Особенности прокурорской езды

Полицейскому могут дать четыре года колонии за составление протокола на помощника прокурора, заподозренного в пьяной езде

Анатолий Караваев 05.08.2013, 15:17
auto-pravo.info

По данным «Газеты.Ru», сотрудник ГИБДД в Ставрополье может получить до четырех лет колонии за то, что остановил на дороге сотрудника районной прокуратуры и составил на него протокол за отказ пройти тест на алкоголь. Сам водитель утверждает, что был трезв и просто не захотел дышать в алкотестер, на который у полицейских не нашлось сертификата. В прокуратуре сочли действия полицейского незаконными, так как в отношении работников ведомства действует особый порядок привлечения к ответственности.

В Ставропольском крае разгорается конфликт между двумя силовыми структурами — полицией и прокуратурой. Надзорное ведомство добилось возбуждения уголовного дела против инспектора ДПС, который остановил сотрудника прокуратуры на люксовой иномарке и, заподозрив, что тот пьян, составил на него административный протокол. Об этом «Газете.Ru» стало известно в понедельник от информированного источника.

Скандальный инцидент произошел 12 мая этого года на одной из улиц Ставрополя. Наряд ДПС остановил для проверки премиальный кроссовер Lexus RX 330 с госномером С555УО 26RUS. За рулем оказался 23-летний помощник прокурора Александровского района края Евгений Миронов. В подтверждение своего статуса он показал служебное удостоверение, однако в самом документе не был указан его классный чин, а Миронов был сфотографирован в гражданской одежде.

Учуяв резкий запах алкоголя, сотрудники полиции предложили водителю пройти медосвидетельствование, на что Миронов ответил отказом. Свой отказ он подтвердил в присутствии понятых, когда инспекторы начали составлять протокол. Подписывать какие-либо бумаги помощник прокурора отказался.

Понятые дали письменное подтверждение, что водитель Lexus пьян, после чего на него был составлен протокол по ч. 1 ст. 12.26 КоАП РФ и он был отстранен от управления автомобилем.

Спустя несколько дней из краевой прокуратуры в полицию Ставрополя поступило представление об устранении допущенных сотрудниками ГИБДД нарушений законодательства. В нем заместитель прокурора края Александр Гуськов написал, что они нарушили ч. 2 ст. 1.4 КоАП РФ, которая предусматривает особые условия применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении и привлечения к административной ответственности должностных лиц, выполняющих определенные государственные функции, в частности сотрудников прокуратуры.

В прокуратуре посчитали, что действия инспектора противоречат ст. 42 федерального закона «О прокуратуре РФ», в которой говорится, что проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором, является исключительной компетенцией органов прокуратуры.

«Не допускаются задержание, привод, личный досмотр прокурора, досмотр его вещей и используемого им транспорта, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц и задержания при совершении преступления», — говорится в ч. 2 ст. 42 этого закона.

В представлении прокурора подчеркивалось, что полицейские нарушили закон и сами произвели «действия по проверке факта возможного совершения помощником прокурора Александровского района Мироновым Е. К. 12.05.2013 года административного правонарушения».

Прокуратура потребовала привлечь виновных к дисциплинарной ответственности и «принять конкретные меры к устранению выявленных нарушений законов». При этом запрос из городской ГИБДД в прокуратуру района о подтверждении чина и классности Миронова остался без ответа, в связи чем из МВД отправили еще один запрос, на этот раз в прокуратуру края, за подписью начальника ГУ МВД России по Ставропольскому краю генерал-лейтенанта полиции Александра Олдака.

Более того, 1 августа в отношении полицейского Александра Мелихова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

В МВД считают, что их сотрудник ни в чем не виноват. Действия инспектора ДПС в данной ситуации регламентируются пунктом 227 административного регламента МВД. Если полицейский установил, что водитель с особым статусом совершил административное правонарушение, то к нему, согласно статье 1.4 КоАП, применяются меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении и осуществляется привлечение к ответственности в соответствии с особыми условиями, установленными Конституцией РФ и федеральными законами.

На практике сотрудник ГИБДД должен отстранить водителя от управления автомобилем, составить в отношении него рапорт и направить его своему начальнику, чтобы тот незамедлительно переслал его в прокуратуру.

Однако если у инспектора есть подозрения, что водитель с особым статусом находится в нетрезвом состоянии, то, согласно пункту 235 этого же регламента, «в целях обеспечения безопасности других лиц полицейский должен принять меры к прекращению дальнейшего движения до предоставления для управления транспортным средством иного лица или другого устранения условий, препятствующих дальнейшему движению транспортного средства». Кроме того, он также обязан сразу же сообщить об инциденте в дежурную часть для немедленного информирования органов прокуратуры.

Другими словами, если полицейский видит, что водитель с особым статусом опасен для окружающих, он может принять меры для того, чтобы тот не выехал на дорогу, но что именно должен сделать, закон не поясняет.

