Кого слушает президент

Путин поймал «Мечел» на уходе

Путин обосновал свои претензии к «Мечелу»

Ксения Гогитидзе 28.07.2008, 21:56

Владимир Путин уточнил свои претензии к горнорудному гиганту «Мечел» — компания подозревается в уходе от налогов. Игроки рынка надеялись на более «мягкий» вариант, связанный с ценообразованием внутри страны. Эксперты отмечают, что уточненные обвинения опасны как для компании, так и для отрасли в целом.

На заседании президиума правительства в понедельник Владимир Путин решил конкретизировать свои претензии к горнодобывающей и металлургической компании «Мечел», из-за которых российский фондовый рынок лихорадит с пятницы. Премьер уточнил свое же прежнее обвинение: «При внутренней цене 4100 руб. продают за границу себе же самим, своим собственным офшорным компаниям, в данном случае в Швейцарию, по цене 1100 руб., то есть в четыре раза дешевле.

Это снижение налогооблагаемой базы внутри страны, уход от налогов, это создание дефицита на внутреннем рынке и, значит, рост цен на металлургическую продукцию».

Правда, после этих грозных слов, обвинений в самом страшном экономическом преступлении — уходе от налогов, да еще с использованием офшоров, часто ассоциирующихся с незаконным выводом активов из России, Путин смягчил тон и поручил министрам найти системное решение проблемы в виде закона о трансфертном ценообразовании, пообещав избегать резких движений. «Здесь на должно быть никакой кампанейщины, работа должна быть спокойной и ритмичной», — сказал он. Правда, упоминание о трансфертном ценообразовании тоже многих на рынке заставило вздрогнуть. Ведь именно

за продажу продукции по заниженным ценам своим дочерним компаниям для снижения налогов было отправлено в тюрьму руководство ЮКОСа, а сама компания обанкрочена.

Сразу после заявления Путина в прошлый четверг на совещании по черной металлургии в Нижнем Новгороде с претензиями в адрес «Мечела» для многих осталось не совсем понятным, в чем же собственно обвиняет премьер компанию и ее владельца — в минимизации налогов или монополизации внутреннего рынка. Игроки рынка толковали эти претензии в максимально мягкой форме. По их общему мнению, с которым согласился и министр промышленности и торговли Виктор Христенко, проблема состояла в нежелании «Мечела» переходить на долгосрочные контракты. Эксперты отмечают, что крупным российским металлургическим предприятиям действительно было тяжело договориться о ценах с «Мечелом», который до последнего времени предпочитал долгосрочным контрактам более прибыльный растущий спотовый рынок. Кроме того, «Мечел» приостановил поставки угля на НЛМК и не хотел подписывать так называемые долгие контракты. Именно с подачи НЛМК и ее главы Владимира Лисина и началось еще до выступления Путина разбирательство ФАС в отношении «Мечела». Сама компания «Мечел» в пятницу тоже выразила намерение сотрудничать с правительством именно в вопросе внутренних цен на уголь.

Отреагировав на первое выступление премьера, ФАС ускорил свое разбирательство деятельности «Мечела» — например, сейчас службу интересует, пользовалась ли компания доминирующим положением на российском рынке, завышая цены на продукцию. «Если ФАС удастся доказать эту вину «Мечела», то максимальный размер штрафа может быть не более 2% от выручки с продаж коксующегося угля», — говорит аналитик ИК «Капиталъ» Павел Шелехов, что составляет, по его оценкам, около $130 млн.

«В масштабах «Мечела» эти финансовые претензии не существенны, прогнозируемая прибыль компании на этот год оценивается в $2,2 млрд», — напоминает эксперт.

Эти расчеты подтвердил и глава антимонопольной службы Игорь Артемьев: «Это будет крупная сумма, но не фатальная для этой большой серьезной компании». Помощник президента Аркадий Дворкович до новых высказываний Путина попытался успокоить рынок, сказав, что считает позитивным сигналом сотрудничество «Мечела» с ФАС. Он же, не называя имен, призвал чиновников аккуратнее высказываться о компаниях, акции которых торгуются на бирже.

Однако претензии Путина, уточненные им в понедельник, могут иметь более серьезные последствия — премьер словно специально, выждав паузу, усилил свои прежние слова конкретными цифрами. Аналитики пока затрудняются сказать, чем новые претензии могут грозить компании, отмечая, что само по себе обвинение в занижении экспортных цен — стандартная ситуация, которая тоже может закончиться лишь штрафом. Но, судя по всему, сам рынок думает иначе:

до первого выпада Путина компания стоила $15 млрд, через день — около $9 млрд, а после второго выступления премьера в понедельник — $6,5 млрд.

Пока комментарии игроков рынка и аналитиков свидетельствуют, что никто не хочет повторения дела ЮКОСа. Обвинения в уходе от налогов более существенны, чем высказанные ФАС претензии в монополизации российского рынка, говорят эксперты. Однако пока они не склонны драматизировать ситуацию, считая, что «Мечелу» вполне по силам справиться с возможными штрафами. «На сегодняшний день законопроект о трансфертном ценообразовании уже существует, но в него хотят внести изменения», — объясняет аналитик Альфа-банка Максим Семеновых. «По закону цена на один и тот же товар не может различаться более чем на 20% или не может отличаться более чем на 20% от рыночной», — добавляет аналитик «Метрополя» Максим Худалов. То есть теоретически,

если налоговым службам удастся доказать, что цены на экспорт «Мечела» были ниже среднерыночных более чем на 20%, то они будут иметь полное право доначислить компании налоги на прибыль.

Максим Семеновых из Альфа-банка считает, что сейчас последствия критики Путина сложно предсказать, так как пока не известны масштабы претензий и сумма ущерба. Скорее всего, штраф, если таковой последует, не должен сильно ударить по компании. Самое неприятное для «Мечела», по мнению аналитиков, это то, что о проблемах компании заговорил именно Путин, вызвав столь болезненную реакцию рынка.

Сейчас эксперты пытаются понять: данная ситуация связана только с «Мечелом» или слова премьера означают, что правительство решило серьезно заняться всей металлургической отраслью. Второй вариант будет означать, что власти поставят задачу создать подконтрольный государству или лояльному бизнесмену металлургический суперхолдинг мирового масштаба. Примером может послужить «мягкое» объединение алюминиевой отрасли в компанию «Русал» или «жесткая» накачка «Роснефти» активами обанкроченного ЮКОСа.

В понедельник вечером РИА «Новости» распространило информацию о том, что Следственный комитет при прокуратуре РФ (СКП) совместно с другими правоохранительными органами изучает деятельность компании «Мечел». По сообщению СКП, сейчас «изучается ситуация вокруг деятельности компании «Мечел» (анализируются имеющиеся материалы) на предмет наличия или отсутствия признаков уголовно наказуемого деяния». Видимо, результаты этой проверки и будут свидетельствовать о том, какой вариант развития металлургической отрасли будет выбран властями.