«Город без наркотиков» столкнулся с лишением

Заведено второе дело против «Города без наркотиков»

Жанна Ульянова 25.06.2012, 21:59
Возбуждено второе уголовное дело против сотрудников фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков» ИТАР-ТАСС
Возбуждено второе уголовное дело против сотрудников фонда Евгения Ройзмана «Город без наркотиков»

Деятельность фонда «Город без наркотиков» Евгения Ройзмана продолжает обрастать уголовными делами. Теперь его сотрудников подозревают в незаконном лишении свободы наркозависимых: как говорят в полиции, об этом преступлении им рассказала бывшая пациентка фонда. Сам Ройзман вспоминает события 2003 года, когда перед выборами в Госдуму на его фонд «оказывали давление».

В понедельник стало известно, что подразделение полиции города Березовского Свердловской области возбудило против сотрудников фонда «Город без наркотиков» второе уголовное дело. «В выходные завели еще одно уголовное дело», — рассказала «Газете.Ru» глава пресс-службы регионального управления МВД Нина Пелевина.

Евгений Ройзман и его коллеги по фонду подозреваются в незаконном лишении свободы своих пациентов (ч. 1 ст. 127 УК).

Максимальное наказание за «лишение свободы, не связанное с похищением» — до двух лет колонии. Основанием для подозрений в незаконном удержании наркозависимых, проходящих реабилитацию в центрах фонда, стало интервью, которое в пятницу опубликовало МВД Свердловской области. Представившаяся бывшей пациенткой Ройзмана девушка, чье имя не называется, сидя спиной к камере и закрыв голову капюшоном, рассказывает об условиях жизни в центре. По ее словам, поступающие на реабилитацию первые 27 дней проводят «на карантине». «Комната несколько метров… Шконари… — поясняет она. — За малейшее неповиновение, за малейшую просьбу позвонить родителям тебя заставляют приседать. Обычно это час или два. Девочки, естественно, с больными спинами, с опущенными почками, печенью, 85% «вичовых» — они приседают, им тяжело. Если ты отказываешься приседать, на тебя надевают наручники, закрепляют их на кровати. А если какое-то строгое нарушение, ты лежишь даже не на матрасе, а на сетке. И в среднем пять дней лежишь в таких условиях».

Она же рассказала о смерти 30-летней наркозависимой от дезоморфина Татьяны Казанцевой. Она умерла от менингита. Ее кончина в больнице в Березовском стала поводом для начала прокурорских проверок в центрах фонда (об этом «Газета.Ru» писала ранее).

По словам неизвестной в капюшоне, Казанцева поступила в центр в Сарапулке в начале апреля с температурой около 39°C. «Всю ночь она стонала. Но до утра никто ничего не делал», — указывается в анонимном интервью. К утру пришел фельдшер. Осмотрев Казанцеву, он решил, что она симулирует менингит, чтобы убежать. «В действительности у человека двое детей, которых она одна воспитывала, у нее у младшего ребенка эпилепсия, она за них очень переживала, за своих детей... Она просто на глазах таяла, она превращалась из человека сначала в животное агрессивное, которое кусалось, плевалось, бросалось на всех, потом она обессилела, ей давали какие-то успокоительные, я точно не знаю, говорили, что это был хлорпротиксен», — говорит неизвестная. Вечером того же дня, по словам пациентки, Казанцеву избили и положили в карцер. «Положили ее не на матрац — на голую сетку. Под нее поставили таз, она в туалет ходила под себя. Это было вечером, она еще стонала — мы слышали ее стоны. Утром ее состояние резко ухудшилось, она посинела-позеленела, она не могла дышать, она трясла ногами, не могла передвигаться вообще, ее обмыли, одели, вызвали «скорую».

В понедельник прокуратура Свердловской области опровергла прозвучавшие в СМИ версии, что на бывшую пациентку, рассказавшую о своем пребывании в фонде, оказывали давление.

«Девушка, ставшая героиней видеосюжета, добровольно согласилась ответить на вопросы старшего помощника прокурора области по связям со СМИ и общественностью Ольги Тетериной, какое-либо давление на нее не оказывалось. Видеозапись разговора осуществлена с одного дубля», — сообщается на официальном сайте ведомства.

После того как было объявлено о возбуждении уголовного дела на основании заявления бывшей пациентки, прокуратура подтвердила законность таких действий правоохранительных органов.

«По данному уголовному делу, а также по ранее возбужденному делу о нанесении побоев пациенту мужского реабилитационного центра сотрудниками полиции проводятся необходимые следственные и оперативно-разыскные мероприятия. Нарушений при их производстве прокуратурой области не выявлено», – говорится в сообщении.

Первое дело в отношении сотрудников «Города без наркотиков» было возбуждено по ч. 2 ст. 116 УК (побои). В ночь на пятницу в полицию обратились двое сбежавших из фонда наркозависимых и заявили о том, что их били, сообщили в ГУ МВД по Свердловской области. На основании их заявлений сотрудники уголовного розыска в ту же ночь приехали к центрам, но, по их словам, на их территорию не входили. Ройзман пришел к выводу, что полицейские намеревались взять помещения фонда штурмом, о чем и написал в своем Livejournal.com. Тогда же Ройзман и его коллеги приняли решение отпустить пациентов по домам из-за не прекращавшихся с 19 июня обысков и проверок: по словам сотрудников фонда, наркозависимых угрозами заставляли подписывать доносы на «Город без наркотиков».