«Получается, что для того, чтобы остановить такого водителя по закону, сотрудник ДПС должен встать перед машиной и, раскинув руки, физически не давать ему проехать, — отметил собеседник «Газеты.Ru» в краевой полиции. — Но это значит ставить под угрозу собственную жизнь. В теории можно попытаться заблокировать автомобиль и каким-то другим способом, но на практике это сделать почти нереально».

В прокуратуре Ставропольского края оперативно прокомментировать «Газете.Ru» ситуацию не смогли. Не стали комментировать ситуацию и в ГИБДД России.

В региональном СКР информацию о привлечении инспектора ГИБДД к уголовной ответственности после инцидента с помощником прокурора подтвердили. «Да, в отношении сотрудника ГИБДД Александра Мелихова было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 286 УК РФ, — сообщила «Газете.Ru» официальный представитель краевого управления Елена Гришко. — Второй сотрудник, как установила доследственная проверка, только взял документы у потерпевшего и передал их подозреваемому».

Как пояснили в ведомстве, сотрудник прокуратуры не отказывался от процедуры медосвидетельствования в целом, а лишь не захотел дуть в алкотестер.

«Свой отказ он обосновал тем, что у сотрудников не было сертификата на данный прибор. Сотрудники полиции при этом утверждают, что потерпевший отказался от самой процедуры, — пояснила Гришко. — После этого инцидента Миронов поехал и сам прошел медосвидетельствование, которое показало, что он трезв».

«После экспертизы он вернулся в Александровский район, где сообщил прокурору района о происшедшем, — рассказали в СКР. — Тот доложил в краевую прокуратуру, и на основании этого сообщения была проведена служебная проверка. По ее результатам было принято решение о непривлечении данного сотрудника к дисциплинарной ответственности и направлении материалов в СКР для принятия процессуального решения в отношении сотрудника ГИБДД».

При этом в СКР не смогли уточнить, в каком именно учреждении проходил экспертизу помощник прокурора и спустя какое время после задержания его полицейскими она состоялась. «Но раз в прокуратуре посчитали своего сотрудника правым, то, скорее всего, экспертизу он проходил в соответствующем медучреждении и сразу после инцидента, а не на следующий день, когда от возможного опьянения уже могло ничего не остаться», — отметила Гришко.

Сам полицейский в ходе доследственной проверки в СКР заявил, что помощник прокурора, по его мнению, мог иметь поддельное удостоверение. «Но ведь это же не показатель. Я не хочу гадать, но, может, была у них в прокуратуре какая-то накладка с фотографией или еще что-то. Я специально уточняла у коллег обвиняемого — им каждый день на разводе напоминают о порядке привлечения к административной ответственности спецсубъектов, к числу которых относятся и сотрудники прокуратуры, — добавила Гришко. — Кроме того, Мелихов заявлял в ходе проверки, что под действия закона «О прокуратуре», как он его понимал, подпадают только сами прокуроры, а не их помощники, которые должны привлекаться к ответственности в обычном порядке».

В ведомстве уточнили, что мера пресечения в отношении сотрудника ГИБДД не избиралась и сейчас он вместе с напарником продолжает работать. «В ближайшие дни мы планируем еще раз его допросить», — уточнила Гришко.

Случай со ставропольским полицейским нельзя назвать прецедентным. В феврале 2005 года аналогичная история произошла в Новосибирске с инспектором ДПС Александром Бугурновым.

Тогда на его сторону дружно встали вся местная общественность и возмущенные автомобилисты. Противостояние между двумя силовыми ведомствами затянулось на несколько лет, и точку в нем пришлось ставить Верховному суду.

Полицейский остановил проехавшего на красный свет помощника прокурора Железнодорожного района Новосибирска Василия Савицкого. Заподозрив, что водитель пьян, полицейские решили составить протокол, но помощник прокурора попытался скрыться и в итоге после погони был задержан и в наручниках доставлен в отдел милиции. От прохождения медосвидетельствования он отказался. После инцидента он написал на инспектора рапорт и в итоге по требованию прокуратуры на Бугурнова завели уголовное дело. За свою принципиальность инспектор по той же ч. 1 ст. 286 УК РФ был осужден на четыре года условно.

Правда, обвинительный приговор полицейскому позже был отменен областным судом, а повторное разбирательство в районном суде также подтвердило невиновность инспектора, который продолжил работу в ГИБДД.

Но и прокуратура не осталась в проигрыше — в 2008 году Верховный суд РФ посчитал один из пунктов действовавшего в Новосибирской области «Алгоритма действий сотрудников ОВД при выявлении административных правонарушений, совершенных сотрудниками прокуратуры» незаконным. Инструкция, в частности, подразумевала, что инспекторы ДПС должны были «неукоснительно» составлять протоколы на прокуроров, нарушивших ПДД.

Новосибирские полицейские осмелились прописать в своей инструкции тезис о том, что все, кто совершил правонарушения, равны перед законом и «подлежат ответственности независимо от должностного положения». В итоге ВС подтвердил особый статус сотрудников прокуратуры и не понравившийся прокуратуре пункт инструкции был отменен.