Кого слушает президент

С легким кошельком на родину

Стартовала очередная кампания по деофшоризации российской экономики

Рустем Фаляхов 19.12.2013, 01:53
Бизнес вывел за рубеж по сомнительным основаниям $22 млрд iStockphoto
Бизнес вывел за рубеж по сомнительным основаниям $22 млрд

Бизнес вывел за рубеж по сомнительным основаниям $22 млрд, подсчитал ЦБ. Прибыль традиционно осела в офшорах. Сами офшорные юрисдикции заверяют, что стали белыми и прозрачными. А российский бизнес гадает, как власти будут проводить деофшоризацию: выкручивая руки или создавая конкурентную правовую систему.

Вывоз капитала за рубеж по сомнительным схемам в январе — сентябре 2013 года составил около $22 млрд, сообщила в среду председатель ЦБ Эльвира Набиуллина.

В прошлом году офшоры пополнились за счет российского бизнеса на $39 млрд.

«К сожалению, 2013 год подтверждает сохранение проблем в этой сфере», — признала глава ЦБ.

Для нелегального вывода доходов в офшоры бизнес приспособил пространство Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. «Мы вынуждены констатировать, что в последнее время для этих целей недобросовестными хозяйствующими субъектами активно используются возможности, связанные с облегченными процедурами перемещения товаров и контроля в рамках Таможенного союза», — сказала Набиуллина.

По оценкам ЦБ, в 2012–2013 годах из России через ТС было выведено $47 млрд.

Чтобы знать в лицо каждого

Вслед за ЦБ темой обеления доходов озаботилась Федеральная налоговая служба, предложив снять тайну с налоговой отчетности компаний. «Данные налоговой отчетности компаний должны перестать быть коммерческой тайной. Для того чтобы мы с вами вместе могли оценивать, с кем мы работаем», — сообщил в среду заместитель руководителя ФНС Даниил Егоров, напомнив, что ранее была отменена тайна бухгалтерской отчетности.

В Минфине «Газете. Ru» сообщили, что готовят поправки в законодательство, которые будут способствовать деофшоризации. Сейчас «обсуждаются концептуальные вопросы по решению проблемы деофшоризации».

Офшор — это не только льготы по налогам, предупреждает Валерий Тутыхин, партнер John Tiner & Partners. «Юрисдикция предполагает создание стандартного недорогого сервиса по регистрации бизнеса. Фактически облегченная процедура покупки прописки с целью обеспечения гарантий прав собственности. Также обеспечивается удобство защиты интересов собственников бизнеса в случае корпоративных споров за счет гибкости корпоративного права», — говорит юрист, напоминая, что информация о бенефициарах бизнеса в офшорах хорошо защищена.

Активизировать борьбу с уклонением от налогов и вывода прибыли в офшоры призвал президент Владимир Путин, выступая 12 декабря с посланием Федеральному собранию. «Хотите в офшорах — пожалуйста, но деньги сюда», — заявил Путин, обозначив тем самым вектор деофшоризации. Компании, которые работают в России, но зарегистрированы в иностранной юрисдикции, не должны пользоваться мерами господдержки, получать кредиты от институтов развития и исполнять госконтракты, сказал Путин.

Контролируемая государством «РусГидро» планирует переоформить кипрские офшоры под российскую юрисдикцию к концу 2014 года, заявила компания в среду. Частная компания Олега Дерипаски «Русал» тоже разработала поэтапный план по возвращению бизнеса с Кипра на родину, но конкретной даты не назвала.

Российский бизнес сейчас гадает, как будет проходить процесс деофшоризации. Дело в том, что власти не всегда были последовательны в этом вопросе. В марте этого года премьер Дмитрий Медведев предложил рассмотреть возможность формирования в России собственной офшорной зоны — на Дальнем Востоке, на Курилах. Российский офшор премьер рассматривал в качестве альтернативы популярному у российских олигархов Кипру.

