Приборзевшие полицейские

В Забайкальском крае идет очередной судебный процесс по делу о пытках в полиции

Ирина Трофимова (Борзя) 01.10.2013, 19:49
Возобновился процесс над пятью сотрудниками полиции, обвиняемыми в систематических пытках над... Владимир Песня/РИА «Новости»
Возобновился процесс над пятью сотрудниками полиции, обвиняемыми в систематических пытках над задержанными

В городе Борзя в Забайкальском крае возобновился процесс над пятью сотрудниками местного РОВД, обвиняемыми в систематических пытках задержанных. По данным следствия, они поодиночке и совместно неоднократно избивали, душили и пытали током местных жителей, выбивая у них признания в различных преступлениях — от угона до кражи козы. Сами подсудимые полицейские, несмотря на то что дело расследовалось больше года и уже дошло до суда, продолжают спокойно работать и даже раскрывают убийства и кражи.

В Забайкальском крае возобновился судебный процесс по делу о системных пытках в полиции. Несмотря на прямые аналогии с громким скандалом в казанском отделе полиции «Дальний» — на скамье подсудимых пятеро сотрудников одного отдела в маленьком городке Борзя, обвиняемые в изощренных издевательствах над задержанными (и даже ставшая уже нарицательной бутылка в заднем проходе также есть в материалах дела), резонанса этот процесс не вызвал никакого. Первое заседание по существу состоялось еще три недели назад, но его тут же перенесли на 30 сентября — судья дал возможность юристам Забайкальского правозащитного центра, взявшимся представлять интересы потерпевших, ознакомиться с 20 томами уголовного дела. На второе заседание в Борзю отправился корреспондент «Газеты.Ru». На удивление, он оказался единственным представителем прессы на слушании, отсутствовали даже журналисты из местных СМИ. Хотя, возможно, для них такие дела не являются чем-то из ряда вон выходящим.

В крае за последние три года это уже как минимум пятое дело о пытках в полиции, которое дошло до суда. Все они закончились обвинительными приговорами.

Борзя — маленький забайкальский городок с населением 30 тыс. человек, расположенный в 400 км от Читы. Среди забайкальцев Борзя имеет славу бандитского Петербурга. В этом, например, тут же, приехав в город проектировать дороги, успел убедиться белорусский инженер, которого перед зданием суда случайно встретил корреспондент «Газеты.Ru». Пока инженер снимал на видео бесконечную борзинскую даль, к кофре от камеры, легкомысленно оставленной на земле, «приделали ноги». Многие жители райцентра имеют криминальное прошлое и нигде не работают. Так, все потерпевшие по делу о пытках олицетворяют население Борзи: все они перебиваются временными заработками, некоторые ранее судимы, а кто-то и сейчас отбывает срок в колонии.

Вскоре криминальным прошлым могут обзавестись и местные правоохранители, хотя в настоящее время они продолжают исполнять свои обязанности и искать борзинских преступников.

В понедельник в Борзинском городском суде прошло очередное заседание по делу о групповом полицейском произволе. Все подсудимые — работники уголовного розыска борзинского райотдела полиции, все достаточно молоды — от 22 до 35 лет. Это оперуполномоченные Олег Беломестнов, Юрий Обухов, Константин Токтонов и Алексей Саватеев, а также заместитель начальника угрозыска Виктор Федурин. Также по делу проходит бывший начальник угрозыска Роман Силушкин, который погиб в ДТП в прошлом году. Всем им вменяют п. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий, совершенное с применением насилия и специальных средств и с причинением тяжких последствий). Токтонов, кроме этого, обвиняется в должностном подлоге (ч. 2 ст. 292 УК): как заявляют в краевом управлении СК, получив заявление о пропаже 19 лошадей, он подделал объяснение заявителя о том, что пропавшие животные нашлись, и незаконно вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

В следствии считают, что в течение 2010–2012 годов обвиняемые совместно и поодиночке избивали жителей Борзинского района, заставляя признаться в совершении преступлений. Так, согласно обвинительному заключению, в апреле 2010 года Юрий Обухов допрашивал в здании ОВД местного жителя Игоря Макарова. Добиваясь от него признания в краже козы, оперативник сковал Макарова наручниками и избил его рулоном обоев. После этого полицейский, уверяют в следствии, надел ему на голову противогаз с закрытым клапаном и продолжил избивать.

Макаров — типичный житель Борзи. Выглядит он гораздо старше своих 27 лет, в его багаже — судимость за кражу скота в родном Усть-Озерске. В зале суда он появился вместе с устойчивым запахом перегара.

В обвинительном заключении отмечено, что Макаров страдает умственной отсталостью. Что, впрочем, по заключению экспертов, не мешает ему правильно воспринимать действительность и давать показания. В коридоре перед началом заседания он с охотой снимает начищенный остроносый ботинок и демонстрирует корреспонденту «Газеты.Ru» остатки обмороженных пальцев на ноге. На одной ноге недостает трех пальцев, на другой — одного. По словам Игоря (эти показания есть и в материалах дела), полицейские, спустя полтора года после избиения, добиваясь от него признания все в той же краже, закинули Макарова в машину, когда тот вышел зимой в резиновых тапочках на босу ногу и в летней куртке за сигаретами. Так ничего и не добившись, правоохранители выкинули его в поле недалеко от села Хада-булак. Идти сквозь стужу на тридцатиградусном морозе ему пришлось всю ночь. «Меня только под утро подобрал камазист, — рассказал Макаров. — А так даже ни одна машина не остановилась».

