросили? При том что ни G20, ни G7 не являются, как показал текущий финансовый кризис, идеальными инструментами противодействия кризису. И G20, ни G7 упрекают в аморфности структуры и необязательности исполнения принятых решений.

Больше союзов, хороших и разных

Похоже, БРИКС будет вынуждена пережить те же генетические проблемы, что и «старшие товарищи».

Слишком много внутренних противоречий и разнонаправленных интересов. К ним добавляются доморощенные проблемы: объем взаимной торговли членов БРИКС не превышает 6,5% общего товарооборота. Ни одна страна блока не выступает ведущим торговым или инвестиционным партнером другой. Геополитические интересы также согласуются слабо.

Например, Бразилия, организовавшая у себя саммит в этом году, не склонна переоценивать БРИКС хотя бы по той причине, что для нее важнее членство в МЕРКОСУР — Аргентина, Венесуэла, Уругвай, Парагвай. Бразилия рассматривает МЕРКОСУР как основной плацдарм для укрепления своего влияния в регионе. В процессе вступления в этот таможенный союз находится Боливия. Приглашение вступить в этот союз получил Эквадор, а число ассоциированных участников пополнилось в 2013 году Гайаной и Суринамом.

Бразилия, кроме того, основатель другого интеграционного объединения — УНАСУР (Союз южноамериканских наций), включающего все страны Южной Америки. И наконец, Бразилия инициировала создание организации по экономическому и политическому сотрудничеству СЕЛАК (сообщество всех латиноамериканских и карибских государств).

Сноуден укрепил военное сотрудничество

Серьезным камнем преткновения для БРИКС может стать желание координировать военное сотрудничество. У Москвы и Пекина такое желание есть. «Мы хотели бы действовать более слаженно в вопросах военного сотрудничества и безопасности», — цитировало китайское информационное агентство «Синьхуа» лидера КНР Си Цзиньпина после встречи с Путиным на полях саммита БРИКС. Объявленный Обамой на втором году президентства «поворот в Азию» был воспринят в Пекине как плохо завуалированная попытка укрепить военные союзы с его соседями — Японией, Южной Кореей, Филиппинами и Малайзией. С этими странами у Китая есть нерешенные территориальные споры.

Так что военное сближение России и Китая не противоречило бы взаимным интересам. С Индией у России тоже есть, как выразился Путин на встрече с премьер-министром Индии Нарендрой Моди, «абсолютный консенсус» по военно-техническому сотрудничеству. После того как Эдвард Сноуден разоблачил Агентство национальной безопасности США, которое в числе прочего прослушивало телефоны первых лиц Бразилии, отношения США и Бразилии охладели, что также создает почву для сближения.

А вот для ЮАР ситуация поменялась на противоположную. Когда ЮАР присоединилась к БРИКС, она предполагала использование веса этой организации для того, чтобы добиться перемен в глобальном управлении и изменить тенденции в политике последнего десятилетия. «Однако с момента политической трансформации Южной Африки в 1994 году ее внешняя политика направлена не на усугубление конфликтов, а на пути мягкого их разрешения. По этой причине формализация БРИКС, а уж тем более военный союз в рамках БРИКС вряд ли возможен. Во всяком случае, ЮАР будет обеспокоена его появлением», — говорит Элизабет Сидиропулос, директор Южноафриканского института международных отношений (SAIIA).

Китай — слишком большая проблема

Россия в блоке БРИКС выступает политическим локомотивом, Китай — финансовым. Финансовая мощь Китая, второй экономики мира, как это ни странно, также является проблемой для стран БРИКС. Китай обязался вложить в Банк развития БРИКС $41 млрд из $100 млрд. И был готов вложить больше, но натолкнулся на сопротивление других стран-участниц, в частности Бразилии.

Бразилия сопротивляется наплыву дешевых китайских товаров на свой рынок и ввела торговые барьеры, чтобы предотвратить банкротство предприятий легкой промышленности страны. В России аналогичная проблема. С той лишь разницей, что российские власти, кажется, уже перестали сопротивляться наплыву дешевого китайского ширпотреба и российский легпром давно перестал существовать.

