Кого слушает президент

«Вот был ты в прошлой жизни африканцем каким-нибудь, а сейчас раз – и человек!»

Корреспондент «Газеты.Ru» под видом потенциального адепта обошла нетрадиционные религиозные объединения Москвы

Дарья Загвоздина 30.08.2013, 14:04
Для нетрадиционных религиозных объединений, в том числе и для разного рода сект, могут упростить... iStockPhoto
Для нетрадиционных религиозных объединений, в том числе и для разного рода сект, могут упростить процедуру регистрации

Минюст готовит поправки в федеральный закон «О свободе совести и религиозных учреждениях», которые существенно упрощают государственную регистрацию для разного рода религиозных объединений, в том числе деструктивных, или, проще говоря, сект. В преддверии возможного принятия поправок, упрощающих жизнь таким организациям, корреспондент «Газеты.Ru» под видом потенциального неофита посетила наиболее популярные нетрадиционные религиозные объединения, в том числе Церковь саентологии и Общество сознания Кришны.

В скором времени для нетрадиционных религиозных объединений, в том числе и для разного рода сект, могут упростить процедуру регистрации. Так, если раньше для того, чтобы получить государственную регистрацию, требовалось, чтобы религиозная группа просуществовала минимум 15 лет, то теперь обязательный срок предлагается отменить. Соответствующие поправки в закон «О свободе совести и религиозных учреждениях» готовит Минюст. В случае принятия поправок, официально зарегистрироваться в качестве религиозного объединения сможет любая, даже самая сомнительная организация. Между тем, несмотря на зачастую негативное и непоправимое влияние сект на личность адептов, власти не торопятся вырабатывать единое законодательство в их отношении. В настоящее время в России отсутствует юридическое определение термина «секта» — это слово употребляется социологическом смысле. В то же время потенциально опасных религиозных организаций в России предостаточно. На сайте Центра религиоведческих исследований во имя священномученика Иринея Лионского, занимающегося изучением новых религиозных движений, сект и культов, перечислены почти сто таких организаций, не относящихся к традиционным религиям России и считающихся сектами. В преддверии возможного принятия поправок, упрощающих жизнь таким организациям, корреспондент «Газеты.Ru» побывал в нескольких наиболее популярных среди москвичей нетрадиционных религиозных объединениях. По совету экспертов из Центра религиоведческих исследований в списке посещений оказались кришнаиты, саентологи и последователи «Радастеи» — студенты, они же адепты, института ритмологии Евдокии Марченко.

Ко всем трем отношение в обществе весьма противоречивое, последователи самих этих групп категорически отрицают свою принадлежность к сектам. Сектами напрямую их не называют и в РПЦ, объясняя это тем, что понятие «секта» не является ни юридическим, ни богословским, но подчеркивают, что все же РПЦ однозначно осуждает такие религиозные течения. Об этом, в частности, «Газете.Ru» заявил председатель синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Московской патриархии отец Всеволод Чаплин.

«Есть документ архиереийского собора 94-го года «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме». Если я правильно помню, и кришнаиты, и саентологи в этом документе упомянуты. С точки зрения православного человека, исповедание доктрин этих организаций лишает вечной жизни», — объяснил Чаплин.

В определении архиерейского собора, опубликованном на сайте Московской патриархии, действительно упоминаются в том числе «церковь саентологии» Хаббарда и «Международное общество сознания Кришны», хлынувшие «через открывшиеся границы в наши страны с Запада и Востока». Но в том самом документе они как раз причисляются к списку сект. «Освященный Архиерейский Собор, следуя апостольской традиции, свидетельствует, все вышеперечисленные секты и «новые религиозные движения» с христианством не совместимы, — подчеркивается в постановлении. — Люди, разделяющие учения этих сект и движений, а тем более способствующие их распространению, отлучили себя от Православной Церкви». В то же время собор призывает: «Противостояние ложным взглядам не должно сопровождаться нетерпимым отношением к самим носителям не совместимых с христианством учений. «Если же кто не послушает слова нашего в сем послании, <...> не сообщайтесь с ним, но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата».