В полиции подтвердили, что некоторые из наркоманов дали показания, но никакой информации об этих людях не сообщили.

«Ни сколько их, ни кто они такие и где находятся – ничего не сообщаем», — заявили в ГУ МВД. Известно лишь, что все «не побоявшиеся рассказать о методах «реабилитации» с 22 июня находятся под госзащитой (методы госзащиты оговариваются в ст. 6 федерального закона 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», в том числе это охрана, обеспечение конфиденциальности, переселение, временное помещение в безопасное место, замена документов, изменение внешности; изменение места работы (службы) или учебы).

В свердловском управлении МВД предлагают в любое время суток оказать полное содействие журналистам, которых заинтересует тема деятельности фонда и его руководителей.

Несмотря на недавнее сотрудничество с «Городом без наркотиков» (сотрудники фонда выводили полицейских на наркоторговцев), в ГУ МВД заявляют, что «деятельность фонда всегда сопровождали скандалы, связанные с методами его работы, близкими к криминальным или прямо нарушающими закон». В официальном сообщении регионального МВД, в частности, указывается, что недавно к уголовной ответственности привлекался один из сотрудников фонда – Алексей Федоров. Он обвинялся в причинении тяжкого вреда здоровью. Но преследование его по закону было прекращено за примирением сторон и выплатой денежной компенсации пострадавшему. «Другой факт, когда группа «Города без наркотиков» под руководством того же Федорова совершила нападение на двух молодых людей в Екатеринбурге. В настоящее время по данному факту возбуждено уголовное дело, ведутся проверки», — сообщают в ведомстве.

Евгений Ройзман говорит, что про заведенные против фонда дела «ничего не знает».

«Фигурантов там нет, и непонятно, кто написал заявление. У меня был случай, когда против меня возбудили 23 уголовных дела, а сейчас два — и оба непонятные. Их возбуждают всегда шумно, а закрывают очень тихо и стыдливо. Если бы силовики проявляли такое рвение в борьбе с наркотиками, в России уже никто бы ими не торговал», — сказал он «Газете.Ru».

Сотрудники фонда предполагают, что один из обратившихся в полицию — «алкоголик из Алапаевска». «В фонд его привела мама. Он и написал заявление на «Город без наркотиков» и свою 70-летнюю маму», — рассказали «Газете.Ru» в фонде. Когда прокуроры приходили в центры реабилитации с проверками, пациент из Алапаевска открыто, в присутствии сотрудников центра, предлагал прокурорам забрать его, а взамен обещал написать заявление, говорят они.

Ройзман сравнивает происходящее с событиями 2003 года, когда его арестовали незадолго до выборов в Госдуму.

«Тогда также записывались интервью с девушками в балахонах, сидящими спиной к камере и рассказывающими о том, как их мучили в центре», — вспоминает он. В 2003 году он все-таки стал депутатом нижней палаты парламента Екатеринбурга от Орджоникидзевского избирательного округа. На выборах он опередил бывшего начальника свердловского УБОПа Василия Руденко.

Ранее собеседник «Газеты.Ru», близкий к правительству Свердловской области, выдвинул версию, что неожиданно повышенное внимание к фонду, существующему с 1998 года, носит политический характер. По данным источника, губернатор края предложил легализовать антинаркотическую деятельность Ройзмана и сделать его депутатом, а взамен потребовал отказаться от личных политических амбиций — иными словами, не принимать участия в выборах мэра Екатеринбурга в 2013 году.

Тем временем в понедельник в реабилитационные центры начали возвращаться пациенты фонда.

Так, в опустевший после ночной проверки полиции женский центр в понедельник пришли 12 девушек. «Одна из девчонок, которая ушла в ночь на пятницу, сейчас лежит в реанимации. Она, как домой пришла, сразу же упоролась», — сообщил Ройзман.

По его словам, родители проходящих реабилитацию наркоманов написали коллективное обращение на имя президента Владимира Путина, губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева и руководителя следственного управления Следственного комитета (СК) России по Среднему Уралу Валерия Задорина.

В письме они заявили об угрозах полицейских их детям, от которых требуют показания против сотрудников фонда, и просят «остановить беспредел», проверить законность действий полиции и привлечь к уголовной ответственности сотрудников главного управления МВД по Свердловской области. «Из моей дочки показания выбивали угрозами. В итоге она вынуждена была подписать бумаги, которые ей подсовывали, не читая», – цитирует Ura.ru мать одной из пациенток, Ирины Новоселовой. Издание также передает слова матери Татьяны Казанцевой, которая, как оказалась, не имеет никаких претензий к фонду: «Когда Таня заболела, мне сразу сказали, что у дочери температура, и сообщали о каждом шаге: как обращались в «скорую», ходили к местным фельдшерам, как все-таки смогли госпитализировать. Все-все-все. И я в этом не сомневаюсь».