«Рецессия в российской экономике, по-видимому, уже состоялась»

Россия близка к рецессии, дальнейшие перспективы ее экономики неочевидны

Павел Сморщков 08.08.2013, 20:52
iStockPhoto

Россия, возможно, уже вступила в рецессию. При пессимистичном сценарии еще год-два ВВП будет снижаться в пределах 1–3%. Восстановление экономики возможно в случае улучшения общемировой конъюнктуры, на собственные резервы надежды мало. Но, если Россия окажется в ситуации «автономной рецессии», ей не поможет даже оживление в Европе. Об этом предупредили аналитики в рамках онлайн-конференции 8 августа в преддверии завтрашнего заседания совета директоров ЦБР по денежной политике.

8 августа инвестхолдинг «Финам» провел онлайн-конференцию на актуальную тему «Рецессия в российской экономике становится все очевидней: как переломить негативный тренд?». Своим видением ситуации делились банковские, инвестиционные и макроэкономические аналитики.

Июльские данные по состоянию российской экономики показали тревожную динамику: индексы промышленной и деловой активности опустились в отрицательную зону, чего не было со времени кризиса 2008–2009 годов, отмечают в «Финаме». Такая динамика не дает шансов на ускорение ВВП во втором полугодии 2013 года, которое прогнозировало правительство. По мнению банка HSBC, циклические и структурные факторы привели российскую экономику в область рецессии. И даже если по итогам текущего года ВВП продемонстрирует слабый рост, то без решительных действий со стороны властей в следующем году экономика покажет отрицательную динамику. Аналитики твердят, что тянуть время дальше нельзя, и ждут конкретных стимулирующих шагов от Банка России уже на завтрашнем заседании, тем более что июльская инфляция показала замедление, что развязывает руки регулятору для снижения ставок, отметили в холдинге.

Россия в рецессии?

«Рецессия в ее классическом определении — снижение сезонно сглаженного индекса ВВП два квартала подряд, — пояснил директор аналитического департамента Номос-банка Кирилл Тремасов. — В первом квартале этот показатель, согласно Росстату, снизился на 0,1%.

Данных Росстата за второй квартал пока нет, но, учитывая усиление спада инвестиций, произошедшее в этот период, ухудшение конъюнктуры финансовых рынков, наметившийся рост безработицы и охлаждение потребительских рынков, можно с большой вероятностью прогнозировать сохранение негативной тенденции и во втором квартале. Таким образом, рецессия в российской экономике, по-видимому, уже состоялась».

«Рецессия очень вероятна, но шансы ее избежать остаются, — все же надеется аналитик «Финам Менеджмента» Андрей Пальянов. — Ситуация в нашей стране лучше, чем в других странах, и лучше, чем могла быть». В России все еще низкая безработица — 5,4%, в то время как в Европе ее уровень превышает 11%, рост российского ВВП с начала года составил примерно 1,7%, тогда как в еврозоне отмечен спад на 1,1%, рассуждает он.

«Судя по отдельным статистическим данным за июль, спад продолжается и в третьем квартале», — возражает Тремасов.

Сценарии развития экономической ситуации.

Самый пессимистичный вариант развития событий — небольшой спад в течение года-двух, отмечает Пальянов. Пессимистичный сценарий, по Тремасову, — рецессия в эти год-два (снижение ВВП в пределах 1–3% в год), после чего возвращение к 3–4% роста. Но это только если не случится политических потрясений, «что вполне вероятно в условиях рецессии и падения доходов населения».

При наилучшем развитии событий Пальянов ожидает в течение года-двух незначительный, в пределах 1%, рост ВВП. «Основным условием выхода России из рецессии является улучшение мировой экономической конъюнктуры, — считает Тремасов. — В Европе после двухлетней рецессии, похоже, происходит стабилизация. Если эти позитивные процессы получат продолжение, то и российская экономика к концу года сможет вернуться к росту». Поэтому аналитик Номос-банка более щедр: если все пойдет хорошо и европейская экономика оживится, рост возобновится уже к концу 2013 года, что приведет к прибавке ВВП в пределах 1–2%, а в следующие два года — в интервале 3–4%.

«Во II полугодии хороший урожай увеличит рост ВВП на 0,7–0,8 процентного пункта по сравнению с I полугодием, но это все равно не даст тех 3% год к году, которых Минэкономразвития ожидает во II полугодии и которые позволят выйти на 2,4% роста ВВП в целом за год», — оценивает ситуацию главный экономист института «Центр развития» Высшей школы экономики Валерий Миронов.

Показать более бодрые темпы восстановления ВВП России может помешать и глобальная мода использовать печатный станок для борьбы с кризисами. «Рецессия — это часть экономических циклов, — напоминает директор аналитического департамента «Норд-Капитала» Владимир Рожанковский. — Другое дело, что раньше они происходили раз в 5–8 лет и между ними были периоды ощутимого роста. Сейчас из-за вторжения в рыночные механизмы мировых центробанков с их политиками монетарных экспансий рецессии стали учащаться, а фаза роста при этом не ощущается как полноценный рост».