«Уноси ноги, пока умом не тронулась»

Общество сознания Кришны расположилось неподалеку от станции метро «Динамо». На многочисленных форумах в качестве ориентира фигурировал большой белый купол в пятнадцати минутах ходьбы от метро. Впрочем, купол был надежно укрыт за деревьями и стройками, и потому о местонахождении кришнаитов пришлось спрашивать у проходящих мимо прохожих. Одна из них – уборщица, работающая неподалеку, – с готовностью объяснила, как пройти, и уже было попрощалась, но спустя несколько мгновений окликнула: «Эй, дочка, а что там у них интересного? Может, хоть ты мне расскажешь?»

Узнав, что интерес к кришнаитам обусловлен исключительно редакционным заданием, пожилая женщина разговорилась. «Ох, а ведь я так переживаю за молодежь, которая сюда ездит. Ведь на хороших машинах приезжают! А зачем? Что там, в секте этой? — затараторила она. — А потом поговоришь с ними — и глаза пустые, ничего не выражают, а они все улыбаются и кивают, что твои китайские болванчики». Она махнула рукой и покачала головой. «Ну иди, бог с тобой», — украдкой перекрестила она меня на прощание.

Рабочие со стройки, соседствовавшей с территорией Кришны, сгрудились у ограды и смотрели на меня также с явным сожалением.

«Вы в первый раз?» — крикнул один из них. Получив утвердительный ответ, он строго посоветовал: «Нечего молодой девушке там делать. Уноси ноги, пока еще умом не тронулась».

Добрую часть небольших владений Общества сознания Кришны действительно занимал большой белый купол, напоминавший брезентовые палатки МЧС в зонах стихийных бедствий. Под куполом никого не было. На асфальте были нарисованы непонятные разноцветные знаки, а по периметру ограды стояли времянки, покрытые шифером. Дверь в одну из времянок была приоткрыта – оттуда доносился весьма специфический запах. Вместе с запахом на улицу выплыл светло-рыжий молодой человек «в штатском», с нарисованной точкой на лбу. Ко мне он не проявил ровным счетом никакого интереса и засобирался уходить. Пришлось его окликнуть и рассказать заранее заготовленную историю о своем невероятном интересе к Кришне и всему, что с ним связано. Светло-рыжий вежливо улыбнулся и переадресовал меня к своей беременной жене Саше. Саша благостно улыбалась. Улыбка сбивала с толку, и когда Саша, ни на секунду не сбиваясь с веселого настроя, рассказывала о том, что человечество живет в век войн, хотелось ей напомнить, что ровным счетом ничего веселого в войнах нет. Саша не смогла ответить на вопрос, что особенного в Кришне и почему он представитель самой лучшей религии. Она только улыбалась и говорила, что ей уже скоро надо будет идти, но она, конечно же, ответит на все мои вопросы перед этим.

На смену Саше пришел повар-монах в оранжевом одеянии, с труднопроизносимым и труднозапоминаемым именем. Судя по благоговейным заверениям Саши, он был среди них всех едва ли не самый умный, «потому что монах». Повар притащил с собой стопку толстых книг с картинками.

– Смотри, какой красивый, – погладил он заскорузлым пальцем изображение Кришны.

– А зачем у него голубая кожа? И почему, простите, он похож на пухлую сладострастную женщину? – повар снисходительно улыбнулся – видимо, потенциальному неофиту глупые вопросы прощались.

– У Кришны голубая кожа, потому что он всевышний. А на женщину похож не он — это женщины созданы по его образу и подобию. Ведь он завлекает! – терпеливо объяснил повар-монах.

– Но в завлекании есть какое-то лукавство, – уточнила я.

– И правда! Кришна не завлекает, он привлекает, – с готовностью и неизменной улыбкой согласился повар.

Зачем нужен Кришна, монах объяснил просто: «Вот был ты в прошлой жизни африканцем каким-нибудь или вообще животным, например, а сейчас раз – и человек. Значит, тебя забрал Кришна!»

Впрочем, несмотря на явную осведомленность в делах Кришны, ответить на вопрос, в чем же суть самой религии, повар тоже не смог. Вместо этого он испарился, попросив подождать его пару минут, и вернулся с пластиковой коробочкой. В коробочке лежали неопределенного цвета неприятного запаха кубики. «Ешь, — с неизменной улыбкой приказал повар, — это сладости».

На прощание он настойчиво предлагал заходить еще. «У нас обычно тут бывают праздники по воскресеньям, в районе обеда. Правда, последнее время иногда они отменяются: чиновники нас не любят почему-то», – вздохнул он. В ближайшее воскресенье праздник и правда не состоялся «по не зависящим от Общества сознания Кришны причинам», а времянки, обшитые шифером и железом, были наглухо заперты.

