Бизнес добился не той амнистии

Ирина Алешина 24.03.2005, 20:05
Фото: Reuters

Пересмотра приватизации не будет: на встрече с представителями бизнес-сообщества Путин заявил, что одобряет снижение срока давности по приватизационным сделкам с 10 до 3 лет. Но радоваться предпринимателям не стоит: главный инструмент давления, налоговый, президент ослаблять не намерен.

В четверг президент встретился с представителями российского бизнес-сообщества.

Это первая с начала года встреча президента с предпринимателями. Последний разговор состоялся на прошлогоднем съезде РСПП в ноябре. Неизбалованный вниманием главы государства, бизнес многого ждал от сегодняшнего визита в Кремль. Президент РСПП Аркадий Вольский рассчитывал обсудить с президентом возможность налоговой амнистии, снижения налогового бремени и смягчения давления со стороны налоговых органов.

И все же чуда никто не ждал. А оно случилось. Владимир Путин начал встречу с сенсации. Президент вдруг взял и одобрил предложение, за которое давно уже борется бизнес-сообщество — сократить срок давности преследования неправомерных приватизационных сделок с 10 до 3 лет.

Фактически это означает отказ от пересмотра итогов приватизации, которым бизнес пугали последние несколько лет. Как пояснил Путин, это решение он принял «в целях стабилизации отношений собственности, недопущения каких-либо возвратов к теме ее передела».

Президент посетовал, что «бизнес и органы государственной власти… достаточно вяло проходят свою часть пути навстречу друг другу». Закрытие темы пересмотра итогов приватизации со стороны Кремля, очевидно, должно послужить бизнесу примером того, как ускорить это самое движение навстречу. «Думаю, что это поможет бизнес-сообществу увереннее смотреть в будущее, строить перспективные планы по развитию своего дела, по вложению новых инвестиций, и надеюсь, внесет долгожданное успокоение в предпринимательскую среду о гарантиях прав собственности, о чем мы тоже много раз говорили», — сказал Путин.

Как пояснил «Газете.Ru» руководитель правового департамента компании «Бейкер Тилли Русаудит» Эдуард Кучеров, понятие приватизационной сделки в законодательстве специально не прописано. Оно присутствует в федеральном законе «О приватизации» и буквально означает сделку, которая заключается при осуществлении приватизации — перевода государственного имущества из государственной собственности в частную. Срок исковой давности по таким сделкам тоже специально не прописан в законе: сегодня действует норма (10 лет), которая предусматривается для правонарушений, описанных в Гражданском кодексе. По словам Юрия Данилова из Центра развития фондового рынка, пик «диких» приватизационных сделок пришелся на залоговые аукционы 1996 года. «Именно тогда было приватизировано то, что легло в основу таких империй, как ЮКОС, «Интеррос», «Сибнефть» и ТНК», — сказал эксперт.

«Для бизнеса это — самое большое достижение во взаимоотношениях с властью за последние несколько лет. Это большая уступка со стороны Кремля», — считает Алексей Барских из Центра политической конъюнктуры. В то же время, по мнению эксперта, не стоит ожидать, что немедленно будут приняты соответствующие поправки в законодательство, которые закрепят слова президента о сокращении срока давности.

«Президент и раньше неоднократно заявлял, что пересмотра итогов приватизации не будет. Но то, что произошло с ЮКОСом, – не что иное, как завуалированная деприватизация. Поэтому даже после сегодняшнего заявления президента ни одна крупная компания по-прежнему не может чувствовать себя защищенной», — сказал Барских «Газете.Ru».

Политологи сходятся во мнении, что определяющая черта политики, которую проводит Путин, — стремление во всех вопросах «выдерживать баланс». Поэтому взамен прощения бизнесу грехов дикой приватизации 90-х вполне можно ожидать адекватного ужесточения в других сферах взаимоотношений власти и бизнеса. Более того, уже на сегодняшней встрече стало ясно, в какой именно. Владимир Путин достаточно жестко дал понять, что полномочия налоговых органов он ослаблять не намерен. А именно об этом собирались просить бизнесмены. Накануне встречи глава РСПП прямо заявил, что на встрече предприниматели намерены обсудить с президентом вопросы налоговой амнистии.

«Мы не можем налоговую службу просто обесточить, сделать никчемной организацией», — отрезал президент. И пояснил почему: «В руках государства налоговое администрирование, налоговая служба должны быть эффективным инструментом решения государственных проблем».

Разбираясь с ЮКОСом, власть поднаторела в использовании этого инструмента и выпускать такой рычаг из рук не намерена, считает Алексей Макаркин из Центра политических технологий. Так что бизнес на сегодняшней встрече получил и кнута, и пряника. Причем пряник иллюзорный, а кнут вполне конкретный. Как пояснил «Газете.Ru» Макаркин, Кремль в четверг совершил безупречный маневр: продемонстрировав желание идти навстречу бизнесу через отказ от пересмотра приватизации, государство оставило в своем активе наиболее эффективный рычаг давления на бизнес в виде сильной, даже силовой, налоговой службы. Отказываясь от «приватизационного рычага», Кремль особо ничего не потерял: даже десятилетний срок давности по большинству сделок 90-х истекает в ближайшие год-два. «Этот ресурс давления был ограничен во времени и слишком политизирован. К тому же у многих приватизированных с нарушениями предприятий уже давно появились новые, вполне добросовестные приобретатели. А «налоговый рычаг» оптимальный – он во времени не устаревает и применить его можно к какой угодно компании», — говорит Макаркин.

Важность этого средства воздействия возрастает, если учесть, что серьезно снижать налоги государство, похоже, не намерено. Президент, комментируя планируемые новации в налоговой системе, говорил только о «предложениях по регламентации целого ряда налоговых процедур», прежде всего о «процедурах налогового контроля и налогового администрирования». О снижении ставок не было сказано ни слова, хотя на заседании по конкурентоспособности, где обсуждались предложения по реформированию налоговой системы, бизнес высказывался и за снижение налога на прибыль, и единого социального налога, и НДС.

Впрочем, как считает руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, снижение налоговых ставок в нынешних условиях улучшить положение бизнеса все равно не сможет. Весь возможный положительный эффект от этого шага нивелируется главным недостатком нынешней налоговой системы – возможностью налоговых органов творить произвол. «Давление на бизнес продолжается, и все разговоры про снижении налогов в этих условиях бессмысленны. Снижение ставок ничего не даст бизнесу, а только еще больше усугубит дефицит Пенсионного фонда», — считает экономист.