Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Скорой» понизили градус экстренности

Почему инспектор ДПС не пропустил «скорую» на перекрытую дорогу

Даниил Ломакин 18.01.2016, 18:52
Кадр youtube.com

Действия гаишника, не пропустившего в Москве «скорую» из-за правительственного кортежа, подвергли жесткой критике депутаты Госдумы и автомобильные активисты. Инспектора ДПС, ставшего «героем» резонансного видеоролика, предлагают уволить, а перекрывать дороги разрешить только для президента. Однако, как в итоге оказалось, в «скорой» на самом деле не было пациента и ехала она без включенной мигалки.

Уже вторые сутки общественность, активисты и депутаты не прекращают обсуждать скандальный видеоролик, в котором сотрудник ДПС отказался пропускать автомобиль «скорой» из-за перекрытия трассы для проезда правительственного кортежа.

Наиболее жестко на инцидент отреагировал депутат Госдумы Александр Хинштейн. Он заявил, что сотрудник ГИБДД, который задержал автомобиль скорой помощи с ребенком в салоне, чтобы пропустить кортеж чиновника, должен быть уволен.

«Своими действиями он напрямую нарушил требования закона о полиции, тем более когда речь идет о грудном ребенке, — добавил депутат. — Карета скорой помощи не могла создавать никакой угрозы ни для кортежа, ни для охраняемого лица».

Кроме того, в своем твиттере Хинштейн написал, что разобраться с этой внештатной ситуацией инспектор ДПС при желании мог бы. «Даже перекрыв трассу для кортежа, сотрудник, увидев «скорую» с ребенком, обязан был сообщить об этом руководству. Уверен, проблемы снялись бы», — написал парламентарий.

Член комитета Госдумы по охране здоровья Василий Максимов считает, что бездействие сотрудника ГИБДД требует правовой оценки.

«Для меня лично, как человека, который столько лет отдал организации здравоохранения, абсолютной ценностью является человеческая жизнь, — заявил депутат. — Все остальное вторично. Естественно, он должен был предпринять все меры, чтобы вызвать сопровождающий экипаж. Вот это хладнокровие, скажем так мягко, которое проявил работник ГИБДД, на мой взгляд, заслуживает в том числе и правовой оценки».

Стоит отметить, что в административном регламенте МВД указано, что «в случае одновременного возникновения обстоятельств, требующих реагирования сотрудника полиции, в приоритетном порядке осуществляются действия, направленные на сохранение жизни и здоровья граждан, объектов государственной охраны, предупреждение дорожно-транспортных происшествий».

Однако, как поясняют эксперты «Газеты.Ru», на деле обеспечение беспрепятственного проезда кортежей первых лиц государства оказывается важнее, чем жизнь и здоровье рядовых граждан».

Кроме того, ни один из комментаторов так и не задался вопросом, чей именно кортеж стал помехой для проезда медиков, ведь право на такие меры безопасности имеет очень ограниченный круг лиц — восемь первых лиц страны и патриарх Кирилл.

Официальных сообщений о принадлежности кортежа также нет, хотя неофициально многие сходятся на том, что речь может идти о премьер-министре РФ.

Экс-сотрудник управления ГИБДД Москвы Вадим Смирнов отмечает, что, даже если правительственный кортеж сбивает человека, машины не станут останавливаться.

«Охрана из кортежа в таких случаях выбрасывает на проезжую часть белый платок — это сигнал для инспекторов о ДТП»,

— рассказал Смирнов «Газете.Ru».

Смирнов уверен, что инспектор ДПС вполне мог принять элементарные действия для того, чтобы получить разрешение на проезд «скорой». «Конечно, вряд ли ему разрешили бы — у нас все любят перестраховываться, боясь любой ответственности. Но звонок дежурному не обернулся бы для инспектора никакими последствиями. А вот если бы он без спроса пустил «скорую», то его запросто могли бы привлечь к уголовной ответственности».

Бывший глава службы безопасности Бориса Ельцина Александр Коржаков критически оценивает деятельность ФСО по обеспечению безопасности чиновников.