«Какая мощь, как правильно все, и люди все прекрасные какие!»

Саентологов найти оказалось проще: красивое здание, надпись на котором гласит «Саентологическая церковь Москвы», расположено всего в трех минутах ходьбы от метро «Марксистская». Сотрудники церкви, в традиционной форме школьных праздников «черный низ, белый верх», здесь не обращают внимания на гостей до тех пор, пока те сами не подойдут к столу информации. Впрочем, суть саентологии и дианетики здесь тоже не объясняют. Лишь показывают, как пользоваться большими экранами в зале. Тут можно просмотреть переводные видеоролики на разные темы: от сути дианетики (в этих роликах преимущественно идет речь о том, что надо купить книги Рона Хаббарда — и жизнь тут же круто изменится) до коротких монологов саентологов (в двухминутных видеороликах молодые девушки и юноши бодро отчитываются, как они пришли в саентологию и позволили себе быть теми, кем они всегда хотели быть – художниками, поэтами, режиссерами, писателями и так далее).

За то время, что я изучала тонкости науки Рона Хаббарда по видео, в информационный центр зашли еще двое интересующихся.

Один скептически просмотрел пару роликов и пытался выведать у консультантов, чем же саентология и дианетика лучше православия, католицизма или буддизма. Консультанты серьезно и настойчиво предлагали ему посмотреть еще несколько видео. «Вы сразу все поймете», — говорили строгие женщины в белых блузках.

Другой беспрекословно подчинился воле консультантов и просмотрел все полагающиеся ролики, после чего поблагодарил их и вышел.

Ровно в 18.00 началась так называемая воскресная проповедь. В зале, который здесь называют часовней, собрались несколько женщин, в основном пожилые и одна помоложе, в разноцветной одежде, усыпанной поблескивающими стразами. На сцену вышла капеллан Татьяна – приземистая женщина с черными усами и натужной улыбкой. Она представилась и заявила, что сегодня речь будет идти о счастье. Татьяна прочитала несколько глав из книги Рона Хаббарда и, улыбнувшись, обратилась к слушателям: «Правда, хорошо? Правда, все так и есть?» Одна из прихожанок только проснулась и теперь сонно кивала головой в знак согласия, еще двое не выражали никаких эмоций по поводу тезисов Хаббарда, и лишь женщина в стразах, прижав руку к сердцу, усиленно кивала, повторяя: «Ну надо же, как чудесно! Ну надо же!»

За выдержками из Хаббарда последовала проповедь довольно странного содержания.

«Найдите солнце. Нашли? А теперь скажите ему: «Солнце, привет!» А солнце пусть ответит вам: «Хорошо». А теперь найдите луну. Нашли? Скажите ей: «Привет, Луна!» А луна пусть ответит вам: «Хорошо», — вторила Татьяна.

Во время этой мантры мелодичный голос капеллана звонким размеренным эхом отражается от стен так называемой часовни, убаюкивает, и приходится прилагать определенные усилия, чтобы не уснуть. Полная пожилая женщина, не стесняясь, клюет носом и просыпается от собственного храпа. Все остальные, как завороженные, повторяют «привет, солнце», «привет, луна» и «хорошо». Спустя минут 40 сеанс общения с небесными светилами заканчивается и Татьяна спрашивает: «Ну как? Вам понравилось?»

Женщины все как одна подскакивают и начинают нахваливать Татьяну в частности и саентологию в целом. «Это невероятно! Я просто как будто родилась заново», — восклицает та прихожанка, что помоложе. «Вы же не против, я выскажусь?» — с хрипотцой спрашивает она и, не дождавшись ответа, выскакивает на сцену.

«Я – Любовь. Это невероятно! Потрясающе! Волшебное чувство! Удивительный опыт!» Остальные согласно кивают. «А вам понравилось? Все получалось?» — звенит в мою сторону Татьяна. Я киваю. «Ну и славно», — благостно провозглашает она и торопит всех на выход: на очереди собрание сотрудников церкви.

Толпа в белых рубашках и черных брюках с приклеенными улыбками на лицах вваливается внутрь часовни, и дверь плотно закрывается. Спустя полчаса из-за двери доносятся стройные возгласы и аплодисменты.