«Думаем, что это шутка», — прокомментировал тогда источник «Газеты.Ru» в Минфине. На вопрос, что надо сделать, чтобы из Сахалина сделать Кипр или Гонконг, источник ответил: «Мы вообще-то Гонконг и Кипр хотели в Москве строить. МФЦ называется». Сейчас об идее дальневосточного офшора никто и не вспоминает. Но осадок у бизнеса остался. А создание международного финансового центра в Москве хотя и продолжается, но вызывает скепсис у тех, для кого, собственно, он создается.

Попытки создать офшорные зоны в России не были результативными, напоминает и глава Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлия Цепляева. «При президенте Борисе Ельцине было несколько попыток создать офшорные зоны внутри страны, в том числе особую экономическую зону в Ингушетии, но все эти попытки оказались неудачными. Офшорные зоны не смогли привести к развитию отстающих территорий, а с другой стороны, не смогли привлечь туда компании», — говорит она.

Удар по центрам прибыли

Если в этот раз под деофшоризацией подразумевается нанесение удара по центрам прибыли, через которые кешируются активы, это одна история. И здесь следует уточнить, что офшор – не единственный канал для инвестирования, говорят участники рынка.

«Но, может быть, у власти есть намерение приблизить российское законодательство к англо-саксонской правовой системе, применяемой в офшорах, и комфортной для бизнеса и эффективно защищающей право собственности, тогда это совсем другая история, которую бизнес приветствует», — рассуждает один из представителей бизнеса.

Поддержал деофшоризацию центров прибыли (когда производство находится в одной стране, а прибыль концентрируется в другой, в офшоре) и Владимир Потанин, президент инвестиционной компании «Интеррос» и гендиректор «Норильского никеля».

«Правильная и нужная для экономики идея. Если бизнес находится в России, то он должен здесь платить налоги и здесь реализовывать всю социальную нагрузку. Нельзя уводить деньги из страны, в которой их зарабатываешь», — сказал «Газете.Ru» Потанин.

«Интеррос» инвестирует в отечественные компании. Например, «Норильский никель» и «Роза Хутор» являются российскими юридическими лицами и все налоги платят в России, добавил Потанин.

Изюминку добавляет неофициальная информация с рынка о темпах вывода прибыли в офшоры — она в разы превышает официальную. Третий квартал этого года стал рекордным за всю новейшую историю по оттоку капитала, утверждает один из бизнесменов. Из России выведено $28 млрд. Прежний квартальный рекорд — $20 млрд.

Переломить эту ситуацию и говорить о массовом возвращении бизнеса в Россию из офшоров, похоже, невозможно, считает один из представителей бизнес-элиты.

«Если учесть, что не более 10% российских собственников умеют эффективно управлять своими средствами, которые они вывели на Запад, то вероятнее всего, эти деньги рано или поздно вернутся в Россию. Вопрос лишь — когда», — уверен он.

Слишком многие увязли

Никакая деофшоризация в России в принципе невозможна, уверен основатель партии «Яблоко» Григорий Явлинский. «Слишком уж большие компании зарегистрированы в офшорах, слишком уж их там много», — говорит Явлинский. Второй аргумент Явлинского — запугиванием, как пытается действовать сейчас российская власть, такие дела не решаются. Нужны институциональные реформы. «России нужна судебная система, которая обеспечит сохранность собственности и даст возможность бизнесу выстраивать перспективу», — считает Явлинский.

Приказной метод действительно не будет эффективным, деофшоризация должна строиться на экономических стимулах, согласен депутат Госдумы Александр Хинштейн. И у России есть позитивный опыт такого рода. «До введения налога на добычу полезных ископаемых большинство нефтяных компании, да и в целом сырьевых, были зарегистрированы в офшорах, а когда ввели налог, они были вынуждены регистрироваться в России», — сказал Хинштейн, уточнив, что пока не очень понимает, как будет действовать механизм двойного налогообложения, предложенный Путиным.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов уверен, что раз уж власти решились на деофшоризацию, «то и налоги придется снижать». Что непривычно для российской власти. Менять менталитет придется и власти, и бизнесу, иначе деофшоризация не выйдет за пределы очередной кампании, уверена депутат, а в прошлом бизнес-вумен Елена Николаева. «Бизнес привык к тому, что надо все отсюда уводить. Это плохая философия», — говорит она.

