Центробанк завел «большого брата»

1 сентября начинает работу мегарегулятор финансового рынка, подотчетный Банку России

Наталия Еремина, Павел Сморщков 01.09.2013, 08:15
Заместитель председателя Банка России Сергей Швецов Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
Заместитель председателя Банка России Сергей Швецов

С 1 сентября в России начнет работать мегарегулятор всего финансового рынка, созданный в рамках Банка России. Помимо надзора над коммерческими банками в его функции будет входить контроль за небанковскими финансовыми организациями, включая страховые компании, компании по управлению активами, пенсионные фонды, брокерские компании, микрофинансовые организации. Возглавит новый мегарегулятор Сергей Швецов.

То, что обсуждалось на протяжении последних шести-семи лет, наконец произошло. Многолетняя дискуссия сторонников и противников создания в России мегарегулятора, казалось бы, закончилась в конце 2012 года решением правительства об интеграции ФСФР и Банка России. Тогда окончательно было определено, что именно сосредоточение функций в руках одного ведомства сформирует единую нормативную базу для функционирования финансового сектора в целом. В результате высокие стандарты, как в банковской сфере, распространятся даже на такие плохо регулируемые области, как микрофинансовые организации и рынок Forex, и это окажет благотворное влияние на весь финансовый рынок.

Последующие месяцы были посвящены законодательному регулированию вопроса о создании мегарегулятора. В конце мая Госдума приняла наконец в первом чтении законопроект, направленный на создание в России финансового мегарегулятора. Для передачи Банку России полномочий ФСФР по нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков пришлось внести изменения более чем в 40 действующих законов.

В июле законопроект был принят в третьем чтении, и с 1 сентября федеральный закон от 23.07.2013 № 251-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с передачей Центральному банку РФ полномочий по регулированию, контролю и надзору в сфере финансовых рынков» вступает в силу (за исключением отдельных положений, которые вступают в силу позже).

Мегарегулятором стала Служба Банка России по финансовым рынкам. Возглавил новый орган первый зампред ЦБ Сергей Швецов — «главный ястреб» ЦБ, как его в шутку называют.

Именно он был в свое время идеологом создания плавающего коридора бивалютной корзины — инструмента, который был запущен ЦБ впоследствии, весной 2009 года, и постепенно трансформировался в режим свободного плавания рубля, которое является сегодня условием инфляционного таргетирования.

Знакомые характеризуют Швецова как очень амбициозного чиновника. «Это мой бывший студент, который хорошо учился. Ему удалось отлично проявить себя в ЦБ, сфера его компетенции быстро расширялась, и в конце концов он стал зампредом. И когда встал вопрос, кто достаточно универсален, кто хороший управленец, кто хорошо понимает рынки, помимо банковского, лучшей кандидатуры придумать было нельзя», — комментирует бывший депутат Госдумы и экс-советник главы Банка России Павел Медведев.

«Думаю, что в самом лоббировании идеи создания мегарегулятора большую роль сыграл именно Сергей Швецов.

У него здоровое честолюбие, и, возможно, он видел себя в роли главы мегарегулятора», — говорит президент Московской международной валютной ассоциации (ММВА) Алексей Мамонтов.

На первых порах, судя по заявлениям нового главы службы, участники финансового рынка больших перемен не почувствуют. Изменения будут происходить плавно, заявил Сергей Швецов.

По его словам, физическое присоединение ФСФР к ЦБ не является созданием мегарегулятора. «Мегарегулятор должен получить синергетический эффект от слияния и технологии, которые позволят ЦБ смотреть на рынок как на единое целое», — подчеркнул он. При этом он заявил о выработке оптимального темпа проведения реформ, чтобы двигаться вперед и «не угробить индустрию». «Российский небанковский сектор развивался так, как он развивался, и та бизнес-модель, которая сейчас функционирует, предполагает тот уровень надзора, который сложился», — сказал Швецов. Он пообещал после обсуждения осенью 2014 года представить концепцию развития финансового рынка.

Экспертам понятно, что новый орган не сможет сразу заняться непосредственно регулированием.

«Новый мегарегулятор может сосредоточиться прежде всего на внутренних вопросах, связанных с большим объемом бюрократических процедур на этапе его образования. Кроме того, в переходном периоде может возникнуть значительная неясность и неопределенность для небанковских финансовых организаций, особенно для сектора страхования, в котором Банк России становится третьим регулирующим органом за последние пять лет», — комментируют в своем отчете аналитики Standard & Poor's.

Чтобы не пугать игроков излишней бюрократией, Швецов даже пообещал «новичкам» уменьшить количество сдаваемой отчетности.

По его словам, служба ЦБ по финансовым рынкам планирует запустить ряд технологических проектов, направленных на снижение административной нагрузки на профучастников и эмитентов, связанных с формированием и передачей отчетности. Служба впоследствии даже может изменить бухучет профучастников, что позволило бы снизить количество отчетных форм, говорит Швецов.

Из других важных сделанных Швецовым заявлений — обещание «холить и лелеять домашнего», российского инвестора, что придаст стабильности российскому финансовому рынку, и активно стимулировать участников к саморегулированию. «Это будет означать, с одной стороны, углубление взаимодействия с участниками рынка, а с другой, повышение ответственности самих участников рынка за будущее индустрии», — говорит он.

Кроме того, глава мегарегулятора также предпринял несколько важных кадровых решений: назначил своим первым заместителем Владимира Чистюхина, возглавлявшего до этого департамент финансовой стабильности Банка России. Теперь Чистюхин будет курировать вопросы страхования, лицензирования, регистрации, микрофинансовую деятельность и отношения с территориями. Также Швецов объявил о повышении фонда оплаты труда в 1,5 раза сотрудникам ФСФР, которые перешли на работу в ЦБ.

