«Чудес в экономике не бывает»

Россию ждет экономическая стагнация в течение ряда лет, считают экономисты

Павел Сморщков 22.08.2013, 20:58
Нефтегазовые доходы перестали быть источником роста российской экономики Виталий Белоусов/ИТАР-ТАСС
Нефтегазовые доходы перестали быть источником роста российской экономики

Россию ждет многолетняя экономическая стагнация. Нефтегазовая рента уже перестала быть источником роста. Новые источники роста связаны со структурной перестройкой экономики и требуют инвестиций. Но традиционные институциональные ограничения, которые нынешние власти не собираются ломать, и неверная экономическая политика не оставляют шансов на выход из стагнации, считают эксперты, выступившие на «круглом столе».

В четверг в информагентстве «Росбалт» состоялся «круглый стол», посвященный российскому экономическому кризису.

Перспективы ВВП

Независимые эксперты склоняются к тому, что экономический рост в России окажется скромнее, чем ожидает правительство. «Год назад мы считали, что рост в 2013 году составит 0%, сейчас, по нашим данным, ВВП может вырасти по итогам года на 1%, максимум — на 1,5%», — заявил директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Рост может оказаться даже чуть большим, чем 2%, за счет произошедшей «микродевальвации» рубля, не исключил заведующий лабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики имени Гайдара Владимир Назаров. Но вопреки ожиданиям и стагнация, если не рецессия, может затянуться, и 2014, и 2015 годы могут оказаться хуже нынешнего, не исключают аналитики.

Правительство вынуждено постоянно понижать прогноз по приросту ВВП в этом году. Пока этот показатель официально находится на уровне 2,4%, но 20 августа заместитель министра экономического развития России Андрей Клепач на встрече с журналистами в ведомстве намекнул, что глава министерства Алексей Улюкаев объявит о его изменении в меньшую сторону в следующий понедельник. Слабеет и рубль. Этим летом Центробанку неоднократно приходилось смещать вверх валютный коридор, его бивалютная корзина постоянно укрепляется (почти на 10% с начала года) и уже превысила показатель в 38 рублей.

Внешний фактор

Основных причин стагнации две. Во-первых, ожидания помощи от улучшения внешней конъюнктуры могут не оправдаться. Пока рано говорить о том, что экономическая ситуация в Европе улучшается. А если Федеральная резервная система (ФРС) США начнет сворачивать свою программу «количественного смягчения» QE3, это приведет к падению нефтяных цен, предупреждает Николаев.

Глобальный кризис не преодолен, мировой экономике вкололи несколько доз обезболивающего в виде количественного смягчения ФРС, и обнадеживающие данные стали появляться именно из-за этой поддержки, считает Назаров. QE подстегивает экономику сейчас, значит, выход из кризиса может оказаться более медленным или болезненным после сворачивания QE3, в зависимости от того, произойдет ли это резко уже в сентябре или будут, как всегда, тянуть.

Для устойчивого экономического роста необходимы инвестиции в основной капитал, или «нефинансовые вложения», но сейчас во всем мире финансовые, спекулятивные вложения превосходят их на порядок, отмечает Николаев. Глобальная проблема в том, что затянули с реформами, отказом от «спекулятивной экономики». С ней можно бороться, например, введением налога на финансовые транзакции, об этом задумываются в разных странах, но он должен охватывать трансграничные операции, подчеркнул эксперт.

Те институты, которые породили нынешние глобальные финансово-экономические проблемы, остаются. Это и бесконтрольная ФРС, и социальное государство всеобщего благоденствия, которое было выстроено в индустриальную эпоху, а сейчас становится не по карману, отмечает Назаров. Негативен и фактор Китая, в котором некогда двузначные темпы роста имеют тенденцию к серьезному замедлению.

Впрочем, кризис оказал некоторое позитивное воздействие на экономику развитых стран: происходит энергетическая переориентация, в том числе связанная со «сланцевой революцией», рынок труда становится более гибким, отметил Назаров. В Европе происходит либерализация трудового законодательства, в США снижение безработицы происходит главным образом за счет частичной занятости. С одной стороны, это свидетельствует о неуверенности бизнеса в будущем, с другой — будет способствовать более эффективному использованию трудовых ресурсов.

Внутренний фактор

Но более важная причина, из-за которой даже улучшение внешнеэкономической конъюнктуры слабо скажется на России, — это ее собственное структурное несовершенство, сошлись во мнении аналитики. В предыдущих прогнозах среднегодовая цена нефти составляла $97, сейчас она на $10 выше, но темпы ВВП ниже, чем закладывали, отметил Назаров.

Это свидетельствует о том, что прежний источник роста, нефтегазовая рента, исчерпал себя. Поэтому требуется формирование новых источников долгосрочного роста. Для этого необходимо изменение структуры экономики, что невозможно без инвестиций. А осуществлению инвестиций препятствуют институциональные ограничения.

Это и плохой инвестиционный климат, и незащищенность прав собственности, и неопределенность экономической политики в стране, «правил игры», неясность перспектив приватизации, указывает Назаров.

«Мы не можем исправить структурные дисбалансы, пока не изменим институты, на которых все в России основывается», — подчеркнул Назаров.

Структурные реформы необходимы, но с ними опоздали, считает Николаев. Их нужно было проводить в «тучные годы» середины 2000-х, а сейчас, в условиях кризиса, они окажутся более болезненными. Не стал для России уроком и кризис 2007–2008 годов, «проблемы залили деньгами Резервного фонда и поставили на этом жирную точку», сокрушается Назаров.

Что делать?

