Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«Прививка – насилие над иммунитетом»

Эля Вермишева 08.11.2005, 15:19

Массовая вакцинация населения вредна и опасна. Только одному из 500 человек требуется вакцина, да и то после серьезного обследования. А прививка от гриппа может привести к тяжелой форме болезни. Об этом «Газете.Ru» рассказала член Российского национального комитета по биоэтике РАН, вирусолог Галина Червонская.

— Галина Петровна, сейчас разговоры о вакцинации популярны как никогда. Нас пугают птичьим гриппом, призывают привиться от обычного гриппа, чтобы защитить себя от птичьего. Причем, ссылаются на Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ)…

— Все это не совсем так. Даже если ВОЗ что-то там решила, в каждой стране свои порядки. Там вакцинируют птиц, а мы опять кинулись вакцинировать людей против обычного гриппа. Кстати, мне как специалисту-вирусологу непонятно, что такое вакцина против «обычного» гриппа. Ведь даже один грипп А-типа имеет не меньше 16 подштаммов. Но если человек верит в вакцины и хочет защитить себя от инфекций именно вакциной, — пожалуйста. Единственное — насилия и принуждения тут никакого не должно быть.

— А если кто-то не привьется — и гриппом заболеет?

— Ну, пусть заболеет гриппом, зато у него будет пожизненный иммунитет против этого штамма гриппа. Кстати, и вакцинированный человек очень часто болеет в более тяжелой форме, нежели не вакцинированный, особенно если прививать живой вакциной. Это стереотип — что человек после введения вакцины переболевает в «легкой форме». На самом деле то, насколько тяжело он переболеет, зависит от индивидуальной восприимчивости организма.

Кстати, в худшем раскладе после прививки он может переболеть гриппом в очень тяжелой форме.

— Надо ли прививаться от гриппа, если есть хронические заболевания?

— Хроническое заболевание от чужеродного белка обязательно обострится — как от живой вакцины, так и от «убитой». Ведь она является провокатором для проявлений болезни. В инактивированной (то есть «убитой») вакцине полно химических веществ. И «хроникам» от этого тем более ничего хорошего не будет. Необходимость прививок людям с хронической патологией — это еще один стереотип.

У нас, я считаю, вообще все поставлено с ног на голову.

Заветы основоположника вакцинации, английского врача Эдуарда Дженнера: не прививать ослабленных людей, детей первых недель жизни, а вакцинацию осуществлять только в случае реальной опасности — и только тем, кто был в контакте с заболевшим.

Вот это правильный подход. А у нас нет.

Кроме того, у человека, может быть, уже есть антитела к этому штамму гриппа. А когда много антител — это плохо. В этом случае развиваются аутоиммунные процессы, например, заболевания почек. Антитела начинают разрушать клетки, ткани и органы собственного организма. Значит, нужна предварительная диагностика, которая осуществляется через анализ крови. Только в этом случае и прививки будут индивидуальными.

— А может ли вакцина быть полностью безвредной?

— Нет. Любая вакцина неизбежно небезопасна. Следствием вакцинации становится «малая болезнь», будь то живая вакцина или инактивированная. Кстати, только в России и Китае разрешено применение живой вакцины против гриппа. Если бы она была безопасна, то уж точно ее бы применяли во многих других странах, но в Европе, например, почему-то не идут на это.

— Что касается птичьего гриппа — возможно ли без прививок остановить эпидемию, которую прогнозируют многие эксперты?

— Сейчас таких значимых эпидемий, как тысячу, пятьсот лет назад, и даже в начале прошлого века, просто не может быть. Все изменилось: изобретен целый арсенал химиотерапевтических, противомикробных средств, интерферонов, дезсредств и прочего. А птичий грипп — это очередной аврал. Обычный ажиотаж, запугивание, принуждение. Все как было, так и осталось.

Просто фирмам нужно сбыть свою продукцию.

А вообще, если санитарно-эпидемиологическая служба ставит кордон эпидемии только прививками, считайте, что такой службы в России у нас нет.

— Недавно глава правительства Михаил Фрадков заявил, что нужна новая национальная концепция здоровья детей. Эта концепция подразумевает массовую вакцинацию, которую будут проводить не только против полиомиелита, но и против гепатита А и В, краснухи и того же гриппа..

— Вреда здоровью от этой концепции будет больше, чем пользы. Нашей стране не нужно столько вакцин. Их количество должно быть рассчитано не по головам, а по реальной потребности. Все это должно проводиться при обязательной иммунодиагностике до и после вакцинации.

— Как это должно выглядеть на практике?

— Любое уважающее себя государство, когда ребенок появляется на свет, составляет на него иммунологическую и генетическую карту. Для этого исследуют кровь новорожденного, которая берется из пупочного канатика – это не травмирующая процедура. Кстати, в наше время в основном рождаются ослабленные дети, и им, согласно принятым во всем мире показаниям, категорически запрещается вводить любую живую вакцину, но у нас это делается.

— Вы утверждаете, что прививки в итоге ослабляют иммунитет?

— Любая прививка — это дополнительная работа для иммунной системы. У каждого организма иммунная система, также как и все остальные (кровеносная, выделительная и т. д.) функционирует индивидуально. Чем больше ресурсов затрачено – тем меньше остается. А иммунная система не вечный двигатель. Про меня мои оппоненты говорят, что я привита от головы до пят и потому здорова. Все как раз не так. Ни я не привита, ни члены моей семьи. Нашу иммунную систему не травмировали, поэтому мы и не понимаем, что такое ОРЗ и ОРВИ.

