Украина судит Сбербанк за терроризм

Украина открыла уголовное дело против Сбербанка

Екатерина Мереминская 17.04.2014, 15:24
Reuters

Генпрокуратура Украины завела уголовное дело против Сбербанка, а также еще 13 банков. Сбербанк подозревается в финансировании терроризма, что в худшем случае может грозить потерей лицензии. Для российской головной организации это будет чувствительной потерей, но пострадать могут и украинский рынок, и Фонд гарантирования вкладов.

Генеральная прокуратура Украины открыла уголовное дело против Сбербанка, который подозревается в «финансировании терроризма», заявил исполняющий обязанности генпрокурора Украины Олег Махницкий. Он отметил, что Сбербанку вменяют статью 258 УК Украины. Сбербанк оказался не единственным в списке обвиняемых. В целом открыты и направлены в суд 300 уголовных дел по 14 банкам, рассказал чиновник в интервью 5-му телеканалу вечером в среду. Никаких подробностей того, все ли 14 обвиняемых — дочерние структуры российских банков и в чем именно их обвиняют, пока не появилось.

Однако другое ведомство, Служба безопасности Украины (СБУ), 15 апреля заявило о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников «одного из российских банков» из-за подозрений в поддержке протестов на востоке Украины.

Какой именно банк имеется в виду, СБУ также не уточняла. Но многие российские «дочки» поспешили заявить о том, что дистанцируются от политики. Проминвестбанк (98,6% принадлежит Внешэкономбанку) пишет, что «был и остается украинским банком». «На протяжении двух десятилетий банк сознательно дистанцируется от большой политики, концентрируясь на банковском бизнесе и развивая экономику Украины, — говорится в официальном заявлении на сайте банка. — Любые предположения относительно участия ПАО «Проминвестбанк» в политических процессах безосновательны и не соответствуют действительности».

Украинский Сбербанк России (100% принадлежит ОАО «Сбербанк России») тогда тоже заявил, что работает «строго в рамках украинского законодательства» и «не имеет никакого отношения к этой ситуации». «Альфа-банк Украина» (входит в «Альфа-Групп») отметил, что «всегда находился вне политики».

Любопытно, что в среду появилось еще одно сообщение о 14 банках — Национальный банк Украины (НБУ) отключил именно такое количество банков от системы подтверждения соглашений на межбанковском валютном рынке из-за «дестабилизирующего влияния» их обменных курсов гривны. Названия этих банков не уточнялись, и не ясно, те же это 14, к которым есть претензии у генпрокуратуры, или нет.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий напоминает, что в марте ЦБ ввел временную администрацию в Москомприватбанке, российской «дочке» украинского Приватбанка. «Мы ждали симметричного хода со стороны Украины, — говорит он. —

Понятно, что российский бизнес, в том числе банковский, будет находиться на Украине под давлением в условиях необъявленной войны».

300 дел — это очень масштабное действие. «Вызывает некоторое удивление сообщение о том, что генпрокуратура Украины возбудила и направила в суд 300 уголовных дел», — говорит «Газете.Ru» руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Максим Кошкин.

«Во-первых, стадии рассмотрения дел в суде предшествует стадия расследования, когда устанавливаются факты, обстоятельства совершенного преступления, и только после этого дело направляется в суд, — поясняет Кошкин. — Во-вторых, ни у нас, ни на Украине нет уголовной ответственности для юридических лиц. Ответственность несут физические лица (им грозит до 12 лет лишения свободы), но пока официально не назван ни один сотрудник банка, который совершил противоправные, по мнению прокуратуры, действия».

«В связи с этим все это напоминает скорее политический демарш, возможно, с некой угрозой интересам «дочек» российских банков», — говорит Кошкин.

Тем не менее уже сейчас следственные действия могут нарушить работу банков. «По обвинению в совершении такого тяжкого преступления, скорее всего, должны проводиться обыски на предмет изъятия документов, подтверждающих платежи, возможно, допросы сотрудников. И если это будет делаться, это не может не отразиться на деятельности банков», — пояснил Кошкин.

Если обвинения, предъявленные украинскому Сбербанку, все-таки относятся к финансированию протестов, это в конечном счете может привести к отзыву лицензии. «В России финансирование терроризма чревато отзывом лицензии», — говорит Осадчий.

В этом случае российские «материнские» банки столкнутся с серьезными потерями. В частности, потери Сбербанка, по подсчетам Осадчего, могут составить примерно $1,5 млрд. «В масштабах Сбербанка это не критично — его активы составляют $0,5 трлн, — но неприятно», — замечает он.

Однако российскими банками список пострадавших не ограничится. Будут потери и со стороны украинских вкладчиков. «Будет ли в случае подобного отзыва лицензии российский банк, даже с учетом репутационных рисков, отвечать по обязательствам своего дочернего банка на Украине — это еще вопрос, — рассуждает Осадчий. —

И еще один очень большой вопрос — хватит ли средств у украинского аналога АСВ, Фонда гарантирования вкладов, чтобы рассчитаться со всеми вкладчиками. И не возникнет ли паника такая, что захлестнет весь украинский рынок».

На 1 марта этого года средства фонда составили 8,2 млрд гривен (около $656 млн).

На украинских «дочек» российских банков приходится весомая часть украинского банковского рынка — более 10% активов всего банковского сектора страны. «Проминвестбанк, «дочка» ВЭБа, и «дочка» Сбербанка входят в десятку крупнейших», — уточняет Осадчий. В Сбербанке заявили, что на групповом уровне, а также в странах присутствия кредитного учреждения «сформированы механизмы комплаенс, позволяющие контролировать реализацию норм национального законодательства в области противодействия финансированию терроризма». Сбербанк подчеркивает, что требования соответствующего украинского и международного законодательства с учетом рекомендаций ФАТФ (Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег) неукоснительно соблюдаются. Пока дочерний банк Сбербанка не получал от прокуратуры Украины никаких обращений и документов и просит предоставить документы, которые дали основания для упомянутого выше заявления, либо опровергнуть его.

Ранее российские банки заявляли об отказе от выдачи новых потребительских кредитов жителям Украины.