Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Дорога на краю страны

Корреспондент «Газеты.Ru» проехал трассу Чита — Хабаровск

Евгений Шипилов (Чита – Хабаровск) 27.09.2010, 17:50
Евгений Шипилов

Трасса Чита — Хабаровск официально открыта. Коридор через тайгу в две тысячи километров впервые соединил автодорогой Дальний Восток с остальной Россией. Корреспондент «Газеты.Ru» проехал по дороге через заброшенный край и убедился, что вся она покрыта асфальтом, однако более четверти пути уже требует капитального ремонта.

Проект трассы «Амур» между Читой и Хабаровском в рамках эпохального плана прокладки автодорог через всю страну появился еще в 1966 году. Спустя 12 лет силы Минобороны начали прорубать сквозь тайгу коридор между Сибирью и Дальним Востоком, протяженность которого составляла 2097 километров. Однако уже спустя год проект был заморожен: войска перебросили на строительство дорог в Афганистане. К трассе, которая имела исключительно стратегическое назначение, власти вернулись только в 1990 году. За шесть лет дорожники возвели 994 километра асфальтобетонного покрытия. Однако из-за нехватки денег работы вновь остановили.

В 2000 году власти вернулись к проекту строительства дороги. В этом же году с подачи журналистов издания «За рулем» стартовал первый автопробег по маршруту от Читы до Хабаровска.

«В 2000-м был разрыв в 800 километров: на этом участке кроме тайги ничего не было, только лес и горы, — вспоминает зам главного редактора «За рулем» Игорь Моржаретто. — Остальные участки, которые существовали, были старые и достаточно разбитые».

В 2003 году дорогу сделали грунтовой, однако по-прежнему не было мостов. «В основном ездили по бродам, — продолжает Игорь Моржаретто. — Кусочки в 200 км ехали по 22 часа». В 2006 году появились мосты. «Колонна машин растягивалась на несколько километров, потому что ничего не было видно из-за густой пыли, — говорит журналист. — Были острые камни, и каждый, кто ехал по этой дороге, обычно вез как минимум три колеса-запаски, потому что шиномонтажа не было, а резины бились со страшной силой».

Автопробег журналистов по трассе «Амур» в этом году, приуроченный к окончанию строительства трассы, стартовал из Читы, ныне столицы Забайкальского края.

Бедный, грязный и полуразрушенный город, с серыми покосившимися домишками, меж которых теряются редкие новостройки, не похож на столицу крупного региона. Люди живут бедно. На улице часто встречаются пьяные. Несловоохотливые жители равнодушны к появлению трассы: в городе не у многих есть автомобиль.

Начало автодороги от Читы обозначено столбом-памятником с отметкой «0 километров». На первых километрах двухполосная трасса неровная и шероховатая, на многих участках разбита и с серьезными повреждениями, часто залатана на скорую руку. Машина постоянно подпрыгивает на кочках, руль выскальзывает из рук, пассажиры, охая, бьются затылками о потолок машины. Скорость колонны, заданная головной машиной, все равно 50–80 км/ч.

После ста километров от Читы трасса перетекает в новое гладкое полотно. На этом покрытии скорость автомобиля вырастает до 110–140 км/ч. Кажется, что это ненадолго и вот-вот вернутся ухабы и выбоины. Но постепенно привыкаешь к ровной дороге, и уже есть возможность отвлечься от трассы и посмотреть на бескрайние просторы тайги.

Вдоль дороги примерно через каждые 50–100 километров встречаются островками остатки поселений — покосившиеся, убогие, серые домишки, очевидно появившиеся здесь еще два-три века назад. Жизни в них не видно.

Машины по пустынной дороге ездят крайне редко, в среднем не более 30–40 авто на сто километров в обоих направлениях. В основном это большие фуры, часто груженные праворульными иномарками. Встречаются первые автовозы с леворульными Mitsubishi из Японии на борту. На легковушках едут в основном перегонщики на праворуких японках: машины часто еще с транзитными номерами и обернуты скотчем.

Инфраструктуры на протяжении всей дороги практически нет. На первых 300 километрах встретились всего две кустарные бензоколонки. Водители заправляются здесь только в крайнем случае: бензин низкого качества и разбавлен то ли водой, то ли еще чем-то. Машины после такой заправки начинают задыхаться и глохнуть. Однако зачастую другого выбора не остается.

Жутко представить, что может произойти с путником, если на трассе закончится топливо или машина сломается. Водители ставших здесь авто могут ждать помощи более суток. Здесь нет связи, ГИБДД пока трассу не патрулирует. Мобильники не ловят практически на всем протяжении дороги. Именно в этих краях местные жители месяц назад зверски убили, а затем сожгли мотопутешественника Алексея Барсукова.

Роковая поломка мотоцикла вынудила байкера искать помощи в этой глуши. По одной из версий, его хотели просто ограбить, по другой, он отказался пить с местными — за это его и сожгли.

Но эти истории не отпугивают путешественников. На одной из остановок вдоль трассы отдыхает байкер Евгений Коржов. Он ездит на мотоцикле по трассе Чита — Хабаровск уже больше 10 лет. Сейчас на некоторых участках трассы на своем мотоцикле Honda он развивает скорость выше 200 километров в час. Байкеры знают, что дорога небезопасная, поэтому ездят с огнестрельным оружием. «Раньше ужасная дорога была, но все равно ездили, — уверяет он. – Но даже сейчас этой дорогой пользуются в основном перегонщики, а чтобы бизнес сюда пришел, должно будет вмешиваться государство».

