Нефть не спасет Россию

Высокие цены на нефть больше не гарантируют стабильность рынка и рост экономики

Ольга Хохрякова 31.03.2014, 08:18
ИТАР-ТАСС

Высокие цены на нефть больше не гарантируют стабильность российскому рынку. Нефть потеряла статус драйвера российской экономики, а политическая ситуация просто обнажила этот факт. Рынку остается рассчитывать только на иностранных инвесторов, отмечают эксперты. Однако в разгар политического кризиса на Украине они к России вовсе не благосклонны.

Коэффициент 120-дневной корреляции между индексом ММВБ и ценами на нефть марки Brent, от которой зависит стоимость российской нефти Urals, достиг в марте -0,2, подсчитало агентство Bloomberg. Это самый низкий показатель с 2003 года.

Коэффициент корреляции принимает значения от -1 до 1. Чем выше показатель, тем большая зависимость величин. Средний коэффициент в течение последних пяти лет составлял 0,42.

Российские фондовые индексы показывали снижение еще в конце прошлого года на фоне ослабления рубля и замедления экономического роста. Стабильные цены на нефть не смогли поддержать котировки. Дальнейшему падению способствовало обострение политической ситуации. В ответ на политику России в отношении Крыма США и ЕС ввели санкции против российских чиновников и предпринимателей, которых называют приближенными к Владимиру Путину. Более того, президент США Барак Обама подписал указ, который разрешает применение санкций к отраслям российской экономики в целом. До этого санкции США, как и ЕС, касались отдельных персон. Россия пока обещала не отвечать санкциями на санкции.

Российский рынок слишком чувствителен к политической напряженности и может резко менять движения как в одну, так и в другую сторону, отмечают эксперты.

После заявления США о введении санкций российские биржи открылись снижением на 3–4%. За последние месяцы капитализация фондового рынка России, по данным Bloomberg, снизилась на $127 млрд.

«Естественно, что фондовый рынок всегда бежит впереди паровоза и, как обычно, мгновенно отреагировал на крымские события», — говорит президент ОАО «Санкт-Петербургская биржа» Евгений Сердюков. Аналитик обращает внимание, что по изменениям цен на российские акции в марте можно проследить, на что именно реагирует рынок.

Например, индекс РТС на фоне эскалации конфликта в Крыму снизился с 3 по 14 марта более чем на 20%. Однако после референдума уже к 19 марта вырос на 15%, несмотря на введение санкций.

«Если напряженность будет спадать, то даже при неблагоприятном экономическом прогнозе наш рынок на фоне глобальной недооценки будет расти и вполне может быстро вернуться на те ценовые уровни, которые мы видели до начала кризиса, — говорит Сердюков. — В противном случае российский фондовый рынок, конечно же, еще сможет неприятно удивить многих покупателей наших акций, когда он начнет валиться, несмотря на всю свою гигантскую потенциальную привлекательность.

Деньги, как известно, любят тишину и жутко боятся пушек».

Цены на нефть последние месяцы остаются стабильно высокими, в диапазоне от $100 до $110. Баррель нефти марки Brent днем 28 марта стоил $108,1.

«Мы видим отрицательную корреляцию, и это говорит о том, что что-то не так с самим российским рынком, а не с нефтью», — говорит аналитик UBS Константин Черепанов.

Раньше высокие цены на нефть двигали вверх акции нефтяных компаний, которые составляют значительную часть в индексе, питали ВВП и потребительский спрос, что, в свою очередь, двигало вверх прибыль компаний, ориентированных на внутренний рынок.

«Сейчас отсутствие корреляции между нефтяными котировками и фондовым рынком говорит о том, что высоких цен на нефть недостаточно для того, чтобы российский рынок рос. Корреляция нарушилась и стала даже негативной, то есть зависимость от цен на нефть растворилась, при том что сами цены на нефть остаются довольно высокими, — говорит Черепанов. — Инвесторы фокусируются на других вещах, таких как риски, слабеющая валюта, что тоже оказывает давление на российские акции.

Основной вывод: цены на нефть были двигателями рынка, но теперь они таковыми не являются».

Тем временем международные рейтинговые агентства Standard & Poor's и Fitch из-за обострения геополитической ситуации и рисков замедления роста российской экономики на прошлой неделе ухудшили прогнозы по рейтингам России со стабильного до негативного.

Все это сильно уменьшило инвестиционную привлекательность России, что сейчас становится одним из важнейших факторов. По словам экспертов, состояние российской экономики в большей степени будет определять политика.

«Пока у нас нет сильного внутреннего инвестора, мы будем постоянно зависеть от того, что думают о нас западные инвесторы и готовы ли они вкладывать деньги в покупку наших акций», — говорит аналитик ИФД «Капиталъ» Виталий Крюков.

Вероятно, можно будет увидеть притоки спекулятивного капитала, считает эксперт, учитывая сильное падение акций. «Но это не долгосрочные деньги. Сегодня они приходят, завтра уходят», — отмечает Крюков.

С 2001 года, по данным Bloomberg, цены на нефть выросли более чем в пять раз, что привело к росту индекса ММВБ на 536%. Однако рос не только фондовый рынок, но и ВВП страны. В итоге Россия поднялась до позиции восьмой крупнейшей экономики мира. Однако времена, когда дорогая нефть стимулировала рост экономики страны, прошли.

Рост цен на нефть был важен до кризиса 2008 года, поскольку сигнализировал о благоприятной экономической ситуации в стране и, таким образом, привлекал иностранных инвесторов, говорит главный экономист «Уралсиб кэпитал» Алексей Девятов.

«Тогда, в 2006–2007 годах, мы видели значительные притоки капитала в страну, что влияло на экономический рост, — говорит эксперт. — Сейчас, особенно в свете последних политических событий, у инвесторов другое отношение к России, и высокие цены на нефть не помогают. То есть сигналы сейчас идут больше со стороны достаточно низких темпов экономического роста и со стороны политики. Поэтому сейчас мы видим беспрецедентно большой отток капитала, что еще больше затормозит рост российской экономики».

Повышение или понижение стоимости нефти само по себе не будет значительно отражаться на экономическом росте, поскольку Россия уже производит нефть практически на максимуме своих возможностей, отмечает эксперт. При этом косвенное влияние остается.

«Даже если цены будут расти, вряд ли мы увидим большие темы роста производства нефти. Соответственно, на реальный ВВП это не окажет значительного влияния, — говорит Девятов. —

Влияние может быть косвенное, за счет того, что дополнительные нефтяные доходы пойдут в бюджет, в том числе на рост государственных расходов, выплаты бюджетникам. И это поддержит потребительский спрос. То есть небольшой эффект второго порядка мы здесь увидим. Точно так же и со снижением цен на нефть».

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова отмечает, что c точки зрения платежного баланса рост цен на нефть нейтрализуется оттоком капитала. «Второй фактор — нефтяные сверхдоходы идут в резервный фонд, поддерживая уровень сбережений государства, — рассказывает эксперт. — А государство тратит эти деньги на поддержание доходов населения, которое, в свою очередь, приобретает все больше импортных товаров, а не товаров российского производства». Таким образом, влияние растущих нефтяных цен на экономический рост нивелируется.

Доходы от экспорта нефти и газа по-прежнему составляют больше половины бюджета России. В январе 2014 года, по данным Федеральной таможенной службы, доходы государства от экспорта нефти составили $13,47 млрд. Всего за предыдущий год — $173,7 млрд, в физическом выражении экспорт составил 236,6 млн тонн сырья за 2013 год.