Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Промпроизводство выросло в ноль

Промпроизводство в России за 10 месяцев показало нулевой рост по отношению к аналогичному периоду прошлого года

Рустем Фаляхов, Алексей Топалов 18.11.2013, 23:27
iStockPhoto

Промышленное производство в России то росло, то уходило в минус и за 10 месяцев показало нулевой рост к аналогичному периоду прошлого года, подсчитал Росстат. Выйти на годовой рост в 0,7% уже не получится, признают в Минэкономразвития. Бизнес считает, что власти не используют весь арсенал средств для стимулирования роста в промышленности.

Рост промпроизводства в России в 2013 году будет ниже прогноза в 0,7%. Об этом в понедельник заявил замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач, комментируя данные Росстата за январь--октябрь.

«На рост в 0,7% по году мы уже по итогам сентябрьских данных не укладывались», — признал Клепач.

Октябрьские данные, обнародованные Росстатом в понедельник, оказались хуже ожиданий Минэкономразвития: промпроизводство в России сократилось в октябре на 0,1% в годовом выражении, с исключением же сезонного и календарного факторов ушло в минус на 0,6%.

За 10 месяцев (январь--октябрь) 2013 года промышленность не выросла по сравнению с январем--октябрем прошлого года. То есть рост был нулевым к январю--октябрю 2012 года. Тогда промпроизводство выросло на 2,8%, в том числе в октябре — на 1,8%.

1>Стагнация обозначилась уже в сентябре. За девять месяцев промпроизводство показало рост, не превышающий статистическую погрешность – 0,1%. Самым провальным был третий квартал.

По мнению Клепача, в оставшиеся два месяца в промышленности будет рост. О предполагаемом росте Клепач говорил и в сентябре.

Всесезонному оптимизму властей можно позавидовать. У бизнеса диаметрально противоположная оценка ситуации. Еще в мае председатель наблюдательного совета «Базового элемента» Олег Дерипаска в авторской колонке на «Газете.Ru» проанализировал причины спада в промышленности. «Нужно снижать издержки для бизнеса, а для этого менять политику в отношении естественных монополий и добиваться того, чтобы их услуги были доступными и качественными», — сообщал Дерипаска.

По его словам,

необходимо разорвать порочный круг, когда тарифы разгоняют инфляцию, инфляция разгоняет тарифы и процентные ставки по кредитам, «а монополии берут деньги под высокие ставки и закладывают эти издержки в тарифы для потребителей».

Отчасти эти предложения были учтены: в проекте бюджета на 2014 год тарифы естественных монополий будет заморожены для промышленных потребителей. А в 2015–2016 годах их планируется ограничить инфляцией. Для населения тарифы в ближайшие три года будут индексироваться на 70% от инфляции предыдущего года.

Нефтяники тоже предупреждали правительство о грядущем снижении добычи. «Это связано с истощением месторождений Западной Сибири, где ведется основная добыча. Ситуацию удалось стабилизировать за счет введения новых месторождений Восточной Сибири, однако роста добычи это не дало», — говорит источник «Газеты.Ru» в одной из крупных нефтяных компаний.

Необходимо менять налоговую составляющую в «нефтянке», о чем компании также давно и неоднократно говорили, продолжает источник. Например, нефтяные компании предлагали заменить налог на добычу полезных ископаемых налогом на дополнительный доход. Смысл налога в том, что его ставка дифференцируется в зависимости от уровня добычи на каждом конкретном месторождении за определенный период.

Налог на дополнительный доход Минэнерго планирует ввести только в 2016 году, так что эта инициатива не улучшит текущие темпы добычи и производства сырья.

Стагнация нефтедобычи действительно в первую очередь связана с падением производства нефти в Западной Сибири, что частично компенсируется новыми проектами в Восточной Сибири, отмечает Андрей Полищук из Райффайзенбанка. Однако, чтобы переломить ситуацию, необходимо вводить больше месторождений.

«Компании в принципе готовы инвестировать, но для этого нужно, чтобы проекты были рентабельными, а это зависит как раз от налоговых условий», — говорит Полищук, добавляя, что есть проблемы с недостатком спроса. В Европе спрос падает не первый год, страны СНГ, в первую очередь Украина, также снижают потребление. Внутренний рынок растет, но очень медленно, добавляет Полищук.

Мясопереработку душат высокие ввозные пошлины на сырое мясо. «Они выше, чем на готовую продукцию из мяса. Власти поощряют ввоз готовых изделий, а не сырья. Это нонсенс!» — возмущается Вадим Дымов, глава компании-производителя колбасных изделий «Дымов».

Дымов говорит, что его партнеры по бизнесу подумывают о том, чтобы перенести производство в страны Евросоюза – дешевле обойдется производить там и ввозить в Россию.

«Основными факторами, сдерживающими рост в промышленности, я считаю высокую себестоимость сырья и продукции обрабатывающих производств за счет высоких издержек и низкой эффективности», — говорит партнер практика «Промышленность» консалтинговой группы «НЭО Центр» Александр Повалишников.

Государство могло бы в условиях стагнации активнее стимулировать производство путем ввода заградительных пошлин на импортную продукцию и снижением экспортных пошлин на продукцию обрабатывающих производств. Государство должно стимулировать развитие новых предприятий путем компенсации затрат на инфраструктуру, предоставления налоговых льгот и субсидий, льготных процентных ставок по кредитам, добавляет Повалишников.

Среди других внутренних причин падения промпроизводства можно выделить резкое замедление госрасходов и перегрев рынка потребкредитования, отмечает Василий Танурков, заместитель начальника управления анализа рынка акций ИК «Велес Капитал».

«Внешние факторы тоже значимы: инвесторы охладели к развивающимся рынкам. Не в последнюю очередь это охлаждение связано с политическими волнениями в Турции, Бразилии и некоторых других развивающихся странах», — комментирует Антон Шабанов, эксперт банка «БКС Премьер».