Проститутки завели Европу

Проститутки и наркоторговля внесены в подсчет ВВП Евросоюза

Екатерина Мереминская 04.05.2014, 08:57
Reuters

Европа посчитала в ВВП проституцию и наркоторговлю, поскольку во многих странах союза эти виды деятельности легализованы. Так, ВВП Великобритании это могло добавить порядка 10 млрд фунтов. России далеко до таких изменений — даже проститутки в РФ против легализации. Пока это является преступлением, нас должна интересовать раскрываемость, а не объемы производства, говорят эксперты.

В апреле Евросоюз подвел итоговые данные по ВВП стран-членов. В данные включается и нелегальная деятельность, такая как проституция и торговля наркотиками. К примеру, ВВП Великобритании эти отрасли добавили около 10 млрд фунтов стерлингов, подсчитали в британском Бюро статистики. Из них 3 млрд фунтов стерлингов в год — проституция, а 7 млрд фунтов — наркоторговля.

Евросоюз собирает цифры в обязательном порядке — для сравнения экономических показателей разных стран, поскольку в ряде них в той или иной степени легализованы проституция и наркоторговля. Брюссель объясняет, что однородные данные по странам необходимы для распределения бюджета. Ранее это предписание игнорировалось, но с 2013 года руководство ЕС потребовало его исполнения. С учетом этих отраслей ВВП Греции может увеличиться сразу на 2%.

Конкретных данных по странам нет, Европейское статистическое агентство они не интересуют. «Теневая деятельность — это всего лишь один из пунктов при составлении национальных отчетов, — ответили «Газете.Ru» в Евростате. — При проверке полноты национальных отчетов государств-членов, Евростат обращает внимание на наличие данных по теневой экономике, но не по отдельным ее статьям».

Проституция получила законные основания в целом ряде стран Европы. В Голландии, Швейцарии, Дании это легальная профессия. С 2002 года проституция для граждан Евросоюза легальна и в Германии. В ряде стран разрешена только проституция, а публичные дома под запретом — такая ситуация в Бельгии, Испании, Италии, Люксембурге, Чехии.

В Норвегии нарушает закон не проститутка, а клиент (преступление грозит штрафом или заключением до 6 месяцев). Такой же закон с декабря 2013 года принят во Франции.

В России проституция была разрешена в XIX веке (знаменитый «желтый билет» выдавался вместо паспорта проституткам и содержательницам «домов терпимости»). В Советском Союзе проституцию запретили, и до сих пор на территории РФ она полностью незаконна. Занятие данным видом деятельности грозит штрафом 1500–2000 руб. (ст. 6, 11 КоАП) , организация проституции — максимально со всеми отягчающими 10 годами тюрьмы (ст. 240–241 УК РФ).

«Вклад добавленной стоимости от занятий проституцией в ВВП России на 2000 год составил $618 млн. По различным оценкам, общее количество проституток только в России составляет 267–400 тыс. человек», — сказано в одной из немногих научных работ, посвященных проституции в России «Экономика нелегального коммерческого секса: красный свет на синем фоне», созданной Марком Левиным и Еленой Покатович в 2006 году при поддержке фонда «Индем» и фонда ГУ-ВШЭ (НИУ ВШЭ).

«Это очень старые и приближенные данные», — рассказал «Газете.Ru» один из авторов работы Марк Левин. Действительно, даже официальные оценки количества занятых проституцией теперь чуть ли не втрое выше. Количество российских проституток Министерство внутренних дел оценивает в 1 млн человек (данные на 2012 год). «Я думаю, что никаких реальных данных нет. Все, что есть, — это, как правило, данные, полученные в результате опросов и экспертных оценок. Но в них не опрашивают проституток, а берут данные из полицейской хроники. И большая часть данных — о рынке женской проституции. Данные по объему детской проституции еще более разрозненны и незначительны», — говорит Левин.

На сайте организации секс-работниц «Серебряная роза» говорится, что женщин легкого поведения насчитывается порядка 2 млн человек.

«На самом деле уже порядка 3 млн, — заявила «Газете.Ru» лидер движения «Серебряная роза» Ирина Маслова. — В кризис количество резко возрастает. Экономическая ситуация нестабильна, и женщина в ней слаба. Плюс прирост дала наша многострадальная Средняя Азия».

