Художник не укусит,
верблюд не съест

Игорь Чувилин 26.05.2004, 13:02
Фото: Арт-Москва

Открылась очередная ярмарка современного искусства «Арт-Москва». Буйных художников, кусавших прохожих за пятку, сменили флегматичные верблюды.

Восьмая международная ярмарка современного искусства «Арт-Москва» знаменует собой только одно – прошел еще год. Были времена, когда поход на «Арт-Москву» был аттракционом покруче американских горок, что находятся через дорогу – в парке Горького. Актуальный художник второй половины девяностых норовил задеть зрителя, ударить, выражаясь фигурально, под дых или укусить за пятку – буквально. Теперь – не то. Нынешний художник зрителя не обидит, он его если и не любит, то, во всяком случае, стремится привлечь. Он может даже совсем не уважать зрителя, но делает то, на что этот глупый и неуважаемый клюнет.

Бизнес, короче говоря.

«Арт-Москва» 2004 года – это продолжение ярмарки 2003-го плюс проекты, обкатанные в прошедшем сезоне, — привычное, предсказуемое зрелище, а не то эстетическое испытание, каким она являлась раньше. Сами форматы работ говорят о стабильности и спокойствии – на ярмарке заметно преобладание больших и квадратных картин.

Эталон буржуазного благополучия явлен в самом начале экспозиции, – перед входом в залы второго этажа по традиции показывают коллекции современного искусства. На сей раз от коллекционеров делегирована «Женская сборная» — двенадцать собирательниц демонстрируют работы из своих закромов. Многие вещицы еще совсем недавно экспонировались на выставках — вроде рисованной мелом картины Сергея Волкова, например.

Посетителю ярмарки таким образом деликатно намекают: здесь тратят деньги.

Потратить можно немало. Во-первых, в Москву зачастили работы западных звезд. Уорхола, Раушенберга, Лихтенштайна и других привозят иностранные галеристы, как Рудольф Будья из Вены, и тутошние, ориентированные на западный продукт, как «Стелла-арт». Во-вторых, как радостно заметил член экспертного совета Марат Гельман, «наши галеристы научились произносить цены в 40, 50, 70 тысяч долларов». Это – уже за наших звезд. А звезды у нас все те же – Виноградов и Дубосарский, Кошляков, Звездочетов, Мизин и Шабуров…

Налицо наращивание массы станкового искусства. Ведь интерьеры ждут. Но возвращение живописи, о котором так долго говорили, — мнимое: живопись-то по большей части плохая.

Всякие компьютерные мутации изображений вроде «Путкина» (Путина-Пушкина) или Mickey Mao, оставляют впечатление розыгрыша – такое может висеть на студенческом сайте в разряде «приколы», но всерьез продавать это на художественной ярмарке немного странно.

На этом фоне фотографии Олега Кулика кажутся верхом профессионализма, особенно серия с фрагментами тел и набившая оскомину «теннисистка» в галерее XL.

Особое внимание привлекает нечто Андрея Бартенева, называемое в одном пресс-релизе то скульптурой, то «реальной тотальной инсталляцией». Проект называется «Лондон под снегом», он включает в себя видеоряд на девяти экранах и 25 диодных табло, сверкающих в темноте. Странным образом легкомысленное совмещение снежинок, выезда английской королевы, коротких фраз и музыки Олега Кострова дает цельный эффект. Все это вместе не имеет смысла, но так здорово прилажено одно к другому, что оставляет хорошее впечатление.

Третий этаж занят «специальными проектами». По схеме только что прошедшей «Арх-Москвы» сюда поместили некоммерческие показы искусства иностранного. Есть тут японец Кобаяси, фрагментарно интересные грузинские художники, социально-замороченные финские, и французы — лауреаты премии им. Марселя Дюшана. Чего физически нельзя не заметить, так это 300 гипсовых верблюжьих голов швейцарца по имени Нот Витал.

Верблюды попытаются добраться до вашей «подавленной животной сущности».

Если миссия верблюдов окажется невыполнимой, остается одна надежда: в ноябре этого года узнать, кто же был лучшим художником на «Арт-Москве 2004», — так называемая «Мастерская Арт-Москвы» перенесена на осень, вместе с премией «Черный квадрат».

ЦДХ. «Арт-Москва». 25-30 мая.