«Тысячи водителей оштрафовали незаконно»

Уральский автомобилист уличил ГИБДД в массовом обмане водителей с помощью камер фиксации нарушений

Анатолий Караваев 17.08.2013, 11:33
Передвижной фоторадарный комплекс «КРИС-П» предоставлена производителем
Передвижной фоторадарный комплекс «КРИС-П»

Уральский водитель через суд добился отмены выписанного ему штрафа за превышение скорости. Он заподозрил, что переносная автоматическая камера «Крис-П» на самом деле стояла вне пределов населенного пункта, хотя была настроена так, как будто автомобили едут по трассе. Эксперты уверяют, что такая незаконная практика может широко применяться по всей стране.

Противостояние водителя Максима Паначёва из Екатеринбурга и местных органов власти в лице ГИБДД, прокуратуры и суда началось после того, как автомобилист получил письмо с административным постановлением за превышение скорости в Первоуральске. Само правонарушение было совершено 27 октября 2012 года, а 12 января Паначёв получил конверт из ГИБДД, в котором содержалось фото его автомобиля в темноте. На фотографии был виден только госномер машины и свет фар. Согласно постановлению, в 20.57 он двигался со скоростью 87 км/ч в пределах города, где скорость движения ограничена 60 км/ч. В итоге, согласно постановлению, водитель должен был уплатить штраф в 300 рублей.

Однако Паначёв обратил внимание, что место, где якобы он совершил правонарушение, на самом деле очень хорошо освещается уличными фонарями, а не находится в полной темноте, как это запечатлено на фотографии автоматической камеры.

Кроме того, он слышал, что сотрудники полиции нередко ставят переносной фоторадар «Крис-П» за пределами знака, предупреждающего о въезде в черту города. Таким образом, прибор фиксирует автомобили, которые едут с более высокой скоростью, чем разрешено в городе, при этом формально все происходит в пределах населенного пункта.

Паначёв направил жалобу в ГИБДД Первоуральска, где потребовал разъяснить ему, как в ДПС могут документально подтвердить, что переносной радар установлен именно в том месте, которое указано в постановлении, ведь саму географическую точку наблюдения за автомобилистами оператор прибора задает вручную. Глава городской ГИБДД, по словам водителя, очень удивился этому факту и пообещал разобраться, однако в дальнейшем Паначёв получил письмо, в котором вразумительного ответа на его жалобу дано не было.

После этого он обратился в городской суд, потребовав отменить постановление, и направил заявление в городскую прокуратуру, в котором потребовал возбудить против должностных лиц ГИБДД уголовное дело по статье «халатность».

Вместе с тем водитель обратил внимание на то, что выписанное ему постановление не содержит обязательной по закону электронно-цифровой подписи (ЭЦП).

По словам Паначёва, инспекторы областного Центр автоматизированной фиксации административных правонарушений (ЦАФАП) в области дорожного движения заверяли его, что проставленное в письме факсимиле подписи их сотрудника — это и есть ЭЦП.

Автомобилист обратился за соответствующими разъяснениями в прокуратуру Первоуральска, где ему сообщили, что ЭЦП у сотрудников городской ГИБДД имеются (Паначёв признает это, утверждая, что сами подписи появились у инспекторов лишь в марте этого года). Как выяснилось в ходе судебного процесса, вынося административные постановления, сотрудники ЦАФАП по всей области просто обрезали на компьютере фотографии с номером машины, проверяли правильность распознанного номера и нажимали на кнопку «ок». После этого формировался документ формата Word, который затем по протоколу FTP через интернет отправлялся в другое подразделение ГИБДД, откуда и рассылались «письма счастья».

«По сути, все вынесенные с нарушением п. 6, 7 ст. 29.10 КоАП (без ЭЦП. – «Газета.Ru») постановления не имели никакой юридической силы, однако судья напрочь отказалась выносить частное определение, обличающее заговор в ГИБДД в масштабах субъекта федерации», — сетует Паначёв.

В итоге после восьми судебных заседаний автомобилисту 5 июля этого года удалось добиться своего. Суд признал постановление юридически ничтожным, то есть не обязательным к исполнению и не имеющим юридической силы.

Вместе с тем возбуждать уголовное дело по его заявлению в прокуратуре не захотели. «На личном приеме у прокурора Первоуральска я поинтересовался, почему в ответе не было ни слова об уголовном деле, — рассказывает Паначёв. — Он ответил так: пострадавших нет, все автовладельцы, оплатившие штрафы по (юридически ничтожным) постановлениям, признали тем самым свою вину — следовательно, оснований для возбуждения уголовного дела нет; определение выдавать отказался».

