Кого слушает президент

«Водитель был мертвецки пьян»

Протоколы допроса свидетелей, утверждавших, что иеромонах Илия в момент ДТП был пьян, бесследно исчезли

Анатолий Караваев 29.03.2013, 10:24
Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС

Из материалов громкого уголовного дела по факту ДТП на Кутузовском проспекте, в совершении которого обвиняется иеромонах Илия, пропали важнейшие свидетельские показания. Несколько человек, видевшие священнослужителя в момент аварии и после нее в пьяном виде, оказались проигнорированы следствием. Сам иеромонах заявил в суде, что его джип Mercedes G500 никого не сбивал, а один из главных свидетелей, коллега погибших рабочих, категорически опроверг его слова.

В Дорогомиловском райсуде Москвы прошло очередное заседание по делу Павла Семина (иеромонах Илия), который обвиняется в том, что в ночь на 16 августа 2012 года на своем внедорожнике Mercedes Gelandewagen с «блатными» номерами, проигнорировав все запрещающие знаки, спровоцировал ДТП на Кутузовском проспекте.

В аварии погибли двое дорожных рабочих, которые в это время находились на огороженном участке проспекта. С места ДТП 26-летний священнослужитель, которому принадлежат несколько дорогих иномарок, а также престижная недвижимость, скрылся, но затем все же сдался полиции.

Защита потерпевших уверена, что мчавшийся по ночной Москве Илия был сильно пьян и сбежал, чтобы не пойти по более тяжелой статье — сейчас ему грозит до семи лет лишения свободы. Если же удалось доказать, что Семин был пьян, то обвиняемому грозило уже до девяти лет. Сам иеромонах ранее заявлял, что при ДТП ударился головой и саму аварию почти не помнит. Он признает вину в столкновении с одной из машин, но не считает себя виновным в гибели людей.

Главным событием дня стал допрос прораба Максима Кравченко, который в ту ночь возглавлял ремонтные работы на участке Кутузовского проспекта. Его показания могут стать для Илии роковыми.

В отличие от всех выступавших до него свидетелей Кравченко четко заявил: именно джип иеромонаха сбил насмерть двух его коллег.

«Я был непосредственно на месте катастрофы, — рассказал он. — Мы проводили работы на участке, который занимал две крайне левые полосы дороги. Я видел «Мерседес», который как мчался по левой полосе, так и продолжил ехать по ней не тормозя, пробил заграждение ремонтной зоны и ударил «Газель» технической службы». В кабине автомобиля в это время был рабочий Владимир Волков, который заглянул туда за инструментами. Получив серьезные травмы, он остался жив.

«После этого «Мерседес» вылетел на открытое пространство и, не снижая скорости, сбил Павла Лейкина и Николая Сергеева, которые в этот момент разговаривали друг с другом,

— продолжил свидетель, находившийся в нескольких метрах от погибших. — Их тела просто раскидало по сторонам». После этого Mercedes вновь пробил заграждение и снова оказался на проезжей части. Джип налетел на Skoda и только после этого, перевернувшись на бок, выкатился на расположенный справа тротуар.

Кто был за рулем автомобиля и что происходило дальше, Кравченко не видел, так как в это время находился рядом с товарищами. «Люди умерли буквально в течение одной-двух минут, им невозможно было оказать помощь», — добавил он в конце допроса, закончившегося поздним вечером.

В свою очередь, адвокат потерпевшей стороны Игорь Трунов заявил, что из уголовного дела исчезли важные документы, в том числе первоначальные заявления свидетелей, которых следствие в дальнейшем почему-то не допрашивало.

По его словам, несколько человек, в том числе сосед иеромонаха, сразу после ДТП заявляли, что священнослужитель в момент аварии был сильно пьян, однако затем их показаний в уголовном деле не оказалось.

К началу суда бесследно исчез протокол заявления свидетеля аварии Елисея Шершова, которого полицейские опросили 16 августа. Он лично вытаскивал Илию из опрокинувшегося Mercedes.