Все развитые страны борются с офшорами, и идея президента находится в этом тренде. Но деофшоризация – дело тонкое. Тут легко перегнуть палку, считает политик и бизнесмен Михаил Прохоров.

«Офшоры показывают, насколько эффективно работает национальное законодательство, насколько оно конкурентно к другим юрисдикциям. Если слишком увлечься борьбой с офшорами, то компании уйдут кредитоваться на Запад и отечественная банковская система потеряет большое количество заемщиков», — сказал Прохоров «Газете.Ru».

На Кипре есть все

Данные Росстата свидетельствуют о том, что российский бизнес предпочитает инвестировать за рубежом. В первом полугодии из России за рубеж направлено $126,4 млрд инвестиций — почти вдвое больше, чем за первое полугодие 2012 года. При этом прямые иностранные инвестиции в Россию, отражающие долгосрочный экономический интерес, в 10 раз меньше. А среди лидеров по инвестициям в Россию — офшоры. Все любимые российским бизнесом офшоры — на слуху. По объему накопленных иностранных инвестиций в экономике России, по данным за первое полугодие, лидируют Нидерланды — $66,5 млрд, на втором месте Кипр — $64,6 млрд, на третьем Люксембург — $47,9 млрд.

Всего в списке стран-офшоров, утвержденных российским Минфином, 41 страна. Исключения из списка редки. С 1 января этого года из «черного списка» офшоров был исключен Кипр, уточнили «Газете.Ru» в Минфине РФ. Причем Кипр, переживший в начале этого года банковский коллапс, по-прежнему считается у российских компаний самой привлекательной гаванью для инвестиций, отмечает руководитель юридической группы фирмы Cliff Екатерина Манская. «Кипр и Венгрия — лучшие страны для российских инвесторов по совокупности предлагаемых финансовых услуг. На втором месте — Нидерланды и Великобритания. На третьем — Латвия и Дания, хотя есть немало стран, откровенных офшоров, с нулевой ставкой налога на прибыль», — говорит Манская.

Посол Республики Кипр Георгиос Касулидис заявил «Газете.Ru», что вокруг его страны ходит много слухов и домыслов, не имеющих отношения к реальности. «Это заблуждение, что Кипр – офшор, налоговый рай. Это не тот случай. Кипр является надежной юрисдикцией ЕС, еврозоны и оказывает профессиональные услуги в сфере инвестиционной деятельности», — сказал посол.

Радикальных изменений в системе налогообложения на Кипре не произошло даже после того, как тройка кредиторов (ЕЦБ, МВФ, ЕС), выдав Кипру кредит, обязала его следовать определенному плану по оптимизации расходов и совершенствованию корпоративного законодательства. Торговые компании, зарегистрированные на Кипре, облагаются сейчас налогом по ставке 12,5%. Она выросла на 2,5%, но все равно остается одной из самых низких в Европе. Проценты по депозитам облагаются налогом по ставке 30% (ранее 15%).

Кипр удобен для проведения не только финансовых операций по всему миру, но и для инвестирования в туристический сектор, который растет из года в год за счет российских туристов. Кроме того, Кипр приступает к реализации масштабной программы приватизации, включающей объекты энергетического сектора, считает Евгениос Евгениу, гендиректор кипрского офиса PwC.

Кипр предлагает российским инвесторам участвовать в тендере по разработке запасов нефти и газа в исключительной экономической зоне вблизи острова. «Это понятный актив для российского бизнеса. Поставки нефти и газа будут востребованы и на внутреннем рынке, и на внешнем», — сказал «Газете.Ru» Стелиос Триантафилидес, партнер юридической компании Antis Triantafyllides & Sons в Никосии.