В семистах километрах к северо-востоку от Читы находится самый крупный районный центр на данном промежутке – город Могоча. Раньше сюда можно было добраться только по железной дороге. Теперь есть «Амур», однако, чтобы попасть в город, от трассы нужно проехать еще 11 километров по сильно разбитой, в основном грунтовой, с глубокими ямами дороге. Городок не привык к приезжим, хотя здания исписаны националистическими лозунгами. Здесь нет гостиниц и мотелей. Восьмерых журналистов из автопробега поселили в трехкомнатную квартиру общежития. Выяснилось, что там уже живет девушка Юлия, капитан милиции, которую не предупредили о новых соседях. Она вернулась в квартиру поздно ночью и, к своему удивлению, обнаружила у себя дома толпу взрослых мужчин. Выслушав обещания незваных гостей уйти рано утром, она больше не произнесла ни слова и спряталась в одной из комнат.

На трассе Чита — Хабаровск множество мостов. Покрытие на них отличается от новых дорог, так как в первую очередь (еще несколько лет назад) строили мосты, а потом уже асфальтировали трассу. Многочисленные небольшие водоемы, через которые перебрасывали мосты, названы просто «ручей», однако спустя несколько километров дорожники стали называть водоемы в свою честь, например Борисовский и Козлов. Затем появляются ручьи с женскими именами: здесь уже строители давали им имена своих возлюбленных.

Вдоль трассы расположены базы рабочих, которые строят дорогу. Многие из них приехали из сибирских регионов, кто-то пришел работать из местных. Голубоглазые, с красными, обветренными, покрытыми глубокими морщинами лицами. Вид у них усталый и смиренный.

Рабочие печально известного ООО «Брус», в отношении которого прокуратура возбудила, но вскоре закрыла уголовные дела, живут в однотипных желтых домиках с маленькими комнатушками, в которых практически вплотную друг к другу стоят четыре одноместных кровати. На территории городка есть баня, волейбольная площадка и турники. Здесь действует сухой закон, и спиртное запрещено держать на территории базы.

Через тысячу километров пустынные и однообразные пейзажи тайги начинают утомлять. Гладкая и ровная дорога виляет между сопками, как будто в бесконечность. Становится скучно, пассажиры засыпают, и за рулем автомобиля предательски клонит в сон.

На 1274-м километре трассы построено ставшее знаменитым кафе «Хуторок», где во время своего автопробега месяц назад останавливался Владимир Путин. Владелец заведения фермер Алексей Зятьков рассказывает, что еще несколько лет назад дорога, несмотря на грунтовое покрытие, была оживленнее: целыми днями проезжали перегонщики на иномарках из Японии. «Раньше у меня работало 8 шиномонтажников, а сейчас только два, — говорит он. — Продажи легковой резины упали, но грузовой, наоборот, возросли. Больше стали двигаться большие фуры».

На подъезде к столице Еврейской АО, городу Биробиджану, вновь появляется участок с разбитой старой дорогой. Ее так же, как и в Чите, строили еще несколько лет назад. В самом регионе, одном из самых малонаселенных в России, люди, чтобы выжить, вкалывают на нескольких работах.

Средний доход здесь 5–8 тысяч рублей в месяц. Биробиджан кажется мрачным и угрюмым. Хотя местные жители называют его «уютным». Они связывают большие надежды с новой дорогой: в регион могут наконец прийти деньги, а люди перестанут уезжать.

В Хабаровском крае старые, поврежденные участки дороги перемежаются с новым полотном, здесь же рабочие уже кладут свежий асфальт. Хабаровск стал глотком свежего воздуха в экономически неблагополучном регионе. Здесь развивается малый и средний бизнес. Генеральный директор предприятия по выпуску бумажной продукции ООО «Яшма» Александр Максименко жалуется на высокие тарифы железнодорожных перевозок и — в связи с появлением трассы — полностью меняет логистику. «Мы сейчас просчитываем перевозки автомобильным транспортом, потому что железнодорожники очень задрали цены, просто душат бизнес, — сетует он. — Выгоднее возить машиной. В Амурскую область из Хабаровска трехтонный контейнер поезда стоит 18 тысяч, у него загруженность 4–5 кубов. Автомобилем уже отправляли по этой трассе 7 кубов, и дорога стоит 6 тысяч рублей – в три раза дешевле за одно и то же расстояние».

Около 1500 километров трассы Чита — Хабаровск по качеству лучше многих дорог в центральной России. Однако в капитальном ремонте на «Амуре» нуждается уже более 600 километров трассы, некоторые из которых были построены всего несколько лет назад, но сейчас разбиты. Тяжелые климатические условия и тяжеловесные фуры и автовозы, в основном курсирующие вдоль трассы, могут быстро привести в негодность дорогу, которую строили 44 года, и превратить этот транспортный коридор в бочку Данаид по вливанию денег. Всего на строительство трассы с 1978 года ушло уже более двухсот млрд рублей.