«От него пахло спиртным, владелец даже ничего не понимал, так как был мертвецки пьян, — говорилось в заявлении, копию которого удалось сохранить потерпевшим. — Мы вытащили его из машины и в момент, когда мы начали переворачивать автомобиль подошел друг владельца авто «Мерседес» и увез его с места ДТП. В дальнейшем выяснилось, что владелец скрылся, испугавшись ответственности за гибель людей, находясь в нетрезвом состоянии».

Свидетель выразил готовность опознать водителя Gelandewagen и его друга. «По представленной мне фотографии я абсолютно точно узнал водителя, который управлял автомашиной «Мерседес». Именно этого человека я вытаскивал из машины, он находился в нетрезвом состоянии», — говорится в тексте ходатайства адвоката Трунова, в котором он просил суд допросить указанных им свидетелей.

Также Трунов попросил суд истребовать записи с камер видеонаблюдения, установленных на Кутузовском проспекте, в том числе принадлежащих Федеральной службе охраны (ФСО). Несмотря на обилие видеокамер в районе ДТП (адвокаты насчитали 22 штуки. — «Газета.Ru), в материалах дела видеозаписи аварии отсутствуют. По данным юриста, изначально такие записи в деле имелись, однако затем они, как и данные с видеорегистратора одной из машин, бесследно исчезли. Кроме того, Трунов попросил суд запросить у компании «Совзонд» и Института географии РАН спутниковые снимки места аварии, которые могли быть сделаны в момент ДТП, а также записи с видеокамер космических спутников наблюдения.

Судья Антон Толстой отказал в удовлетворении ходатайства, посчитав его преждевременным. Сам Илия против ходатайства Трунова не выступил.

Комментируя заявления адвоката потерпевших, обвиняемый, который по обыкновению вел себя очень тихо и смиренно, вновь сказал, что не виновен в гибели людей.

«Автомобиль «Гелендваген» не сбивал людей, — заявил он. — Скрывать нечего, пусть все знают правду, что я не сбивал людей».

Подсудимый подчеркнул, что после его явки с повинной было проведено медосвидетельствование, которое показало отсутствие в крови алкоголя. «Кровь была найдена на коврике машины, она совпала с моей, алкоголя там не обнаружено», — сказал священнослужитель. Впрочем, сдался полиции иеромонах лишь 17 августа, то есть спустя полтора дня после ДТП, когда от любого опьянения в его организме уже не осталось и следа.

Заявления адвоката Трунова о пропаже вещдоков в четверг почти сразу же опровергли в ГУ МВД по Москве. «Материалы уголовного дела были переданы в суд в полном объеме, а измышления адвоката по поводу утерянных документов пусть остаются на его совести», — сообщил РИА «Новости» неназванный сотрудник пресс-службы главка.

Также в четверг в суде был допрошен еще один свидетель аварии — водитель такси Skoda Юрий Моргунов. Именно в его автомобиль врезался Илия, перед тем как остановиться на обочине. Свидетель не смог ответить на ключевой для адвокатов обеих сторон вопрос – кто именно сбил погибших. Как и предыдущие свидетели, выступившие до него в суде, он не видел непосредственный момент наезда на погибших. В ходе допроса Моргунов сообщил, что ехал по проспекту вместе с пассажиром, когда в него на большой скорости сзади врезался внедорожник.

Таксист заявил, что столкновение стало для него полной неожиданностью. Машина поморгала ему сзади дальним светом, но, не дожидаясь, когда Моргунов уступит дорогу, в итоге врезалась в него. «Обычно в таких ситуациях машина сзади притормаживает, мне и в голову не приходило, что он совершит наезд. Секунд пять прошло с того момента, как я увидел автомобиль, до удара», — отметил свидетель.

Он оценил скорость протаранившего его автомобиля примерно в 160—180 км/ч.

То, что врезавшаяся в него машина, — это джип Mercedes Gelandewagen, за рулем которого сидел Илия, таксист увидел только после того, как пришел в себя после удара: «Машина дымилась, ее переворачивали», — сказал он о внедорожнике.

На самом первом заседании суд уже допрашивал пассажира этого же такси Михаила Синьковского. В итоге показания обоих находившихся в такси мужчин оказались почти идентичны.

На следующем заседании суд продолжит допрос свидетелей.