Шельф для своих двоих

«Газпром» и «Роснефть» объединились с целью не допустить на российский шельф частные нефтегазовые компании

Алексей Топалов 18.10.2012, 16:40
Игорь Сечин и Алексей Миллер выступили против частных компаний на шельфе Александр Миридонов/Коммерсантъ
Игорь Сечин и Алексей Миллер выступили против частных компаний на шельфе

«Газпром» и «Роснефть» убеждают Владимира Путина сохранить государственную монополию на российский шельф. Инициатива правительства допустить частные компании к работам в Арктике — это риск для бюджета и прямой ущерб государству. Это способ устранить конкурентов, уверены источники в отрасли: риски преувеличены, а госмонополия затянет разработку шельфа на 150 лет.

«Газпром» и «Роснефть» объединились с целью не допустить на российский шельф частные нефтегазовые компании. Главы госкомпаний Алексей Миллер и Игорь Сечин направили президенту Владимиру Путину письмо (цитирует «Интерфакс»), в котором выразили озабоченность планами «либерализации доступа к освоению участков недр континентального шельфа в части допуска к его освоению частных компаний».

В документе Миллер и Сечин отмечают, что «недоработанные проекты нормативных правовых актов, предусматривающих корректировку положений статей 2.1 и 9 закона «О недрах» и расширяющие субъектный состав данных правоотношений путем допуска частных компаний, в том числе с иностранным участием, к процедурам получения лицензий на континентальном шельфе были внесены Минприроды в правительство».

Но, по мнению руководителей госкомпаний, учитывая «отсутствие единого мнения всех заинтересованных сторон по ключевым вопросам нефтегазовой отрасли», рассмотрение и принятие проекта нанесет прямой ущерб «Газпрому» и «Роснефти», а также акционерам компаний (основной владелец — государство).

Также либерализация режима освоения шельфа «не содержит мер и гарантий от снятия за счет бюджета рисков ухудшения капитализации компаний и невыполнения договоренностей с иностранными партнерами».

В частности, главы «Газпрома» и «Роснефти» убеждены, что принятие проекта по допуску частников повредит и замедлит реализацию государственной политики в отношение шельфа, а также может привести к серьезным проблемам во взаимоотношениях с иностранными стратегическими партнерами госкомпаний («Роснефть» сотрудничает на шельфе с американской ExxonMobil, итальянской Eni и норвежской Statoil; партнером «Газпрома» выступает французская Total).

Миллер и Сечин просят доработать законопроект, чтобы исключить выявленные риски корректировки законодательства, ориентированные «не на развитие шельфа, а на докапитализацию ряда частных компаний с иностранным капиталом».

По данным «Интерфакса», Путин в своей резолюции от 12 октября поручил правительству принять решение по этому вопросу до начала ноября.

«Газпром» и «Роснефть» от комментариев по поводу письма отказались.

Письмо Миллер и Сечин направили еще в конце сентября, сразу же после того, как «Газпром» и «Роснефть» объявили о совместной разработке шельфа. Тогда было заявлено, что до 2015 года госкомпании совместно инвестируют в шельфовые проекты до 500 млрд рублей, 40 млрд рублей будет вложено только в 2012 году.

Уже тогда эксперты предполагали, что подконтрольные государству нефтегазовые концерны объединяются с целью не допустить на шельф частные компании.

Активно интересоваться шельфом частные корпорации начали весной, после того как «Роснефть» договорилась о совместных шельфовых проектах с американской ExxonMobil. В начале апреля главы «ЛУКойла», ТНК-ВР, «Сургутнефтегаза» и «Башнефти» направили письмо Путину, занимавшему на тот момент должность премьер-министра. Нефтяники просили допустить их к ресурсам шельфа, аргументируя это тем, что без их участия программа освоения шельфовых запасов не будет реализована.

Путин в ответ заявил, что уже дал поручение членам правительства подумать над тем, как с большим эффектом приглашать частные российские компании на шельфовые проекты.