«Я направил в прокуратуру области и Генпрокуратуру заявления с просьбой провести тщательную проверку по факту вскрывшегося механизма побора денег с населения. Никто в ГИБДД не может гарантировать правильность установки и конфигурации фоторадаров — следовательно, есть очевидные основания для злоупотребления правом, — уверен Паначёв. — Кроме того, для фоторадаров «Крис-П» в принципе нет программного обеспечения, позволяющего подписывать постановления с помощью ЭЦП, а у ГИБДД области нет серверов и защищенной базы данных всех постановлений, в которой обязаны храниться электронные постановления в соответствии с п. 6 ст. 29.10 КоАП».

Юрист потребовал у областной ГАИ публично заявить о допущенном ими нарушении и к концу августа ожидает очередного ответа.

Глава отдела пропаганды ГИБДД Свердловской области Татьяна Бердникова заявила «Газете.Ru», что в ведомстве знают об истории Максима Паначёва и обвинениях в адрес ГИБДД с его стороны.

«Мы готовим свой комментарий, который планируем разместить в понедельник на нашем сайте.

Поэтому я пока не буду давать каких-то пояснений на этот счет», — заявила она.

Координатор сообщества «синих ведерок» Петр Шкуматов считает, что ГИБДД в данном случае вполне могла установить камеру за пределами города, введя в нее неверные данные. «У меня был аналогичный эпизод: мне прислали штраф за превышение скорости. Якобы я ехал по городу со скоростью 103 км/ч, но я совершенно точно не мог этого сделать, потому что скоростной режим стараюсь соблюдать, — отметил Шкуматов. – Видимо, снимок был сделан уже вне городской черты, иных объяснений у меня нет.

Так что случай в Первоуральске, боюсь, не может считаться чем-то уникальным».

«Довод Паначёва о некорректной постановке переносных камер заслуживает как минимум пристального внимания, — соглашается со Шкуматовым автоюрист из Екатеринбурга Кирилл Форманчук, распространивший письмо автомобилиста. — Люди, особенно в регионах, постоянно жалуются, что эти камеры на треногах ставят рядом с каким-то частным автомобилем, а то и вовсе в багажниках этих машин. Это, конечно, не запрещено, но хорошо бы внести большую ясность, кто принимает решение об установке той или иной камеры, чтобы здесь не было злоупотреблений». Он напомнил, что, согласно недавно принятым поправкам в ПДД, перед работающей камерой видеофиксации в обязательном порядке должен устанавливаться предупреждающий дорожный знак.

«То, что Паначёв пишет об ЭЦП, абсолютно верно: до марта этого года у областной ГИБДД их не было, — рассказал Форманчук. – Самое смешное, что в самом Екатеринбурге городская ГАИ оформляла постановления по всем правилам, так как ЭЦП у них была уже давно.

Трудно объяснить это чем-то еще, кроме обыкновенного российского раздолбайства, ведь стоимость той же ЭЦП составляет для юридического лица около 10 тыс. рублей».

Как объяснил Форманчук, в данном случае административное постановление можно считать вынесенным в ручном режиме, а не в автоматическом. «Постановление по правилам должно автоматически подписываться ЭЦП, где указан конкретный ответственный сотрудник, — заявил юрист. – А тут никакой ЭЦП не было: они действительно вручную вырезали эту фотографию с нарушением, вставляли ее в готовый образец в файле Word. А если, допустим, нарушение сделал владелец красивого номера или полицейский, то они могли штраф и не отправлять. В том-то все и дело, что по факту вместо автоматики тут присутствовал человеческий фактор, потому что никакого контроля за ними нет, а само постановление вынесено абсолютно незаконно».

Эксперт уверен, что отказ различных инстанций дать адекватную оценку жалобе Паначёва вполне объясним. «Если разбираться как положено, то тогда придется кого-то наказывать, дело уголовное возбуждать, а это уже крупный скандал. Так, глядишь, и в других регионах кто-то захочет порядок навести в этой области, поэтому создавать какие-то прецеденты, поднимать шум никто не хочет, — уверен Форманчук.

– Тысячи людей оштрафовали незаконно: если копать, то придется эти деньги возвращать, ведь государство в данном случае получило необоснованный доход».

В связи с этим автоюрист считает показательным решение городского суда Первоуральска, который отменил постановление Паначёва. «Если бы не отменили по-тихому, то этот парень дошел бы до Верховного суда, который все равно встал бы на его сторону, но огласка этой истории оказалась бы намного сильнее», — резюмировал он.