«Все это не так, — вступает в разговор начальник Борзинского РОВД Игорь Сутупов, пришедший поддержать подчиненных. — Его года полтора назад уже искали за кражу этой козы, какой смысл его опять ловить? У дела уже все сроки давности проходят».

Обстоятельства остальных эпизодов дела похожи один на другой: полицейские выбивают показания с помощью физической силы, пытают электрическим током, душат противогазом. Бьют, по признанию потерпевших, и в отделе, и в общественных местах, не стесняясь свидетелей.

В одном случае, как сказано в материалах дела, Обухов вместе с Савватеевым, Токтоновым и погибшим Силушкиным, выбивая из жителя Борзи Константина Мирсанова показания по делу об угоне, сначала избили его в салоне автомобиля, припаркованного около магазина, а затем отвезли в отдел, где продолжили пытать — бить и душить противогазом. В другом те же, только без Обухова, избили еще одного потенциального подозреваемого Альберта Шарикова прямо внутри кафе «Восток», утверждают следователи.

Как заявляют в СК, прямое разрешение на побои оперативникам отдавало начальство. В феврале 2012 года Обухов, Беломестнов и Федурин в кабинете отдела полиции требовали у горожанина Сергея Богачева признание в совершении разбойного нападения. Непосредственный начальник оперативников Федурин, по данным следствия, лично принес в кабинет прибор для выработки электрического тока, после чего Федурин и Беломестнов стали пропускать разряды тока через тело Богачева. Через некоторое время Федурин вышел из кабинета, приказав своим подчиненным продолжать пытки.

Кстати, сам Богачев, пострадавший от полицейского произвола, сидел в зале суда за решеткой — он осужден за разбой. При этом обстоятельства разбойного нападения тоже заставляют вздрогнуть, как и рассказы следователей о пытках.

Когда Богачев и его подельники выбивали из одной борзинской семьи деньги, то угрожали выдернуть восьмилетнему сыну хозяйки ногти пассатижами — все это зафиксировано в материалах дела о разбое. Уже позже, находясь под следствием, Богачев расскажет о том, что полицейские выбивали из него показания электрическим током. Согласно материалам обвинительного заключения, прибор с обмотанными изолентой проводами найден и изъят из кабинета Юрия Обухова.

Сами полицейские утверждают, что дело полностью сфабриковано, обвинения выдуманные. На этом же настаивает начальник Борзинского РОВД Игорь Сутупов, которому в случае обвинительного приговора его подчиненным также придется нести ответственность. «Пытаемся отстоять их честное имя. Было бы что признать — мы бы признали. А так я с этими сотрудниками работаю не один год, и опером в том числе. Они вообще никогда не применяют физическую силу!» — сокрушается Сутупов.

Максимальный срок, который грозит борзинским полицейским, — десять лет лишения свободы. Двое из них — Юрий Обухов и Константин Токтонов — год провели в следственном изоляторе. За это время у обоих родились дети. «Я вышел — а у меня восьмимесячный сын, которого я ни разу не видел», — рассказывает Юрий Обухов. Супруга Константина Токтонова за время содержания мужа под стражей родила двойню. Теперь у него трое детей.

Обоих освободили 8 апреля — вышел срок содержания под стражей, а уже 9 апреля они вернулись на работу. Сейчас все обвиняемые продолжают выполнять свои обязанности.

За последнее время они успели раскрыть несколько убийств, крупных и мелких краж. Причем украденное — от мопеда до золотых сережек и джинсов — возвращено владельцам. Казалось бы, мелочь, но для рядовых борзинцев и лишние штаны в хозяйстве имеют значение.

«Берегите себя и по ночам не ходите, а то найдут повод задержать», — напутствует борзинцев, выходя из зала суда, руководитель Забайкальского правозащитного центра Виталий Черкасов. В этот раз слушание также длилось недолго — из-за ряда процессуальных проволочек его перенесли на 15 октября. Черкасов говорит, что главное, чего хотят добиться правозащитники, это осуществления общественного контроля над полицией. «Если будет вынесен приговор, то он будет вынесен на основании очевидных доказательств вины подсудимых. Мы хотим придать этому делу широкую огласку. Мы понимаем, что эти случаи стали слишком частыми. Подобные дела с пытками подследственных были в Могоче, и в Забайкальске. Но выводов никаких не сделано. Реальные сроки виновные получили, но начальники районных отделов как работали, так и работают», — возмущается Черкасов.

В последние годы в Забайкалье проходит уже не первый суд по делам о пытках в полиции. В марте этого года пять сотрудников Могочинского отдела полиции были признаны судом виновными в пытках над подростками. В 2012 году за решетку отправились шесть сотрудников Забайкальского отдела полиции — за пытки, истязания, в том числе и сексуального характера. В 2011 году обвинительный приговор суд вынес семи сотрудникам Дульдургинского РОВД: всех их признали виновными в превышении должностных полномочий, сопряженном с насилием. В 2010 году пять сотрудников ОРЧ-4 УВД края и Улетовского РОВД также были признаны виновными в пытках над задержанным.

Впрочем, в виновность борзинских оперативников не верит не только их начальник, но и некоторые местные жители. «Эти полицейские — ребята добрейшей души, — сказала корреспонденту «Газеты.Ru» Наталья Шафоростова. — Двоих из них я знаю лично — Обухова и Савватеева. С остальными так или иначе сталкивалась. Юрий Обухов вообще наш сосед. Ни разу в жизни не видела его пьяным или грубым. Все время с детьми. Ну не могли они сделать того, в чем их обвиняют. Это просто политика государства — чиновники плохие, полиция плохая».