Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Террор в церковном пепле

Поджоги православных церквей в Татарстане признали терактами

Татьяна Колчина 04.12.2013, 22:38
Уголовные дела о поджогах православных церквей в Татарстане объединили в одно производство и... kazanfirst.ru
Уголовные дела о поджогах православных церквей в Татарстане объединили в одно производство и расследуют как теракты

Продолжающиеся в Татарстане поджоги православных храмов признаны терактами. По данным следствия, в республике неизвестными сожжены уже семь церквей. Случившаяся почти одновременно попытка ракетной атаки на крупный нефтезавод пока расследуется отдельно, но спецслужбы не исключают, что за преступлениями стоят одни и те же силы. Местные эксперты говорят, что силовики спохватились с опозданием.

Семь уголовных дел, возбужденных за последние две недели по факту поджогов православных церквей в Татарстане, объединены в единое производство и расследуются по статье 205 УК РФ (террористический акт), сообщили «Газете.Ru» в управлении следственного комитета по Татарстану.

«У следствия есть основания полагать, что эти преступления были совершены одними и теми же лицами»,

— сказал заместитель руководителя республиканского СК Айрат Ахметшин.

От перечисления деталей дела Ахметшин воздержался, сославшись на интересы следствия, однако добавил, что определенные наработки есть. «Дело находится на особом контроле. Идут ежедневные заслушивания, — отметил он. — Наша задача – не допустить межконфессионального разобщения. Кому-то, видимо, очень хочется добиться того, чтобы народ начал разобщаться по религиозному принципу, поэтому,

прежде всего в интересах стабильности в республике, сохранения толерантности, мы возбудили дело по наиболее тяжкой статье».

Напомним, с середины ноября в разных районах Татарстана начали совершаться поджоги православных храмов. В частности, в ночь на 17 ноября полностью сгорел молитвенный дом в честь великомученика Димитрия Солунского села Ленино Новошешминского района, в ту же ночь неизвестные подожгли строящийся храм в честь новомучеников и исповедников российских в городе Чистополь. В ночь на 29 ноября горели старинная церковь в селе Албай Мамадышского района и заброшенная церковь Живоначальной Троицы в селе Крещеные Казыли Рыбнослободского района.

Кроме того, вечером 17 ноября, почти одновременно с первыми поджогами церквей, были обнаружены несколько взрывных устройств неподалеку от крупного нефтеперерабатывающего предприятия «Нижнекамскнефтехим». Позже появилась информация, что найдены были не просто бомбы, а ракеты, которыми неизвестные пытались обстрелять нефтезавод.

Поначалу, правда, эти события остались в тени произошедшей вечером 17 ноября трагедии в аэропорту Казани, где потерпел крушение пассажирский Boeing 737-500. Все находившиеся на его борту 50 человек, включая сына главы Татарстана, погибли.

Поджоги церквей продолжились и после этого, но поначалу на них правоохранители особого внимания не обращали, расследуя все случаи по отдельности. Первой тревогу забила прокуратура Татарстана, которая 29 ноября потребовала квалифицировать поджоги как терроризм.

«Ни у кого нет сомнений, что серия произошедших в республике поджогов церквей носит неслучайный характер. Правоохранительные органы Татарстана должны дать адекватный ответ тем, кто желает раскачать ситуацию в регионе», — заявил тогда прокурор республики Нафиков.

В результате уголовные дела были, наконец, объединены в одно производство.

Настоятель сожженной дотла Кряшенской православной церкви отец Димитрий (Сизов) в беседе с «Газетой.Ru» сказал, что не сомневается в том, что церковь подожгли экстремисты: «Причем это не какие-то экстремисты со стороны, а наши – все это акции татарстанского подполья. Возможно, о ваххабизации Рыбнослободского района говорить пока рано, но что мешало боевикам из Закамья сделать вылазку сюда?»

Попытка ракетной атаки на «Нижнекамскнефтехим» пока расследуется в рамках отдельного уголовного дела, также возбужденного по статье «Терроризм». Однако, как заверил Ахметшин,

«если выяснится, что за поджогами церквей и событиями в Нижнекамске стоят одни и те же люди, дела будут объединены в одно производство».