Ситуация осложняется и тем, что фактор оживления экономики в Европе может и не сработать для России. Наша страна может оказаться в автономной рецессии, то есть в ситуации снижения ВВП вне связи с мировым кризисом, предупреждает Миронов.

Продолжительность автономных рецессий в других государствах в последние годы колебалась, как правило, от двух до пяти кварталов. Максимальный ущерб экономике наносили рецессии в Греции и Португалии — 7,4 и 5,3% падения ВВП соответственно. В период с 2000 по 2012 год (за исключением периода со II квартала 2008 года по I квартал 2009 года, когда рецессия наблюдалась в ОЭСР в целом) в странах ОЭСР, а также в БРИК и в Индонезии наблюдалось не менее сорока семи автономных рецессий, то есть ситуации наличия рецессии в той или иной стране при сохранении роста в странах ОЭСР в целом, отмечает Миронов.

«Учитывая экспортоориентированный характер нашей экономики, в продолжительную автономную рецессию не верится», — заявляет Тремасов.

Выход из кризиса: роль Центробанка.

Эксперты отмечают, что ЦБ РФ в нынешних условиях сохраняет независимость в проведении своей политики. Его глава Эльвира Набиуллина будет проводить ее самостоятельно, так как вряд ли кто-то вне Банка России возьмет на себя ответственность обосновать то или иное решение в силу пробелов в статистике, отмечает Миронов. Трудно, в частности, определить, перегрета экономика или нет, построение таких индикаторов по российским данным пока не завершено. Цена решений в монетарной политике слишком высока, чтобы кто-то в Кремле взял на себя смелость командовать Центробанком, считает Тремасов.

Для многих долгожданным является понижение учетной ставки Центробанка с нынешних 8,25%, что теоретически должно облегчить доступ к кредитованию для банков и предприятий реального сектора. Пальянов полагает, что этот шаг последует до конца нынешнего года.

«Я ожидаю снижения базовых ставок к концу года на 50 базисных пунктов, — прогнозирует Тремасов. — Предпосылки к этому очевидны: рецессия в экономике, охлаждение рынка потребительского кредитования, замедление инфляции». Но эффект от смягчения монетарной политики будет растянут на несколько лет, моментально ничего не произойдет, предупреждает он.

9 августа Банк России проводит очередное заседание, но понижать ставку пока рано, отмечают эксперты. «На мой взгляд, при нынешней неблагоприятной конъюнктуре валютного рынка снижения ставок Центробанком — рискованный шаг, да и выглядеть это будет не совсем логично: с одной стороны, ЦБ снижает ставки, играя тем самым против рубля, с другой стороны, наращивает объемы интервенций, защищая рубль, — рассуждает Тремасов. — Я думаю, эти соображения удержат ЦБ от снижения ставок на завтрашнем заседании. Скорее всего, он ограничится объявлением нового годового аукциона под залог нерыночных активов».

В иных условиях подобное действие могло бы только приветствоваться как гражданами, так и представителями бизнеса, но рубль продолжает падение, и, пока интерес к развивающимся рынкам не улучшится, нет предпосылок к завершению этого процесса, отмечает Рожанковский. А раз так, снижение ставки рефинансирования лишь подольет масла в огонь и, как ни парадоксально, понизит покупательную способность россиян.

Снижение ставок, безусловно, усилит давление на рубль, хотя нынешняя динамика рубля — результат не столько внутренних причин, сколько внешних. Отток денег идет со всех развивающихся рынков, и на этом фоне падают все валюты — бразильский реал, турецкая лира, индийская рупия, южноафриканский ранд и т. д. Рубль в этой группе выглядит скорее лидером, лучше дела только у мексиканского песо, отмечает Тремасов.

Выход из кризиса: роль правительства.

Министр экономразвития Алексей Улюкаев предложил ряд мер для стимулирования экономики, отмечает Пальянов. Для поощрения малого бизнеса предлагается увеличить доступность кредитования через секьюритизацию однородных ссуд. Кроме того, выдвигается идея развития института гарантийных фондов и использования для этих целей части средств фонда национального благосостояния. Предлагается также продлить льготы по страховым выплатам, для стимулирования инвестиционной активности использовать средства Фонда национального благосостояния (ФНБ) и пенсионных накоплений, а также развивать институт частно-государственного партнерства.

Тремасов не ожидает никаких шагов от правительства на этих направлениях до конца года. Но в следующем и в большей степени в 2015–2016 годах начнутся крупные инвестпроекты за счет денег ФНБ, полагает он. Например, строительство Транссиба, недавно предложенное Путиным, — довольно эффективный способ не дать умереть российской черной металлургии в условиях катастрофического падения экспорта, считает Рожанковский. «В краткосрочной перспективе увеличение госинвестиций, безусловно, окажет стимулирующий эффект. Думаю, что и ситуация в мировой экономике к тому времени улучшится, обеспечив увеличение внешнего спроса, — рассуждает Тремасов. —

Никаких более осознанных действий от правительства, кроме увеличения госинвестиций, я не жду». Но и вложения в инфраструктурные проекты надо отложить и просчитать проекты заново с учетом принципа рыночных цен и полной самоокупаемости,

считает Миронов. Только в этом случае можно быть более или менее уверенным, что проекты будут завершены даже при падении нефтяных цен.