Кого слушает президент

Эколога избили на заказ

В деле о нападении на Константина Фетисова появился заказчик

Елена Белова 18.04.2012, 16:12
Константин Фетисов виталий рагулин
Константин Фетисов

Следователи завершили расследование дела о нападении на активиста Константина Фетисова в подмосковных Химках. В отдельное производство выделено дело против «неустановленного лица» — организатора нападения. Адвокат Фетисова предполагает, что это некий чиновник из местной администрации. Защита главного обвиняемого — также бывшего химкинского чиновника Андрея Чернышева — заявляет, что ни он, ни кто-то еще из администрации к избиению эколога отношения не имел.

Главное следственное управление Следственного комитета (СК) по Московской области сообщило, что завершено предварительное расследование уголовного дела по факту нападения на Константина Фетисова в городе Химки. Активиста, постоянно критиковавшего и обвинявшего в коррупции химкинские власти и добивавшегося закрытия крупной городской свалки, жестоко избили битой 4 ноября 2010 года. Это было второе нападение на Фетисова. Первое произошло незадолго до этого — 18 сентября, напавшие избили его резиновой дубинкой, но серьезных травм он тогда не получил.

По версии следствия, сотрудник химкинской администрации Андрей Чернышев получил заказ на побои, а потом и на убийство Фетисова от «неустановленного лица».

Устроить нападение на Фетисова начальник отдела муниципальной собственности и приватизации комитета по управлению имуществом при администрации Химок Чернышев предложил своему знакомому Андрею Каширину, хотя и не объяснил, зачем ему это нужно, считают в ГСУ МК по Московской области. В качестве исполнителей преступления в сентябре 2010 года Каширин нанял Дениса Растокина и Вазгена Цатуряна. А в ноябре активиста по его просьбе избили Максим Кривенцов и Евгений Морозов. Последние попытались скрыться в Белоруссии, помогал им в этом еще один нынешний обвиняемый — Вячеслав Ковалев.

Когда преступление было раскрыто, Чернышева обвинили в организации побоев (ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК) и покушения на убийство (ч. 3 ст. 33, ч. 3 ст. 30, пп. «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК). Каширину следователи вменили ч. 4 и 5 ст. 33, ч. 1 ст. 116 УК РФ (побои) и ч. 4 и 5 ст. 33. ч. 3 ст. 30, «б», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица, выполнявшего общественный долг). Ковалеву и Кривенцову были предъявлены обвинения по ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК (покушение на убийство группой лиц и по найму лица). Растокин и Цатурян стали обвиняемыми по ч. 1 ст. 116 УК (нанесение побоев). Морозов был признан невменяемым: как выяснилось, он болен шизофренией, и его дело было выделено в отдельное производство. Отдельно расследуется и дело против Каширина и Растокина: они полностью признали свою вину и заключили сделку со следствием.

Отдельное дело следователи также завели на «неустановленное лицо, которое, по мнению следствия, организовало нападение на Фетисова».

Адвокат Фетисова Сталина Гуревич, представляющая его интересы, сказала «Газете.Ru», что следствие имеет в виду заказчика преступления. «Как следует из материалов дела, заказчиком является кто-то из числа сотрудников местной администрации», — сказала она. По ее словам, следователи отлично справились со своей работой. «Думаю, что после того, как дело направят в суд, мы узнаем о задержании заказчика. Просто следствию уже необходимо было отправить дело в суд», — отметила она.

В администрации Химок отказались от комментариев «до вынесения приговора по делу».

Адвокат Чернышева Людмила Айвар сообщила «Газете.Ru», что к 14.00 в среду ее вызвали в ГСУ СК по Московской области: «Возможно для того, чтобы уведомить нас о завершении расследования». Подзащитный Айвар, по ее словам, полностью отрицает свою вину. Строить предположения на тот счет, кого именно следствие могло посчитать заказчиком нападения на эколога, она не стала. «Мы пока не знакомились с материалами дела, поэтому выводы о том, на чем основывалось следствие, делать рано, — отметила адвокат. — На момент нападения какой-либо опасности, угрозы для администрации Химкинского городского округа Фетисов не представлял. Поэтому никаких мотивов ни у сотрудников администрации, ни у Чернышева не было».

По ее словам, в деле есть лица, которые действительно причастны к совершению преступления, но Чернышев с ними не знаком и никакого отношения к ним не имеет.

«Мы никак не можем объяснить их показания, — сказала Айвар. — Действительно, Морозов принимал участие в избиении. Но, с одной стороны, он признан больным шизофренией, и следователи учитывают его показания против Чернышева и других лиц. С другой стороны, Морозов говорит, что никогда не видел Чернышева, а его знакомый Кривенцов попросил его избить человека, так как он имел отношение к жене третьего лица — то ли он к ней приставал, то ли обижал, то ли был ее возлюбленным. И следствие эту версию не проверяло».

Сталина Гуревич, в свою очередь, рассказала, что Фетисов недавно перенес очередную операцию. «Его состояние не очень хорошее, он не реабилитировался до конца, — сказала она. — Травма, которую он получил, не имеет таких тяжких последствий, как у Михаила Бекетова, но не прошла бесследно. По состоянию здоровья он не может участвовать в следственных действиях, но при этом он хотя бы говорит и не является лежачим, как Миша».