Правительство почему-то видит источник всех бед в недостаточном кредитовании бизнеса банками, но увеличение кредитования бессмысленно, если низок внутренний спрос, отметил Николаев. Хотя властям достаточно было бы просто обратиться к соцопросам бизнесменов, для которых основными проблемами являются не кредит, а те самые институциональные ограничения, недостаточный спрос и налоговая нагрузка.

Чтобы переломить ситуацию, надо провести несколько коренных, хотя и «точечных», институциональных и экономических реформ, считает Назаров.

Провести судебную реформу, полностью поменяв состав судей, для начала в одном городе, например в Москве. Реформировать Министерство внутренних дел, в том числе значительно сократив его численность, которая уже зашкаливает в расчете на душу населения, «даже в Северной Корее столько нет». Принять четкий план приватизации, пообещав, что государство в перспективе в том числе полностью выйдет из таких значимых активов, как Сбербанк, «Газпром», «Транснефть» и т.д., откажется от многочисленных «военных частот» мобильной связи, и начать его исполнять месяц за месяцем. Снизить один-два налога, лучше всего — страховые взносы и налог на прибыль.

Вместо того чтобы, скатываясь в рецессию, снижать налоговую нагрузку, мы ее повышаем, отметил Николаев.

Повышение охватывает и налог на добычу полезных ископаемых, и акцизы, и налог на недвижимость, и отчисления с малых предпринимателей, и отчисления с «вредных производств», которые у нас, может быть, составляют треть экономики, перечисляет он. «Но даже если они «допрут» до того, что проблема в высоких налогах, снижать их будет очень сложно из-за набранных социальных обязательств», — указывает эксперт.

«Чудес в экономике не бывает», — говорит Николаев. Было бы разумно «зафиксировать», что обещания, данные Путиным в мае 2012 года, в полном объеме выполнены не будут. В этом случае временное «выпадение» бюджетных доходов легче всего компенсировать сдвигом по времени оборонзаказа, что уже начали делать, предлагает Назаров.

А стимулировать потребление можно с помощью инфраструктурных проектов, но не таких, как Транссибирская магистраль, инвестиции в которую в условиях транспортной недозагрузки экономически неоправданны и лишь принесут убытки, считает Николаев. А таких, которые запустят смежные производства и торговлю и вызовут траты части 14 трлн рублей, в совокупности накопленных населением.

Предлагаемые меры изменили бы взгляд на Россию и резко повысили ее инвестиционную привлекательность, считает Назаров. А дальше нужно проводить более долгую, медленную и кропотливую работу по реформированию там, где значительно сложнее отказаться от прежних обещаний, включая такой тонкий момент, как социальные обязательства, пенсии.

Конечно, в реальность проведения в жизнь всех этих мер экономисты не верят. По крайней мере, до Олимпиады в Сочи ничего сделано не будет, уверен Назаров.

Перспективы рубля

Прогнозы различных экспертов о поведении рубля в ближайшее время, полгода и далее, в «Газете.Ru» появляются с завидной регулярностью, и эта животрепещущая тема не могла быть незатронутой и на обсуждении в «Росбалте». Основной вывод экспертов — в каком бы состоянии ни была экономика России, курс национальной валюты будет зависеть от этого в весьма небольшой степени.

Исходя из нынешних нефтяных цен, падение рубля близко к завершению, и вряд ли он опустится ниже 34 за доллар, считает Назаров. Более того, при нынешних высоких ценах на нефть рубль переоценен и вполне мог бы быть на уровне 30 за доллар.

Поведение Центробанка, который каждый день продает на рынке минимум $200 млн для сдерживания падения рубля, говорит о том, что банк не намечает серьезной «девальвации», оценивает экономист.

В противном случае Банк России не тратил бы доллары, а дал бы рублю резко упасть до некоего намеченного уровня, после чего стал оказывать интервенции на этом уровне, удерживая от дальнейшего падения. Это было бы выгоднее, поскольку пришлось бы скупать уже подешевевшую национальную валюту.

Ближайшие перспективы рубля зависят главным образом от ФРС, считают аналитики. Федрезерв начнет сворачивать QE3, что приведет к росту курса доллара и, соответственно, к падению рубля, считает Николаев. Поэтому к Новому году валюта России может упасть до 35 рублей за доллар, и это не предел. Евро в конце года может стоить 45–46 рублей. Такая ситуация выгодна с точки зрения дефицита бюджета, хотя об этом открыто не будут говорить, указывает он. ФРС будет «снижать дозу» постепенно, поэтому ситуация на финансовых рынках будет развиваться «волнами», предполагает Назаров. Поэтому в конце года могут давать и 35, и 30 рублей, считает он.

Советы населению

Исходя из своих прогнозов аналитики советуют разное. «Прикупите валюты, главным образом долларов», — обратился Николаев. Назаров советует использовать банковские депозиты, но исходя из того, что не является однозначным «рублевым медведем», предлагает разделить средства на разные валюты.

Оба экономиста считают, что можно осуществлять крупные покупки, и даже с использованием кредитных средств, — конечно, если есть уверенность в неизменности будущих доходов, в том, что не уволят с работы. Это оправдано, если рубль в дальнейшем обесценится (отдавать рублевые долги будет легче), а инфляция вырастет. Назаров не исключил, что власти поддадутся искушению решать бюджетные проблемы за счет инфляции. Это вопрос ответственности правительства, а наше он оценивает как неидеальное с точки зрения ответственности.

А вот вложения в недвижимость будут рискованными. Многое будет зависеть от объекта инвестирования. По крайней мере в Москве в долгосрочном периоде цены будут снижаться, поскольку город будет терять преимущество нефтяной и административной ренты.