Сразу после проповеди среди стендов информационного зала меня останавливает одна из прихожанок и рассказывает, что ее зовут Людмила, сама она не местная, работает учительницей начальных классов и сюда попала случайно. «Сама-то я православная, вот хожу тут в церковь неподалеку, но вообще всякую эзотерику люблю. Вот и сюда зашла. А это ведь не религия! Это наука! И какая мощь, как правильно все, и люди все прекрасные какие! — сообщила Людмила. – Вам надо пройти тест, и сразу все станет понятно!»

Это обязательная процедура у саентологов: новички, попавшиеся на приманку внеземной мудрости и невиданных возможностей, должны ответить на 150 вопросов. Исходя из ответов, сотрудники церкви составляют график и советуют различные книги и семинары. График корреспондента «Газеты.Ru» на удивление стремился к идеалу, и сотрудница по имени Тамара решила уже в частной беседе выяснить слабые стороны. «Вы, я смотрю, замужем. Даже если сейчас никаких проблем нет, это вам только кажется. Чтобы отношения были еще крепче и лучше, надо сходить на семинар и приобрести книгу. А потом ведь еще и дети пойдут – на эту тему у нас тоже есть семинар и несколько книг», – тараторила Тамара. На вопрос о стоимости семинаров и книг Тамара заговорщицки улыбнулась: «Первая книга всего лишь полторы тысячи. Но это же на всю жизнь! Еще и детям достанется!»

На прощание Тамара сказала, что позвонит через неделю — напомнить, что я хотела купить книги, сходить на семинары и вообще всячески активно просвещаться на тему дианетики и саентологии. «Ведь это просто невероятно, какие чудеса начинают происходить», – туманно намекнула она на прекрасное будущее адептов религии Рона Хаббарда. Тамара позвонила через неделю и звонит до сих пор раз в десять дней, ненавязчиво осведомляясь, как дела, и напоминая, что саентология ждет меня в любой удобный для меня момент.

«Глубокоуважаемый Основной Луч!»

Институт ритмологии Евдокии Марченко (ИРЛЕМ) оказался самым неинформативным из всех религиозных объединений. На учебное ведение, расположенное далеко от метро в полуподвальном помещении, вряд ли можно было наткнуться случайно. Бесплатных проповедей в ИРЛЕМ нет. Стены в здании увешаны фотографиями основательницы института, платьям которой могла бы позавидовать сама Надежда Кадышева: Евдокия Лучезарнова (такой псевдоним взяла себе Марченко) в качестве гостьи телепрограммы для женщин, она же на сцене перед толпой восторженных женщин, она же в роли ведущей собственных семинаров... По утверждениям консультантов в приемной, Лучезарнова уже перестала вести семинары. Теперь она колесит по бывшим союзным республикам лишь для того, чтобы встретиться со своими почитателями, а также чтобы усовершенствовать навыки по рациональному использованию времени – именно в этом «фишка» религиозного движения. Консультанты в «Радастее» (это альтернативное название ИРЛЕМ) оказались так же бесполезны, как кришнаиты или саентологи. «Это уникальная методика, — щебетали девушки. — Обязательно приходите к нам на семинары». Этим, судя по всему, их знания об уникальности «Радастеи» ограничивались. Не удалось также выяснить, почему в книге отзывов и предложений, заполненной каллиграфическим почерком, каждый отзыв начинался с обращения «Глубокоуважаемый Основной Луч!» «Это Евдокия Лучезарнова основной луч, — блистали глубокими познаниями учения Марченко консультанты. – Она все знает, все познала, раскрыла время и поэтому – основной луч».

Одна из девушек сокрушенно призналась: «Нас ведь многие сектой считают. А мы не секта. Мы институт». Телефон в «Радастее» не спрашивали, анкеты заполнять не предлагали и в целом отнеслись к потенциальному неофиту невнимательно.

«Идти туда, откуда пришел, то есть в секту»

На первый взгляд организации, которые традиционно считаются сектами, особой опасности не представляют. Особо надоедливыми их не назовешь, деньги обманным путем не вымогают, ритуальные убийства тоже совершать никто не предлагал. Однако эксперты утверждают, что под воздействием сект личность человека необратимо изменяется и нет никакой возможности повернуть эти психологические мутации вспять. «Психические нарушения проявляются уже после того, как человек попал в секту и провел в ней какое-то время, причем это, как в случае с наркотической и алкогольной зависимостью, необратимый процесс», — рассказал «Газете.Ru» директор Центра эвристической психологии, медицинский психолог-психотерапевт, ведущий специалист психологической службы НИИ НДХиТ Николай Подхватилин.

