Набиуллина не хочет в 90-е

Эмиссионного стимулирования проблем бюджета и бизнесменов-неудачников не будет

Павел Сморщков 02.07.2014, 10:59
Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина РИА «Новости»
Председатель Центрального банка РФ Эльвира Набиуллина

Несмотря на все атаки, Банк России продолжит бороться с ростом цен и не будет покрывать недостачи государства и бизнеса за счет печатного станка. Глава банка Эльвира Набиуллина уверена, что 4-процентная инфляция — лучшая помощь экономике. Но и усилий ЦБ окажется недостаточно, если не будет создано условий для привлечения инвестиций.

Банк России не будет финансировать дефицит бюджета и долги бизнеса за счет дополнительного печатания денег, категорично дала понять его глава Эльвира Набиуллина 1 июля на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге.

«Мы видим, как усилились предложения по смягчению денежно-кредитной политики, — заметила Набиуллина. — Более того, стали возникать предложения, прямые и завуалированные, по сути, начать использование эмиссионного финансирования бюджета и долгов предприятий».

Лихие 90-е

«Считаю такие предложения неприемлемыми, они могут отбросить нашу страну далеко назад, в период начала 1990-х годов», — подчеркнула глава ЦБ.

В тот период финансовые проблемы государства и предприятий решались незатейливо: Центробанк наращивал денежную массу. Это неизбежно приводило не просто к инфляции, а к гиперинфляции. На протяжении всей первой половины 1990-х годов годовые темпы роста цен были как минимум трехзначными, а в 1992 году инфляция превысила 2500%. В том же году агрегат М2 денежной массы (наличность и средства на счетах, кроме кредитных организаций) вырос почти в семь раз.

Рубль перестал играть роль денег, он был негодным средством расчета, не позволял осуществлять накопления, а значит, инвестиции, подрывая мотивацию к долгосрочному планированию и вообще к наемному труду и предпринимательству. В этой ситуации ни о каком экономическом развитии или трансформации речи идти не могло.

«Основной урон инфляция наносит производственным отраслям экономики, где оборачиваемость капитала достаточно медленная, фактически высокая инфляция позволяет развиваться лишь сырьевому сектору и сфере услуг, где оборачиваемость быстрая», — отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Андрей Кочетков.

Благодаря ужесточению монетарной политики ЦБ темпы роста цен удалось быстро сбить. В преддефолтном 1997 году инфляция составила 11%. После преодоления дефолтного шока в середине 2000-х цены росли темпами 9–12% в год. В 2011–2013 годах годовая инфляция не превышала 7%.

Ее борьба

С приходом на пост главы ЦБ прошлым летом Эльвира Набиуллина словом и делом показала, что намерена неуклонно двигаться в заданном направлении. В частности, чтобы избежать дополнительного инфляционного всплеска из-за обвала рубля этой весной, совет директоров банка принял решение резко повысить ключевую ставку с 5,5%, доведя ее до 7,5%.

Центробанк не обязан решать общеэкономические проблемы, одна из его основных функций помимо эмиссионной — финансовая стабильность. Главная угроза этой стабильности исходя из целей ЦБ — высокая инфляция. Банк России постепенно переходит к ее таргетированию, то есть умеренный рост цен должен обеспечить нормальное функционирование финансовой системы России.

Но после трех относительно удачных лет в этом году инфляция грозит выйти из берегов.

«Годовая инфляция пока продолжает расти, последнее значение — 7,66%», — указала Набиуллина. При том что изначально целевой ориентир ЦБ на 2014 год был 5%, сейчас ожидается около 6%.

«Банк России находится в сложном положении: с одной стороны, темпы роста экономики не превышают 1%, что вызывает вполне объяснимое желание их ускорить хоть за счет смягчения денежной политики, с другой — темпы роста инфляции, увеличившиеся до 7,6% в годовом выражении за счет сочетания девальвационного эффекта и временного ускорения роста цен на ряд важных позиций продовольственной корзины, требуют весьма взвешенного подхода к изменению политики», — отмечают эксперты Центра экономического прогнозирования (ЦЭП) Газпромбанка.

При этом таргетирование инфляции не противоречит задачам экономического роста, совсем наоборот, указала Набиуллина. «Свою роль в создании условий для экономического роста, повышении благосостояния людей ЦБ видит в стабилизации инфляции в среднесрочной перспективе на уровне 4%, в формировании на этой основе институтов длинных денег, контроле за финансовой стабильностью и повышении устойчивости финансовой системы в целом», — заявила она.

Эксперты «Газеты.Ru» в целом признают правоту главы ЦБ, для которого рост цен сейчас главная проблема. Тем более что с учетом их динамики по итогам полугодия годовая инфляция вряд ли останется в рамках даже скорректированного ориентира ЦБ. «На текущий год хорошим результатом будет 6%, — оценивает Кочетков. — На вторую половину 2014-го окажет значительное влияние ситуация в сельском хозяйстве, что является сложнопрогнозируемым ежегодным фактором».

«По итогам 2014 года темпы роста инфляции составят более 6,5%», — прогнозируют в ЦЭП Газпромбанка.