В итоге предшественник Сечина на посту главы «Роснефти» Эдуард Худайнатов направил частным компаниям письмо, в котором предложил компаниям поработать на шельфе на тех же условиях, что и Exxon (американцы получили 33% в СП с «Роснефтью», на тот момент соглашений с Eni и Statoil еще не было). Предложение было сделано по 12 участкам на шельфе России, в том числе в бывшей «серой зоне» Баренцева моря (зона, по которой ранее Россия спорила с Норвегией) и на Магадане.

Официально условия совместной разработки шельфа не раскрывались, но источники сообщали, что частные компании должны взять на себя расходы по геологоразведке, а кроме того, выплачивать «Роснефти» $0,25 с каждого барреля. Реализацией добытых углеводородов должно было заниматься совместное предприятие, но на основании предложений «Роснефти».

Источник «Газеты.Ru» в одной из российских нефтяных компаний утверждает, что частные корпорации изначально не были заинтересованы в работе на предложенных условиях. Они возражали против того, чтобы российским компаниям предлагали те же условия, что и иностранным.

В четверг «ЛУКойл» и ТНК-ВР отказались комментировать письмо глав госкомпаний, представители «Башнефти» и «Сургутнефтегаза» были недоступны для комментариев. Ранее «Сургутнефтегаз» объяснял отказ работать на шельфе в партнерстве с «Роснефтью» своим статусом «нормальной российской компании».

«Риски, о которых говорят «Роснефть» и «Газпром», носят надуманный характер, просто притянуты за уши, — заявляет источник в одной из российских частных нефтегазовых компаний. — Госкомпании просто не намерены делить шельф». По словам источника, без привлечения частного бизнеса существует реальный риск не реализовать программу освоения шельфа.

Источник ссылается на исследование, проведенное Минприроды, согласно которому, в случае если осваивать шельф будут только «Роснефть» и «Газпром», у них уйдет на это 150 лет.

«И это только на уже открытых месторождениях, — подчеркивает представитель компании. — Сейчас на шельфе из так называемых новых проектов фактически стоит лишь платформа на месторождении «Приразломное», которое осваивает «Газпром». Месторождение было открыто 20 лет назад, до сих пор на нем не начата добыча — вот пример работы госкомпаний».

Источник обратил внимание на использованную в письме формулировку «ряд частных компаний с иностранным капиталом». «Но иностранные акционеры есть и у «Газпрома», и у «Роснефти». Если «Роснефть» приобретет долю британской ВР в ТНК-ВР, в сделке, как ожидается, будут участвовать акции российской госкомпании», — говорит источник.

Таким образом, ВР, уже владеющая 1,4% «Роснефти», может стать ее крупнейшим частным иностранным акционером.

«Роснефть» и «Газпром» намерены остаться единственными посредниками между Россией и иностранными инвесторами, — комментирует аналитик ФК «Уралсиб» Алексей Кокин. — Они стараются устранить возможных конкурентов».

Единственным реальным конкурентом на шельфе для госкомпаний, по словам Кокина, мог бы стать только «ЛУКойл». «Это связано с масштабностью проектов», — поясняет эксперт.

Миллера и Сечина поддержал глава контрольного управления президента Константин Чуйченко, который указал, что в законопроекте по допуску на шельф частников «не в полной мере проработаны вопросы обеспечения экологической безопасности и ответственности за возможный экологический ущерб при привлечении к работам на арктическом шельфе частных компаний».

Руководитель программы по экологической политике ТЭК российского отделения Всемирного фонда дикой природы (WWF) Алексей Книжников говорит, что с точки зрения экологической безопасности статус государственной компании не является гарантией. «Перед глазами недавний пример уже второго разлива на месторождении имени Требса, где работают «Башнефть» и «ЛУКойл», — отмечает эколог. — Но это, скорее, единичный случай, связанный с особой сложностью проекта. А в целом частные компании более ответственно относятся к экологии».

Книжников привел в пример сжигание попутного нефтяного газа: по его словам, худшие результаты по отрасли у «Роснефти» и «Газпром нефти».

По оценке WWF, платформа «Приразломная» не готова к работе. «А бурение на Западно-Камчатском шельфе, которое привело к трагедии с платформой «Кольская», «Газпром» начал, несмотря на то что экспертиза дала отрицательное заключение», — говорит эксперт.