«Было бы целесообразно провести исследование на эту тему. Но заинтересованных в этом нет. Сектор не просто связан с большим криминальным бизнесом, в который включены и правоохранительный органы, и рынок незаконного алкоголя, это еще и проблема с точки зрения здравоохранения. Поскольку 80–95% женщин-проституток, по разным оценкам в разных городах, подвержены алкоголизму и наркомании. Это и проблема законной и незаконной миграции в страну, — перечисляет Левин. — Но только исследовав этот рынок, можно будет принять комплексные меры по уничтожению его негативных последствий».

Сами российские проститутки, или, как они предпочитают себя называть, секс-работники, не хотят последовать за европейскими коллегами и не выступают за легализацию именно потому, что это приведет к необходимости платить налоги.

«Нельзя принимать законы, которые делают жизнь человека еще хуже, — говорит Маслова. — Прежде чем взимать налоги, надо дать что-то взамен. А эта группа населения не имеет ни доступа к медуслугам, ни социальных гарантий, ни гарантий безопасности».

Движение «Серебряная роза» выступает за декриминализацию. «В Европе все легально. Но Европа — это верховенство закона. А Россия как была феодальным государством, так и осталась. Здесь легализовывать проституцию нельзя», — убеждена Маслова.

В отличие от предыдущего сектора, торговля наркотиками легализована в меньшем количестве стран и в исследования попадает реже. «Мировой наркотрафик оценивается в сумму $800 млрд ежегодно, что приравнивает его к рынку оборота нефти. Банковская система является одним из основных бенефициаров наркоденег: только 0,5% средств, полученных от реализации наркотиков, конфискуется. Поэтому одна из задач наркополицейских и финансовых разведок государств состоит в том, чтобы затруднить ввод таких денег в банки», — сказал в марте 2012 года директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов.

В российский ВВП не входит ни та ни другая деятельность.

Объем теневой экономики, которую учитывает в своих исследованиях Росстат, составляет порядка 16% ВВП, ее оборот — 7 млрд руб. (данные за 2012 год). Но его методология включает только скрытые доходы от разрешенной законом деятельности и не учитывает черный криминальный сектор.

«Теневой сектор — это производство товаров и услуг, которые отмечены в официальной классификации, но сделанные с нарушениями. Сюда не входит черная экономика. Скажем, производство наркотиков — такой статьи в принципе нет в классификации. Росстат делает досчеты, например, на основе данных потребления электроэнергии сверх заказанного объема, использования других коммуникаций, но детально методология не раскрывается, — рассказал «Газете.Ru» эксперт Экономической экспертной группы Алексей Балаев. — Методология досчета ВВП у нас не менялась с 1990-х годов».

В масштабном исследовании организации Global Financial Integrity (GFI), охватывающем 1994–2011 годы, теневая экономика, в которую входят и такие нелегальные виды деятельности, как торговля оружием, наркотиками и людьми, составляет в России 46% ВВП. России включать в ВВП эти виды деятельности, по мнению экспертов, бессмысленно. «Пока деятельность относится к черной экономике, то есть является преступной, она отражается в другой статистике — в статистике правонарушений.

Относительно этого сектора нас должно интересовать количество преступлений и их раскрываемость, а не объемы производства», — считает Балаев.

Изменение методики расчета ВВП в Евросоюзе эксперты называют здравой идеей. «С учетом того, что это такая значительная часть экономики, ее тоже нужно отслеживать и корректировать методологию, — говорит Балаев. — Учитывая необходимость унифицировать статистику, что для Европы действительно очень важно, может быть оправдано и включение в ВВП видов деятельности, остающихся в конкретной стране нелегальными».

Один из самых известных в мире исследователей теневой экономики профессор австрийского университета Иоганна Кеплера Фридрих Шнайдер рассказал «Газете.Ru», что считает целесообразным включение проституции в ВВП. «Проституция — деятельность, создающая добавленную стоимость, почему бы не включать ее в официальный ВВП, — сказал он. — Нарокторговля по большей части незаконна, и потому это совсем другое дело». Он оценивал размер теневой экономики в России (включает не только проституцию, но и наркоторговлю, коррупцию, а также уход от налогов) в 2003 году в 49%. Рынок нелегальной рабочей силы в России оценивался им в 33 млн человек (данные 2010 года).