Кремлевские аргументы: «феня», угрозы, мат

Елена Руднева, Федор Румянцев 03.11.2004, 11:31

В распоряжении «Газеты.Ru» оказался сенсационный документ о методах воздействия администрации президента на депутатов Думы с целью заставить голосовать «как надо» за безграмотные законопроекты. Методы очень просты – «феня», угрозы, мат. В частности, как оказалось, замруководителя администрации регулярно материт депутатов «Единой России», объясняя им, что все они «повязаны».

В распоряжении «Газеты.Ru» оказалось письмо депутата Госдумы, члена фракции «Единая Россия» Анатолия Ермолина председателю Конституционного суда РФ Валерию Зорькину (копия направлена Борису Грызлову) с просьбой дать оценку неадекватному поведению высокопоставленных сотрудников администрации президента, которое выходит за рамки не только их полномочий, но и Уголовного кодекса. Депутат Ермолин просит судью Зорькина дать компетентное заключение на предмет соответствия Конституции РФ «отдельных инструментов взаимодействия» администрации с Думой.

Начинается письмо с описания событий, которые происходили 6 июля 2004 года. Тогда вместе с группой депутатов от фракции «Единая Россия» численностью около 15 человек Анатолий Ермолин был приглашен в Кремль на встречу с «высокопоставленным работником администрации президента».

«На встрече в абсолютно грубой, не терпящей возражений форме нам было объявлено, что мы «никакие не депутаты и не народные избранники», что за каждого из нас лично поручались конкретные люди из аппарата президента, что мы все «повязаны».

(Здесь автор уточняет в скобках, что сотрудником администрации было произнесено именно слово «повязаны».) И что на этом основании никто из нас не смеет голосовать в Думе по своему усмотрению».

Далее, как следует из пересказа встречи, один из единороссов, по профессии юрист, указал на то, что лоббируемые администрацией законопроекты «явно безграмотны, нарушают Конституцию и могут нанести ущерб репутации фракции». На это после тирады нецензурных выражений последовал совет «держать при себе собственное мнение» и приказ: «Голосуйте, как говорят, потом разберемся!».

Среди депутатов-единороссов на встрече оказались люди, профессионально близкие крупным российским корпорациям. «Им отдельно подчеркнули, какие могут быть последствия для их знакомых промышленников, приведя в пример ситуацию с ЮКОСом».

Депутат Ермолин признается, что сожалеет о том, что не придал гласности этот факт еще тогда: «К сожалению, я молчал и недальновидно посмеивался над усвоенными в Кремле принципами до момента обнародования последних инициатив президента РФ по укреплению вертикали власти в России».

«Мне страшно подумать, что произойдет, если после завершения политической реконструкции страны во главу властной пирамиды встанут люди, организовавшие вышеописанную встречу».

В связи с вышеизложенными фактами Ермолин просит председателя КС разъяснить несколько возникших у него вопросов:

1. Являются ли подобные «встречи» высокопоставленных руководителей администрации с депутатами Госдумы законными?

2. Как должен поступить депутат Госдумы, оказавшись в подобной ситуации?

3. Может ли Конституционный суд или иной суд в России защитить депутатов всех уровней от подобного давления со стороны исполнительной власти?

4. Может ли доказанный факт организации давления на депутатов стать основанием для увольнения госслужащих с занимаемых должностей?

Автор обращения намеренно не называет имен высокопоставленных сотрудников путинской администрации «по причине очевидной ясности личностей тех, кто мог позволить себе подобную инициативу». Выяснить имена, точнее имя удалось довольно быстро. В кулуарах корреспонденту «Газеты.Ru» факт встречи и грубого обращения с депутатами подтвердили.

Сразу несколько депутатов, пожелавших остаться неназванными, подтвердили, что приказ, сопровождавшийся личными оскорблениями, «голосовать беспрекословно, поскольку мы все повязаны», депутатам-единороссам отдал замглавы администрации президента Владислав Сурков.

Он же, как заверили присутствовавшие на встрече депутаты, лично проводил всю ту июльскую «обработку», ставшую основной для запроса Ермолина.

В полномочиях Конституционного суда нет права толковать грубое поведение кого бы то ни было – как чиновников администрации президента, так и избранных депутатов. В полномочиях КС закреплено право давать оценку лишь документально оформленным решениям и принятым законам с точки зрения соответствия их Конституции. Кроме того, КС дает трактовку тех или иных положений Основного закона в спорных ситуациях. То есть в этом смысле Ермолин обратился не совсем по адресу. Однако в случае с действиями Кремля по принуждению депутатов Госдумы «голосовать, как говорят», угрозы, унижение и мат могут и, наверное, должны стать в правовом государстве основанием для проведения прокурорского расследования в отношении Владислава Суркова. Со всеми вытекающими для него последствиями в случае доказательства его вины. Кроме того, Генпрокуратуре, стоящей на страже законности в стране, должно быть интересно, по своему ли почину Сурков терроризировал думцев или его об этом кто-то просил. И если просили, то кто.

В то же время сам факт незаконного давления на депутатов фракции, контролирующих конституционное большинство в Думе с целью принуждения их к принятию тех или иных законов, может стать предметом специального расследования Генпрокуратуры и Федеральной службы безопасности, с привлечением экспертов Конституционного суда, по оценке всех принятых нынешним составом Думы законов. Ведь если окажется, что Сурков регулярно материл и угрожал депутатам с декабря 2003 года, добиваясь от них тех или иных решений, то все законы были приняты в Думе с нарушением пункта 4 статьи 3 Конституции России, а также статьи 10. В первом сказано: «Никто не может присваивать власть в Российской федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону». А статья 10-я Конституции утверждает: «Государственная власть в Российской федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной исполнительной и судебной власти самостоятельны». Пример с Сурковым показывает, что это в корне не так.

Сам Ермолин прекрасно понимает, что его письмо Зорькину вряд ли станет предметом компетентного заключения со стороны председателя КС. Но он надеется, что этот публичный демарш депутата пропрезидентской фракции в Думе не останется не замеченным общественностью и она обратит внимание на то, что в действительности происходит в стране.

«Направляя вам свой запрос, я не рассчитываю, что судебная система России сумеет адекватно отреагировать на событие, произошедшее в июле. Мой мотив – предотвратить подобные «встречи» в будущем. Создать предпосылки для защиты депутатов от незаконного административного давления, добиться, чтобы в Кремле считались с федеральным законом «О статусе члена Совета федерации и депутата Госдумы». Я понимаю всю ответственность, которую мне придется нести после того, как письмо станет достоянием общественности, но я хочу, чтоб мои дети жили в стране, управляемой Федеральным собранием, президентом, правительством и независимым судом на основе принципа разделения властей, а не теневыми менеджерами из администрации президента», — заканчивает письмо Ермолин.