«Перекрывать дорогу должны исключительно для президента, а остальные должны ехать в общем потоке, — заявил он «Газете.Ru». — По крайней мере раньше так и было. Сейчас слишком много мигалок стало.

К тому же, когда к кортежу не привлекается слишком много внимания и он едет в общем потоке, это более безопасно, чем если он движется по пустой перекрытой дороге».

Собеседник отмечает, что гаишник в такой ситуации должен был поступить по-человечески, хоть и под страхом увольнения, но пустить «скорую» на перекрытую трассу. «Если бы «скорая» поехала по крайней полосе и не мешала бы проезду кортежа, то и сотрудники ФСО вряд ли стали бы этому мешать», — считает Коржаков.

Глава московского профсоюза сотрудников полиции Михаил Пашкин также уверен, что перекрывать трассы должно быть позволительно только для проезда первого лица государства. «Тогда таких ситуаций было бы минимум, пояснил он «Газете.Ru». —

Но есть и другой вариант решения проблемы: можно задержать кортеж на пару минут — от этого точно никто не умрет.

Либо постовой может проверить машину, убедиться, что там нет террористов, а потом сопроводить ее по перекрытой трассе на патрульном автомобиле».

Пашкин также уверен, что, пусти гаишник «скорую» перед кортежем, его бы тут же уволили. «Однако крайним инспектора в такой ситуации могут сделать и в том случае, если пациент в «скорой» умрет», — говорит он.

Напомним, что инцидент произошел еще 13 января, однако известно о нем стало лишь четыре дня спустя, когда видеозапись, сделанная очевидцем, появилась на YouTube.

На видео водитель «скорой» стоит вместе с другими автомобилями на съезде с Боровского шоссе на внешнюю сторону МКАД. Выехать на кольцевую дорогу машинам не дает инспектор ДПС. Гаишник демонстративно игнорирует врачей и не стесняющегося своих эмоций автора ролика, предпочитая смотреть в сторону абсолютно пустой дороги. Оживился он лишь тогда, когда стал приближаться VIP-кортеж. При его появлении гаишник «взял под козырек», провожая взглядом кавалькаду люксовых иномарок.

Сам кортеж насчитывал десять автомобилей. Две машины ДПС впереди, три сзади. Ехавший посередине лимузин с включенным спецсигналом сопровождал люксовый седан и три джипа Mercedes Gelandewagen: они двигались впереди, по бокам и сзади VIP-авто и также были оснащены работающими мигалками.

Спустя несколько часов после появления видеозаписи в ГУ МВД Москвы заявили, что проведут проверку, в ходе которой определят правомерность действий сотрудника ДПС. В пресс-службе столичной полиции в понедельник «Газете.Ru» не ответили на вопрос о ходе проверки или ее результатах.

В пресс-службе ФСО «Газете.Ru» также не смогли предоставить оперативный комментарий.

В то же время комитет по безопасности Общественной платы РФ, который проводит свою проверку инцидента, уже выяснил, что «скорая» ехала без сирены, а пациента в ней не было. «Мы ждем результатов служебной проверки, которую проводит полиция Москвы, — рассказал «Газете.Ru» председатель комитета Антон Цветков . — Пока она идет,

мы получили информацию от источников, согласно которой «скорая» подъехала к месту перекрытия МКАД с выключенной сиреной. И это заметно на видео: мигалку «скорая» включает только спустя какое-то время после того, как активист начал снимать происходящее на камеру. По данным наших информаторов, в «скорой» никого не было — она ехала за ребенком в одно медучреждение для плановой перевозки в другое.

Это опять же подтверждают слова на видеозаписи: «В роддом едете, грудного забирать». Гаишники — нормальные люди, и если бы в «скорой» реально кто-то умирал, то время ожидания было бы еще меньше, хотя «скорая» и так простояла всего несколько минут».

Все тот же Александр Хинштейн в понедельник вечером также подтвердил данную информацию. «Подтверждается: в Скорой не было ни ребёнка, ни пациента. В этой связи к сотруднику ДПС нет претензий, он действовал в рамках закона», — написал депутат в своем твиттере.