«Величина накопленной инфляции уже оценивается в 5,3% с учетом данных на 23 июня (+4,6% к началу года) и вклада от утвержденного изменения цен на отдельные товары и услуги (0,6–0,7 п.п.). Таким образом, чтобы выйти по итогам года на 6%, темпы месячной инфляции должны замедлиться до 0,1% в месяц (сейчас темпы инфляции не снижаются ниже 0,1% в неделю)».

«Слова Набиуллиной о том, что использование эмиссионного механизма финансирования отбросит страну в начало 90-х, близки к истине, — соглашается Кочетков. —

Любые попытки включить печатный станок в России приведут к росту темпов инфляции. Соответственно, это поставит жирный крест на всех усилиях по созданию условий для появления длинных инвестиционных денег.

Благодаря строгой политике ЦБ рубль стал пользоваться доверием у населения, а инфляция в России снизилась до вполне приемлемых 6–7%. Однако и этого мало, если судить по кредитным ставкам. Если же темпы роста цен ускорятся, то стоимость кредитов вновь возрастет. Уже сегодня мы наблюдаем рост ставок по депозитам в основных банках, а вместе с ними и рост ставок по кредитам. Соответственно, происходит удорожание длинных денег для производств, для новых экономических субъектов, а также для граждан. А это может привести к снижению потребительской активности, угрозе ипотечному финансированию строительства, созданию новых производственных рабочих мест».

Более того, в создавшихся условиях Центробанк еще и не так суров, как мог бы быть.

«Нельзя сказать, что Банк России проводит однозначно жесткую политику, что подтверждается ростом ключевой ставки с 5,5 до 7,5%», — оценивают эксперты Газпромбанка.

«С другой стороны, вводятся более тонкие инструменты, позволяющие получить рефинансирование под более низкую ставку, темпы роста расширения кредитного портфеля остаются достаточно высокими. Темпы роста кредитов предприятиям с исключением валютной переоценки не сокращаются на протяжении года, а темпы роста кредитов населению все еще превышают 25%».

Необходимо, но недостаточно

Другой вопрос, что инфляция в России имеет во многом немонетарный характер, дополнительный рост цен обусловлен недостатком конкуренции и сильным административным давлением. Поэтому аналитики сомневаются, что ЦБ выполнит план по инфляции в 4% в случае оживления экономики. «Желаемые 4% достижимы в перспективе двух-трех лет при условиях достаточно стабильной ситуации в российской и мировой экономике, — считает Кочетков — Снижение инфляции до 4% мы оцениваем как событие возможное, но маловероятное.

При вкладе административного фактора, ежегодно привносящего более 2 п.п. в увеличение цен, вклад увеличения остальной 80% товарной массы также должен устойчиво укладываться в 2%, подсчитывают эксперты ЦЭП.

Это возможно, но последний раз подобные темпы роста наблюдались только в начале 2010 года, когда потребительский спрос в России и рост доходов населения находились на грани стагнации. В условиях более активного экономического роста и дефицита на рынке труда это маловероятно».

Если Банк России хотя бы приблизится к среднесрочной цели относительно инфляции, это может способствовать выходу из экономической стагнации, тем более что предпосылки к этому уже есть. «Ослабление рубля на фоне стабильных цен на нефть уже обеспечили дополнительными доходами и бюджет, и экспортные компании, сократили импорт, что должно позитивно сказаться на экономическом климате», — надеются в Газпромбанке.

Но влияние ЦБ ограничено монетарной политикой, поэтому его усилий по обузданию инфляции будет недостаточно для запуска инвестиционного процесса. «Отказ от эмиссионного финансирования бюджета — позиция правильная, но в ситуации недостаточности денежных средств необходимо срочно предпринять шаги по повышению мотивации инвесторов, — советует заместитель генерального директора ГК «Нексиа Пачоли» Юлия Емельянова. — В 2014 году произошел очень существенный отток капитала, и он продолжается, поэтому меры по стимулированию инвесторов — первоочередная задача». Именно в этом и кроется причина эмиссионной атаки на ЦБ. «Привлечение иностранных инвестиций в сегодняшней политической ситуации — задача очень сложная, а для российских инвесторов нужно предусмотреть условия, которые предоставят гарантии, обеспечат получение прибыли, то есть требуют законодательной основы, — рассуждает Емельянова. —

Такие законодательные инициативы невозможны без серьезной проработки, гораздо проще, по мнению многих государственных деятелей, просто включить станок».

Без денег инвесторов развиваться не получится. Но привлечение инвестиций не единственное необходимое условие того, чтобы усилия ЦБ по таргетированию инфляции не пропали втуне для всей экономики. «Нужно брать пример с Китая и повышать количество производственных мощностей, создавать внутреннее производство и предложение», — указывает президент корпорации «Технониколь» Сергей Колесников.

«Инвестиции в новые производства, строительство инфраструктуры, особенно автодорог и аэропортов, создание стабильной законодательной базы (50–60 новых законов в год, а не 500, как сейчас) и сдерживание роста тарифов будут способствовать увеличению предложения товаров, росту производительности труда и снижению инфляционных тенденций», — говорит он.