Напомним, меры повышенной безопасности в Татарстане были введены 17 ноября. А 1 декабря в сети появился пятиминутный ролик «Обращение Амира Татарстана»: человек в маске на фоне черного флага запрещенной в России группировки «Хизб ут-Тахрир», на котором была изображена так называемая Шахада – надпись арабской вязью «Нет бога, кроме Аллаха, и Мухаммад посланник его», заявил, что и атака на завод, и поджоги церквей – дело рук экстремистского подполья.

В настоящее время видеозапись изучают спецслужбы. Прокуратура РТ, в свою очередь, потребовала возбудить уголовное дело по факту размещенной видеозаписи. Глава ведомства Илдус Нафиков назвал видеоролик «очередной попыткой деструктивных групп нанести удар по межнациональному и межконфессиональному спокойствию в республике». Между тем эксперты «Газеты.Ru» полагают, что силовики спохватились слишком поздно.

«В зоне повышенной опасности юго-восток Татарстана, — считает депутат горсовета города Азнакаево, находящегося в этом регионе республики, Рустем Салахов.

— Из Азнакаево родом, как известно, организаторы автопробега под знаменами «Хизб ут-Тахрира» (акции прошли в Казани осенью и зимой прошлого года). В городе нет ни одной церкви. В то же время в город уже на протяжении 15 лет с непонятными целями приезжают большие турецкие делегации, в то время как у турков нет здесь сколько-нибудь значительных бизнес-интересов. Единственный объект, который они построили в городе, – парк «Тарсус», у входа в который висит турецкий флаг. Наконец, 25 ноября в подъезде пятиэтажки, находящейся недалеко от самого крупного в Азнакаево промышленного предприятия, завода «Нефтемаш», была обнаружена бомба. Да, силовики заявили, что это муляж и «чья-то пьяная выходка», но в таком случае для чего надо было прилетать сюда взрывотехникам из Казани? Факт, что бомба была настоящей, мне подтвердил и собственный источник в СК».

По словам Рустема Салахова, имам-хатыбы и муллы мечетей, проповедующие традиционный ислам, «в один голос говорят, что идет сильная ваххабизация и экстремизация ислама в Татарстане». «Священнослужители уверяют, что проповедников ваххабизма и салафизма (одно из нетрадиционных исламских течений. – «Газета.Ru») в республике гораздо больше, чем это можно было бы себе представить, — говорит депутат. – В зоне риска прежде всего молодое поколение. И процесс вербовки, поверьте, в настоящее время идет полным ходом».

Другой собеседник «Газеты.Ru», президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин считает, что власти и силовики Татарстана скрывают реальную ситуацию не только от простых граждан, но и от Москвы, а их нынешние действия называет «беганьем с тапком за тараканами».

К действиям местной прокуратуры Гришин относится скептически: «Странность прежде всего в том, что она может не обращать внимания на открытые провокации (в частности, она никак не помешала проведению в Казани автопробега «Хизб ут-Тахрир»), зато вынесла смехотворные представления за якобы подрывную деятельность исламоведу Раису Сулейманову – человеку, своими публикациями открыто указывавшему на те узлы, которые власти необходимо срочно разрубить. В итоге ничего хорошего, кроме восторженных аплодисментов экстремистов, мы не получили».

Другой острой проблемой Гришин считает информационную закрытость Татарстана: «В последнее время в республике проводится множество конференций, семинаров и прочих форумов, посвященных выстраиванию межрелигиозного и межнационального диалогов. Но людей, готовых говорить о реальных проблемах в современном исламе, на таких мероприятиях встретить невозможно. А все провокации – и нынешние, и предшествующие – направлены исключительно на то, чтобы у православных сформировалось устойчивое мнение о мусульманах как о бандитах и террористах. Вполне вероятно, что в качестве ответной реакции от православных боевики ждут поджоги мечетей».

Задачу боевиков, по его мнению, значительно упрощает тот факт, что в Татарстане, как и в России, в последние годы вопросу радикализации ислама уделялось непростительно мало внимания: «За это время из силовых органов ушли специалисты, отлично разбирающиеся в религиозных течениях и способные отличить кислое от соленого, а ряды священнослужителей пополнились деятелями, учившимися неизвестно где, неизвестно чему и неизвестно, за какие деньги. Поэтому сейчас крайне важно создать систему российского исламского образования, чтобы не допустить подготовки религиозных кадров за рубежом».