Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

ВЭБ разморозит Кипр

ВЭБ готов оказать помощь российским компаниям, счета которых на Кипре заморожены

Екатерина Карпенко 27.03.2013, 14:54
Внешэкономбанк готов помочь российским компаниям, счета которых на Кипре заморожены Артем Житенев/РИА «Новости»
Внешэкономбанк готов помочь российским компаниям, счета которых на Кипре заморожены

Кипрские офшоры российских компаний могут рассчитывать на поддержку госкорпорации ВЭБ. Механизм помощи пострадавшим от ограничения движения капитала прорабатывается, признал глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев. В кипрских банках зависли финансирование крупных сделок и деньги госструктур. Ограничения могут затянуться на годы, опасаются экономисты. Обычно ВЭБ оказывает помощь, только если блокирование счетов угрожает жизнедеятельности системообразующих или градообразующих компаний.

Внешэкономбанк готов рассмотреть вопрос о создании временного механизма помощи российским компаниям, счета которых на Кипре заморожены. Об этом Bloomberg сказал глава ВЭБа Владимир Дмитриев.

Просьбы о помощи поступают, подтвердил он. Ограничения по движению средств на банковских счетах были введены на Кипре 16 марта, когда Никосия и кредиторы согласовали предварительные условия предоставления республике помощи в 10 млрд евро. Трансграничные операции возможны, но только на определенные нужды, например на гуманитарные операции.

В ВЭБе пока не ответили на запрос «Газеты.Ru».

Ранее глава правительства России Дмитрий Медведев признавал, что на Кипре оказались заморожены в том числе средства российских госструктур. «У нас большое количество открытых публичных структур работает через Кипр», — говорил премьер 21 марта в интервью европейским СМИ. «Если эти операции не будут разморожены, то это грозит очень большими убытками, не говоря уже о том, что можно будет смело похоронить всю киприотскую систему банков», — отмечал Медведев.

Некоторые компании уже обращались в правительство, подтвердил в интервью Business FM первый вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, острых проблем нет. Пострадали компании, приготовившие деньги для крупных сделок или же размещавшие средства на межбанковском рынке и корреспондентских счетах, уточнил чиновник.

В частности, средства на Кипре есть у ВЭБа. Но, по словам, Дмитриева, эти деньги лежат на счетах в кипрском дочернем банке ВТБ — Русском коммерческом банке (Russian Commercial Bank). Потери будут минимальными, подчеркнул глава ВЭБа.

Но кипрский кризис вынудил ВЭБ отменить размещение евробондов в швейцарских франках, уточнил Дмитриев.

В свою очередь, ВТБ заявлял, что даже при самом неблагоприятном развитии событий его потери на Кипре могут составить несколько десятков миллионов евро.

Глава «Интерроса» и гендиректор «Норникеля» Владимир Потанин заявлял, что подконтрольные ему компании держат «немного денег» на кипрских счетах. «Я сильно разочарован тем, что происходит, несмотря на то что меня и мою компанию это не коснулось. Но от этого не легче», — говорил он. Аналогичное заявление делал совладелец Gunvor Геннадий Тимченко. По его словам, на кипрских счетах компании хранится несколько десятков тысяч евро на операционные нужды. Нефтетрейдер имеет штаб-квартиру в Швейцарии, но зарегистрирован на Кипре.

Ситуация на Кипре негативно скажется на оттоке капитала из России, считают в Минэкономразвития. По итогам года показатель может превысить $10 млрд, говорил во вторник замглавы ведомства Андрей Клепач. «Любые возмущения — что в Европе, что в развивающихся странах — в краткосрочном плане на нас, скорее, сказываются негативно», — указал он. «Так что это определенные риски для нас и для банковского сектора: часть денег зависла, риски возросли», — подчеркнул чиновник.

Кипр — одна из самых популярных юрисдикций для российских компаний, использующих ее для операций в Европе и инвестирования средств обратно в Россию.

В 2007—2011 годах из России в офшорные зоны было выведено $135,6 млрд прямых инвестиций, а обратно поступило $133 млрд, подсчитали в РФПИ, Ernst&Young и МГУ. В последние годы, по подсчетам ОЭСР и МВФ, зарегистрированные на Кипре компании были крупнейшими инвесторами в Россию: их доля составляла 28% в потоке прямых инвестиций.