— Иными словами, нам кажется, что мы укрепляем иммунитет, а получается наоборот?

— Да. Начиная с роддома – вакцина, вакцина, вакцина. Их пагубное влияние начинается с рождения (например, вакцинация против туберкулеза, с которой начинается наша жизнь – это очень сильный удар по иммунной системе) и идет практически до юношеского возраста, что приводит к параличу иммунной системы. У нее просто не хватает сил адекватно реагировать. А между тем осложнения на прививки были известны с 1796 года.

— Мы привыкли к мысли, что отказ от детских прививок обязательно приведет к болезни…

— Каждый человек — индивидуальность. Из ста к туберкулезу восприимчив только один. Дифтерией заболевает 15–20% населения, причем в зависимости от региона, от этнической принадлежности, национальности. Полиомиелитом может заболеть один из 500. Стоит иметь в виду: тот, кто заражается, далеко не всегда заболевает. И форма, в которой болезнь протекает, разная. А нас ведь запугали, что обязательно будет паралич. Но если основная часть населения не восприимчива к инфекционным болезням (собственно, за счет этого человечество и выживает), получается, что вакцина нужна только одному из 500. А прививают всех.

— К каким осложнениям приводит вакцинация детей?

— Реакцией на АКДС (ассоциированную коклюшно-дифтерийно-столбнячную вакцину) может стать поражение центральной нервной системы и почек. На БЦЖ (живую вакцину против туберкулеза) – оститы (поражения костей), остеомиелиты (поражения костей с костным мозгом), лимфадениты, до ребенка невозможно бывает дотронуться — все лимфоузлы воспалены.

Когда я говорю о многочисленных осложнениях от вакцинации, в ответ звучит, что они редкость. А мне письма от врачей и родителей приходят мешками. Очень многие разыскивают меня по телефону. Если бы я отвечала на все эти звонки — сидела бы на телефоне с утра до ночи.

— А есть официальная статистика этих осложнений??

— Мы столько десятков лет вакцинируем, а статистика поствакцинальных осложнений отсутствует. Сторонники массовой вакцинации приводят абсолютно разные цифры. Санитарно-эпидемиологическая служба не отслеживает фактическую защищенность населения от инфекционных болезней, так же как и эффективность вакцин.

На самом деле поствакцинальных осложнений колоссальное количество — но доказать, что они стали следствием прививок, крайне сложно.

— Оппоненты предъявляют вам очень серьезные обвинения. Их главный аргумент: кампании против вакцинаций приводят к трагедии.

— Через год после того, как я в 1988 году публично выразила свое отношение к повальной вакцинации, к составу АКДС-вакцины и контролю за безопасностью наших вакцин, чиновники из Минздрава обвинили меня в том, что это привело к эпидемии дифтерии. Получается, что после той статьи народ отказался от вакцинации, и уже в 1990 году возникла «эпидемия». Но «моя» эпидемия в таком случае должна была возникнуть в 1997–1998 годах.

К тому же АКДС-вакцина, против которой я выступала, должна защищать от трех инфекционных болезней. А почему тогда, по их версии, возникла эпидемия именно дифтерии, а не, к примеру, коклюша, кстати, такого же заразного, как и грипп. Ведь дифтерией заразиться гораздо сложнее, чем коклюшем. Если вы так сообразительны, так объявляйте коклюшно-дифтерийную эпидемию. Про столбняк не говорю: это отдельный разговор. Крайне редкое заболевание, так же как и полиомиелит. А на самом деле даже когда охвачена прививками всего половина детей (данные на 1982 год), о чем говорят цифры, эпидемии почему-то не случается.

— Вы говорили о низком качестве применяемых вакцин….

— Да, в АКДС-вакцине, например, содержится два очень опасных консерванта: ртутьорганическая соль – мертиолят (ртутные соли опаснее самой ртути, они поражают клетки головного мозга и клетки почек) и канцероген формалин (водный раствор формальдегида). В 1999 году состав вакцины претерпел изменения: содержание ртутьорганической соли и формалина уменьшили в 10 раз. Представляете, сколько этих веществ там было до этого! А я в свое время, работая в ГНИИ стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов им. Тарасевича, имела возможность убедиться, что из института выходят нестандартные препараты. В различных сериях АКДС-вакцины содержание мертиолята и формалина отличалось в разы!

— Вы пытаетесь что-то изменить в российской системе вакцинации? .

— Да, группа специалистов (педиатры, неонатологи, акушеры-гинекологи, детские психиатры, вирусологи, бактериологи) из Екатеринбурга, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Москвы, я в том числе, обратилась с письмом к президенту Владимиру Путину и министру здравоохранения Михаилу Зурабову. Подписей под этим письмом — на 30 страниц, в том числе родителей, чьи дети стали инвалидами или умерли от прививок. Мы пишем о том, что вреда здоровью от массовой вакцинации — больше, чем пользы.

В целом, у людей должна быть информация, на основании которой они будут принимать решение, прививать своих детей или нет.

Принудительной вакцинация быть не может, это прописано в законах.

Законы «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» (1998 года), «Об охране здоровья граждан» (1993 года) говорят, что любое медицинское вмешательство может осуществляться лишь после информированного, осознанного и добровольного согласия граждан. И если мы сейчас ничего не изменим — так и останемся нацией больных людей.