Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Чиновница не успеет сесть

В Иркутске суд вынес приговор дочке главы избиркома, задавившей женщин

Михаил Лобачев, Евгений Шипилов, Григорий Туманов 17.08.2010, 12:46
Вести.Ru

Дочь председателя облизбиркома, сбившая в Иркутске двух женщин, скорее всего, избежит реального наказания. Суд приговорил ее к трем годам колонии-поселения, но с отсрочкой на 14 лет. За это время может истечь срок давности по правонарушению. Лечение потерпевшей виновница ДТП не оплатила.

Во вторник в Иркутске вынесен приговор 28-летней Анне Шавенковой, дочери председателя областного избиркома, сбившей на тротуаре двух женщин. По решению суда, она должна провести три года в колонии-поселении. Правда, тут же судья отсрочил исполнение наказания на 14 лет, до 2024 года, для ухода за родившимся в марте ребенком (в момент ДТП Шавенкова была беременна). «Поскольку у осужденной недавно родился ребенок, то отбывание наказания Шавенковой отсрочено до того, как ему исполнится 14 лет, то есть до марта 2024 года», — пояснили РИА «Новости» в суде.

Нашумевший инцидент произошел в Иркутске 2 декабря 2009 года. Автомобиль Toyota Corolla, которым управляла консультант аппарата «Единой России» в Иркутском областном законодательном собрании Шавенкова, выехал на тротуар перед зданием Байкальского университета экономики и права и буквально впечатал в крыльцо учебного заведения двух женщин — сестер Юлию и Елену Пятковых. От полученных травм Елена Пяткова скончалась, Юлия стала инвалидом.

Адвокат семьи Пятковых Виктор Григоров возмущен мягкостью приговора и намерен через два дня его обжаловать.

Потерпевшая сторона просила приговорить Шавенкову к отбыванию наказания в колонии общего режима, однако суд постановил отправить осужденную в колонию-поселение.

Более того, суд согласно ст. 82 УК РФ «отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей», решил, что в тюрьму Шавенкова отправится только через 14 лет. Однако процессуальный парадокс заключается в том, что за это время истечет срок давности дела и осужденная автоматически будет освобождена от ответственности.

Адвокат Григоров также указал на то, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства и не рассмотрел все имеющиеся у стороны защиты документы. «У нас есть доказательства, которые подтверждают, что она злостный нарушитель и вела себя не таким образом, как должен вести себя человек после совершения преступления», — подчеркивает Виктор Григоров.

История получила общественный резонанс после того, как в интернете был размещен видеоролик с камер наружного наблюдения, установленных на фасаде здания.

На пленке видно, что после наезда Шавенкова вышла из машины и в первую очередь стала осматривать повреждения автомобиля, а затем звонить по мобильному телефону. К пострадавшим она не подошла и «скорую» для них не вызвала.

Кроме того, по информации ряда СМИ, изначально Анна Шавенкова вообще проходила по делу как свидетель. В феврале 2010 года ГУВД области опровергло эту информацию, заявив, что Шавенкова находится в статусе подозреваемого.

Согласно части 3 статьи 264 УК РФ, за нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью, а также смерть человека, максимальное наказание составляет до пяти лет лишения свободы, а также лишение водительских прав на срок до трех лет.

Виктор Григоров отмечает, что следствие проводилось с многочисленными нарушениями. Так, акт медосвидетельствования на состояние опьянения не совпадает по времени с обстоятельствами преступления. «Многочисленные ошибки исправляли только мы, а в суде, например, однажды всплыла бумажка, которой вообще не было до этого в деле, — по сути, произошла фальсификация доказательств», — удивляется адвокат.

Анна Шавенкова получила водительские права в 2001 году, однако за руль она села только в 2008-м, приводит аргументы потерпевшая сторона. «Она после получения прав вообще семь лет не водила авто, — говорит Григоров. — А когда села за руль, то не просто ездила, а гоняла по улицам». Так, по данным адвоката, до совершения ДТП Шавенкова неоднократно привлекалась к административной ответственности за превышение скорости во дворах, при этом штрафы не оплачивала.

В суде дело рассматривалось в особом порядке — такое допускается, если обвиняемый согласен с предъявленным ему обвинением и раскаивается в содеянном.

Примечательно, что подсудимая решила не выплачивать компенсацию за вред здоровью потерпевшей.

«До последнего момента родственники надеялись, что подсудимая предложит добровольно возместить вред, но никакой реакции с ее стороны не последовало, — говорит Григоров. — У Юлии Пятковой очень тяжелые травмы. С момента аварии ей пришлось пережить несколько операций, после очередной госпитализации и хирургического вмешательства ее выписали со стационарного на амбулаторное лечение, но через несколько дней ей вновь стало плохо, и ее отправили в больницу. Молодой организм не справляется с тяжелыми операциями». Потерпевшая сторона теперь также намерена подавать гражданский иск. «Раньше нам было не до этого, очень много сил было потрачено на то, чтобы следствие не ушло «влево» или «направо», — объясняет адвокат.

Защитник утверждает, что у ребенка Шавенковой есть отец, который мог бы его воспитывать. Мужчина присутствовал на судебных заседаниях и выступал в качестве свидетеля. После того как подсудимая задавила пешеходов, она позвонила именно ему.

Это не первый случай, когда суд откладывает исполнение наказания осужденной в связи с наличием у нее несовершеннолетних детей.

Например, организатор центра родительской культуры «Колыбелька» в Санкт-Петербурге Елена Ермакова была приговорена к пяти годам колонии-поселения с отсрочкой, которая также будет действовать до достижения ее ребенком 14-летнего возраста. Она была признана виновной в занятии незаконной частной медпрактикой, повлекшей по неосторожности смерть человека и травмы. По версии следствия, Ермакова в своем центре оказывала помощь женщинам, собирающимся рожать в домашних условиях. Из-за ее непрофессионализма шесть младенцев умерли, еще два получили серьезные травмы.

Впрочем, единой судебной практики по уголовным делам в отношении матерей с несовершеннолетними детьми нет. Дело Светланы Бахминой — один из известных примеров.

Бывшего юриста ЮКОСа в 2006 году приговорили к шести с половиной годам лишения свободы за присвоение имущества ОАО «Томскнефть» на сумму 8 млрд рублей и уклонение от уплаты налогов на сумму более 600 тысяч рублей. Адвокаты Бахминой неоднократно просили суд отсрочить исполнение наказания для их подзащитной, так как у экс-юриста были двое несовершеннолетних сыновей — 7-летний Федор и 11-летний Григорий. Кроме того, на момент вынесения приговора Бахмина была беременна. Однако суд доводы защиты не учел.