По его словам, корни сектантства, алкоголизма, наркомании и религиозного фанатизма лежат в поиске комфортных для человека реальностей. Причем руководители несект, понимая, что объективный мир будет меняться, выбирают в качестве комфортной постоянной непреходящие ценности – не убий, не укради и т. п. Лидеры сект выбирают ценности по другому принципу, поэтому адептам секты окружающая реальность вскоре начинает доставлять ощутимый дискомфорт. «Мир вызывает страх, одиночество и депрессию, и поэтому единственный простой выход – идти туда, откуда пришел, то есть в секту», — пояснил Подхватилин.

По словам психотерапевта, попасть в секту может каждый, потому что большинство людей внушаемы. «Психический механизм вовлечения в секту включает в себя на ранних стадиях обязательную групповую индукцию. На общественном собрании говорится о разных бедах и как с помощью чудо-средств или гуру можно от них избавиться. Таким образом в секте у человека находят какое-то горе, которое объединяет его с остальными людьми в группе, объясняют, что не с ним одним такое бывает и что здесь ему могут помочь», — сообщил Николай Подхватилин. Затем зависимость развивается соответственно частоте посещения мероприятий секты:

«Вначале человек не верит в то, что происходит, но после сеанса в секте ему становится «лучше». В этот момент человек пугается воздействия секты и перестает посещать мероприятия. Спустя некоторое время он понимает, что зависимости нет, и снова идет в секту. Эффект повторяется, и человек ходит в секту все чаще и чаще, уверенный в том, что зависимости нет».

Во имя свободы совести и свободы объединений

В Министерстве юстиции, говоря о поправках в федеральный закон (ФЗ) «О свободе совести и о религиозных объединениях», которые серьезно упростят процедуру госрегистрации религиозных объединений, утверждают, что авторы проекта руководствовались сразу несколькими нормативными документами. «Проект о внесении изменений в ФЗ разрабатывается по итогам мониторинга применения нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих правовое положение, порядок создания и деятельности религиозных организаций, а также норм международного права в сфере соблюдения прав на свободу совести и свободу объединений», — сообщили «Газете.Ru» в министерстве.

Руководитель юридической службы Московской патриархии инокиня Ксения (Чернега) не приветствует отмену обязательного 15-летнего срока существования религиозной группы в России как условия для госрегистрации. По ее словам, инициатива Минюста основана на решении Европейского суда по правам человека «Кимли и другие против России» в 2011 году, где предписано внести поправку в закон о свободе совести, касающуюся пересмотра срока для регистрации.

«Сама по себе инициатива вызывает сомнения. На сегодня этот срок служит надежным фильтром, затрудняющим регистрацию нетрадиционных религиозных общин», — сетует Чернега. По словам представителя РПЦ, решение Евросуда было инициировано по обращению российских иеговистов, потому что для них срок был серьезным препятствием.

«Обязанность полиции – пресечь преступление»

В МВД корреспонденту «Газеты.Ru» рассказали, что в компетенцию полиции не входит пресечение деятельности общественных организаций или религиозных сект, если их последователи не преступают закон. «Конституция Российской Федерации гарантирует гражданам свободу совести и вероисповедания. Поэтому мы смотрим на любое общественное объединение с точки зрения того, может ли оно нанести вред обществу в целом или любому гражданину в частности. Существует уголовное законодательство, в котором четко прописаны все деяния, которые считаются преступными. Если секта наносит ущерб личности, здоровью, обществу, обязанность полиции — пресечь преступление и задержать преступников; это уже сфера деятельности органов внутренних дел», — пояснил источник в МВД России.

Тем не менее в зоне внимания сотрудников правоохранительных органов есть секты, члены которых могут быть потенциальными правонарушителями, но называть их собеседник «Газеты.Ru» не стал. «Никто не будет привлекать к ответственности людей за то, что они, к примеру, верят в своего учителя-пророка. Это их моральный выбор, — заявил он. — Но если кому-то из них вздумается совершить ритуальное убийство, вступает в действие Уголовный кодекс и правоохранительные органы должны быстро принять меры, чтобы предотвратить совершение преступления».