Впрочем, судя по комментариям экспертов, несмотря на то что мегарегулятор уже начал работу, для них до сих пор неочевидны плюсы от его создания. «Дорога в ад вымощена благими намерениями. Хорошую затею, как всегда, могут погубить мелочи», — комментирует председатель правления НКО «Лидер» Сергей Блудов.

У него есть большое сомнение в обещанном ЦБ упрощении отчетности. Да и в целом к идее объединения различных функцию в одном органе он относится скептически.

«На мой взгляд, не стоит совмещать регулирующие, надзорные и карательные функции в одном государственном органе. В большинстве стран это разнесено.

Нельзя совмещать взаимоисключающие функции, ставить взаимопротивоположные задачи одному и тому же органу с единым руководством: ЦБ должен смотреть, чтобы банки не разорялись и следили за рисками, а другая половина этого двуглавого орла, наоборот, должна стимулировать экономику через эмиссионные механизмы», — говорит он.

Алексей Мамонтов также имеет свои доводы против мегарегулятора. «С одной стороны, весь штат, ключевые люди почти в полном составе остаются, и мотивация у них повысится, поскольку зарплата будет выше. Однако в рамках единого органа будет проблема взаимодействия внутри самого ЦБ. Сработает закон Паркинсона. Многие департаменты, подразделения будут тянуть на себя эти функции, пытаться расширить круг должностных обязанностей, участвовать в этом регулировании, поднимать свою значимость», — предвидит Алексей Мамонтов.

Он и вовсе называет сам проект «причудой» ЦБ и до сих пор не понимает, зачем надо было все менять. «В том виде, в каком это было до сих пор, было эффективнее.

Было бы лучше, чтобы была отдельная структура, регулирующая всех участников финансового рынка, для надзора и за кредитными и за некредитными организациями», — считает он. У меня негативный прогноз относительно перспектив этого регулятора: пройдет какое-то время, и начнутся сами собой разговоры о том, что пора выделять из ЦБ регулятивные функции и создавать какое-то новое ведомство, которое будет заниматься регулированием финансовых рынков, считает он.

Однако Павел Медведев готов с ними поспорить. Деятельность нового мегарегулятора будет успешна, поскольку он получает дополнительные ресурсы и дополнительный политический вес, чтобы влиять на законодательство и правоприменение. «За год революции, конечно, ожидать не стоит, но лет через пять, надеюсь, мы ощутим улучшение», — говорит Павел Медведев.

В целом же, по мнению Павла Медведева, на банках создание мегарегулятора никак не отразится. Они давно работают с ЦБ и привыкли к его требованиям. Банки даже рады консолидированному надзору.

«Введение единого регулирования, безусловно, окажет положительное влияние на финансовый сектор в целом, повышая прозрачность и расширяя инструментарий ЦБ для воздействия на структурные проблемы банковской системы, кроме того, оно способно повысить устойчивость банковского сектора через ограничения экспорта рисков от смежных участников финансового рынка», — говорит Евгений Бузов, начальник управления анализа рисков на контрагентов СБ Банка.

Тяжелее, скорее всего, станет тем, кто раньше не подчинялся ЦБ и не знаком с его надзорными требованиями.

Непрозрачными и плохо регулируемыми Павел Медведев называет сферу микрофинансовых организаций. Среди них на рынке есть игроки, которые пытаются обойти закон и найти лазейки. Кроме того, сложно, по мнению Медведева, придется страховым компаниям. Среди них есть те, которые сегодня выполняют свои обязательства только после «разговоров» или от которых «вообще ничего не добьешься как от бетонной стены», отмечает он.

Аналитики компании Standard & Poor's подтверждают, что сегодня страховые компании, брокеры и другие небанковские финансовые организации имеют гораздо больше возможностей для нарушения требований регулирования, чем банки. «Они подают отчеты о результатах работы один раз в квартал, а их отчетные периоды значительно длиннее, чем у банков, которые представляют балансы в Банк России ежедневно. Кроме того, формы отчетности для брокеров и компаний по управлению активами, как правило, подготовлены только в соответствии с российскими стандартами бухгалтерского учета (РСБУ) и не всегда публикуются. Качество отчетности, подготовленной в соответствии с РСБУ, часто ниже, чем отчетности по МСФО, особенно в отношении раскрытия подробной информации о рисках, учете некоторых сделок, консолидации и оценке стоимости активов. Страховые компании составляют годовые отчеты по МСФО с 2012 года, но они по-прежнему представляют квартальную отчетность по РСБУ и не всегда публикуют полные отчеты в соответствии с обоими стандартами», — отмечают они в отчете.

На словах участники рынка, которым предстоит ужесточение, не очень сильно его боятся.

«Наш основной принцип – мы безусловно «за»», — прокомментировал ситуацию Андрей Бахвалов, главный исполнительный директор компании «Домашние деньги», лидера микрофинансового рынка, — но важным условием является необходимость диалога с МФО». Гендиректор УК «Капиталъ» Вадим Сосков в свою очередь говорит, что даже рад ужесточению. По его мнению, давно пора выдавать отдельные лицензии управляющим, занимающимся пенсионными деньгами, и вводить для них специальные нормативы. Это поможет навести порядок в отрасли, считает он.

Президент БКС Олег Михасенко в свою очередь полагает, что пока сложно сказать, какое влияние окажет единый мегарегулятор на работу профучастников. «На данный момент между профучастниками и ФСФР уже выстроен процесс взаимодействия, и, на наш взгляд, факт создания единого мегарегулятора не должен кардинально повлиять на уже существующий процесс. Мы ожидаем, что мегарегулятор займется не только контролем за деятельностью участников рынка, но и его развитием», — комментирует он.