12% прямых инвестиций было вложено через компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах, 7% — на Бермудах, 6% — на Багамах, говорилось в февральском обзоре ОЭСР, посвященном корпоративному налогообложению.

Ситуация на Кипре может, напротив, и сдерживать отток, говорил ранее «Газете.Ru» директор Центра структурных исследований Гайдаровского института Алексей Ведев. По его словам, опасения могут заставить российских инвесторов переоценить целесообразность вывода денег на Кипр.

Согласованный в понедельник план рекапитализации банковской системы включает списание средств с незастрахованных депозитов (суммы свыше 100 тыс. евро) и введение контроля над движением капитала.

Списания в санируемом банке Laiki могут достигнуть 80%, заявил министр финансов Кипра Михалис Саррис. «Реальность такова, что шанс вернуть эти средства минимален», — сказал чиновник.

В среду кипрские банки ожидают указаний ЦБ страны относительно мер контроля над движением капитала. Принятый на прошлой неделе закон дает центробанку широкие полномочия. По данным Bloomberg, в числе мер обсуждались ограничения по снятию наличных со счетов и по операциям по дебетовым и кредитным картам, а также о продлении размещения срочных депозитов. Не исключено, что будут введены лимиты на открытие новых счетов, электронные переводы между подразделениями одного и того же банка и безналичные расчеты.

Саррис утверждал, что контроль над движением капитала — это вопрос нескольких недель. Опрошенные Bloomberg экономисты сомневаются в этих сроках: по их мнению, ограничения могут растянуться на несколько лет.

Поддержка со стороны госкорпорации компаниям с заблокированными на Кипре средствами возможна, но не массово и на возвратной основе, полагает замдиректора института «Центр развития» Валерий Миронов.

«Если блокирование счетов не угрожает жизнедеятельности компании, то вряд ли помощь должна предоставляться: потери должны быть списаны на убытки и расцениваться как рискованная политика менеджмента», — говорит экономист. Он отмечает, что оценить количество замороженных средств невозможно. «Текущие расчеты через Кипр мало проводятся: крупные компании уже давно ушли», — полагает Миронов.

По предварительным данным, средства российских компаний на корреспондентских счетах на Кипре оцениваются в 40 млрд евро, напоминает он. «Это кредиты, выданные нашими компаниями офшорным компаниям; они должны вернуться в виде иностранных инвестиций и подпадать под закон об иностранных инвестициях», — пояснил эксперт. Эти деньги, как ожидается, должны быть разморожены. «Поэтому следует подождать», — считает Миронов.

Для оказания поддержки со стороны госкорпорации в первую очередь должна быть ясность с тем, как будут реализовываться решения ЦБ страны, считает старший научный сотрудник Гайдаровского института Сергей Жаворонков. «На помощь могли бы рассчитывать те компании, которые обладают какой-то значимостью, — например, если их предприятия являются градообразующими», — соглашается экономист. По его словам, ВЭБ выполняет роль кредитора для предприятий, которые находятся в тяжелом положении, и эта функция для него естественна. Компенсировать потери по депозитам юридических лиц ВЭБ мог бы, но также в исключительных случаях. «Вы и в России рискуете потерять деньги, это ваша проблема — оценивать качество банка и его надежность, — полагает эксперт. — Не вижу причин компенсировать потери по депозитам».

Объем трансграничных кредитов российским компаниям, зарегистрированным на Кипре, на 31 января 2013 года составлял около 23 млрд евро, подсчитали в рейтинговом агентстве Standard & Poor's.

Это примерно 10% корпоративных кредитных портфелей трех крупнейших рейтингуемых российских банков — ВТБ, Газпромбанка и Альфа-банка, говорится в обзоре агентства. Его аналитики не ожидают существенного влияния кипрского кризиса на российские банки, но предупреждают, что в случае выхода Кипра из еврозоны ситуация изменится. Компании, которые через Кипр реинвестируют деньги в Россию, сейчас под ударом не находятся. «Российские кредиторы структурировали сделки таким образом, что они обладают правом регресса на активы или имеют прямые гарантии от конечных российских заемщиков. Денежные потоки, связанные с этими кредитами, технически могут быть проведены через банки других стран, что снижает риски, связанные с Кипром», — замечают в Standard & Poor's.