Четыре из пяти стран БРИКС недовольны тем, что Китай поддерживает заниженный курс юаня по отношению к другим валютам. Это делает китайские товары более конкурентоспособными на мировом рынке. Маловероятно, что Россия или Индия смогла повлиять на амбиции Поднебесной и переубедить своего партнера по БРИКС начать процесс либерализации курса национальной валюты. Это не под силу даже США. Это означает, что Китай будет автоматически против формализации работы БРИКС. В противном случае члены БРИКС могут принудить Китай к принятию решений, которые ему невыгодны.

Переход на единую валюту при взаимных расчетах, как в Евросоюзе, также маловероятен в ближайшей перспективе, отмечают эксперты.

«Любая договоренность о валюте, которая заменит доллар, повлияет на власть, которую Соединенные Штаты имеют над мировой экономикой. Но это также потребует высокого уровня экономического взаимодействия, что нереально на текущей стадии существования БРИКС», — говорит Фабиано Мельничук, директор института изучения международных отношений Audiplo.

Бернанке обвалил БРИКС

Придать БРИКС более жесткую структуру мешает экономический спад. Мельничук считает, что экономическую базу усиления БРИКС подорвал Бен Бернанке, объявивший о сворачивании программы количественного смягчения и спровоцировавший отток капитала с развивающихся рынков.

«После отмены политики количественного смягчения развивающиеся рынки начали страдать из-за оттока капитала в развитые страны, что привело к росу ставок. В свою очередь, центральные банки развивающихся стран вынуждены увеличивать ставки, что негативно влияет на их ВВП», — пояснил «Газете.Ru» Мельничук. Сейчаc страны БРИКС действительно озабочены спадом своих экономик, но саммит поможет сплотить ряды, нарастить товарооборот и поднять значимость организации на международной арене», — сказал «Газете.Ru» Джейшри Сенгупта, старший научный сотрудник Observer Research Foundation в Нью-Дели (Индия). Индийский эксперт считает, что БРИКС уже показал миру, что власти Евросоюза, США и G7 есть альтернатива как в сфере финансов, так и в сфере развития международных институтов. «Создание нового Банка развития и пула условных валютных резервов стран БРИКС — это не цель, а видимый результат сотрудничества, которое активно развивается по трем десяткам направлений», — солидарен бразильский шерпа Граса Лима. По его словам, «сейчас было бы, возможно, преувеличением, но отнюдь не абсурдом говорить о рождении новой международной финансовой системы», сравнимой с той, что была создана в Бреттон-Вудсе в 1944 году и в главных чертах действует по сей день.

Неформальные отношения долговечнее

Жесткая структура организации и обязательность решений поставят под угрозу саму инициативу БРИКС, потому что появление обязательства достичь соглашения по конкретным вопросам увеличивает шанс разлада во взаимоотношениях, отмечает Фабиано Мельничук. «Результатом формирования жесткой структуры БРИКС может стать раскол группировки и восстановление структуры IBSA — Индии, Бразилии и ЮАР. Гибкость структуры предпочтительнее для сохранения БРИКС», — говорит Мельничук. Другие формы институционализации, например создание Банка развития, как нельзя лучше подходят для примирения разнонаправленных интересов стран — членов БРИКС.

Не переоценивает значение БРИКС и самый скромный по экономическому потенциалу ее представитель — ЮАР. По словам Элизабет Сидиропулос, БРИКС хорош именно тем, что это неформальное образование, его члены готовы сотрудничать и вырабатывать совместные подходы к любой повестке. Но преобразование БРИКС в формальный союз, в постоянно действующий законодательный и исполнительный орган принципиально изменит природу и динамику развития БРИКС, поскольку жесткая нормативно-правовая база может в будущем подорвать отношения между странами с разными экономическими и политическими позициями, а также взглядами на проблемы безопасности.