«Рейтинги никогда не были и не являются самоцелью»

За счет чего Новосибирскому государственному университету удается достойно выступать в рейтингах

Владимир Корягин (Новосибирск — Москва) 05.05.2015, 08:48
3dnews.ru

Как в Новосибирске взаимодействует университетская и академическая наука, как работает отлаженная еще в советское время система и почему рейтинги не являются главным показателем успеха, «Газете.Ru» рассказал ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук.

— Что отличает Новосибирский государственный университет от других вузов, которые участвуют в проекте «5–100»?

— Новосибирский государственный университет — уникальный вуз со дня его основания. Так исторически сложилось. Наш первый ректор Илья Нестерович Векуа в своей статье, опубликованной в газете «Правда» 19 июня 1959 года, писал, что НГУ «явится университетом нового типа», когда вся учебная и научная деятельность университета будет строиться на базе научно-исследовательских институтов и промышленных предприятий. Модель открытого университета представляла собой беспрецедентное явление в образовании, и через 55 лет во внешней среде мы можем часто услышать о «феномене НГУ».

Безусловно, особый статус во многом объясняется тесным взаимодействием университета и институтов СО РАН.

На сегодняшний день вуза, более тесно интегрированного в Российскую академию наук, просто не существует. Основная идея открытого университета — обучение через исследование. 80% наших преподавателей — совместители, а из 119 кафедр 85 базируются на территории институтов СО РАН. Благодаря подобному партнерству, постоянному общению активных ученых со студентами, неиссякаемому духу новых открытий

новосибирский Академгородок, пожалуй, единственное место в России, где науку удалось не только сохранить в сложные для страны годы, но и развивать на мировом уровне.

Если говорить более предметно о программе, следует отметить, что в прошлом году НГУ совершил настоящий прорыв, впервые попав в рейтинг Топ-400 лучших университетов мира по версии авторитетного британского журнала Times Higher Education. Россию в общем рейтинге лучших вузов представляют только МГУ и НГУ, единственный участник проекта «5–100».

Ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук
Ректор Новосибирского государственного университета Михаил Федорук

— Можно вдогонку вопрос? Вы рассказывали про взаимодействие СО РАН и НГУ. А на заседании совета по науке при президенте было сказано университетскую и академическую науку разделять. Как же так?

— У НГУ свой путь, он ведь фактически был создан Сибирским отделением РАН. 55 лет назад, во время первого заседания ученого совета, академик Векуа уже ставил вопрос о юридическом оформлении взаимодействия университета, который фактически являлся неотъемлемой частью системы СО РАН, но юридически оставался под ведомством Министерства высшего образования, а теперь — Министерства образования и науки России.

Вопрос остается открытым на протяжении более полувека.

Несмотря на тесное и продуктивное взаимодействие, речь о механическом слиянии НГУ и институтов СО РАН не идет. Нам еще предстоит определить удобную и эффективную модель взаимодействия университетской и академической науки, которая в данном конкретном месте, в новосибирском Академгородке, успешно развивалась десятилетиями.

Андрей Фурсенко в одном из интервью сказал, что будет иллюзией полагать, что наши академические институты могут быть заменены вузовской наукой.

На ближайшие 15–20 лет альтернативы институтам РАН нет, и раскидать их по министерствам, корпорациям или университетам — означает уничтожить и развалить российскую науку.

Я придерживаюсь той же точки зрения. Нужно сохранить все лучшее, что есть в системе, которая досталась нам от отцов-основателей СО РАН и НГУ — Михаила Лаврентьева, Сергея Христиановича, Ильи Векуа, выдающихся советских ученых. Новосибирский Академгородок — уникальный оплот российской науки, здесь на площади полтора-два квадратных километра сосредоточен мощнейший интеллектуальный потенциал, национальное достояние России.

— Как же вам удается соответствовать мировым рейтингам? Чем обусловлен недавний скачок? Ведь у вас нет ни нобелевских, ни филдсовских лауреатов.

— Один из самых известных выпускников НГУ в академической среде математик Ефим Зельманов как раз является лауреатом Филдсовской премии. Наше конкурентное преимущество — теснейшая интеграция с институтами СО РАН. Мы и в дальнейшем будем использовать специальные механизмы для привлечения активно работающих ученых в качестве преподавателей НГУ, стимулировать публикации научных работ, таким образом увеличивая академическую известность университета, а не только показатели цитирования. Это одна из задач на ближайшее время.

— В последнее время активно обсуждают вопрос о повышении цен на обучение. А вы повышать цены будете?

— Университет никогда не был коммерческим вузом, соотношение платных студентов и общего числа обучающихся — примерно 1/3.

Есть прецеденты, когда талантливых ребят мы обучаем за свой счет, по возможности переводим на бюджет, потому что уверены, что не можем упустить одаренных детей из-за наличия финансовых трудностей.

Что касается ценовой политики на ближайшее время, согласно постановлению Министерства образования и науки, мы не можем поднимать цены выше порога инфляции и сделаем все возможное, чтобы максимально отсрочить рост стоимости обучения в НГУ, потому что основная цель для нас — предоставить качественное фундаментальное образование.

— Откуда большинство иностранных студентов приезжает?

— Особенно активно у нас восточное направление. Одно из ключевых достижений в этом направлении — создание Китайско-российского института, который фактически представляет собой отдельный факультет университета в Харбине. Здесь ведется подготовка по шести направлениям — по физике, химии, биологии, математике, юриспруденции и экономике. Почти 200 китайских студентов ежегодно поступают на первый курс, через три года они приезжают в НГУ, чтобы продолжить обучение и защитить степень бакалавра. При должном усердии выпускники получают два диплома — Китайско-российского института и Новосибирского государственного университета.

Возвращаясь к теме рейтингов, в прошлом году мы заняли второе место среди вузов стран развивающейся Европы и Центральной Азии, уступив первенство МГУ, поэтому есть основания полагать, что число студентов из этих регионов увеличится.

На сегодняшний день география международного сотрудничества университета охватила значительную часть земного шара: совместные программы объединяют НГУ с вузами 24 стран мира, и мы планируем развиваться в этом направлении.

— Соответствуют ли результаты предметного рейтинга QS ожиданиям НГУ?

— За год НГУ удалось значительно улучшить позиции по «Физике и астрономии» и «Математике»: из группы университетов 201–250 мы поднялись на уровень 101–150.

Рейтинги никогда не были и не являются самоцелью, но наглядно демонстрируют планомерную и эффективную работу в повышении конкурентоспособности в рамках участия в проекте «5–100».

В четырех направлениях подготовки — «Философия», «Современные языки», «Химия» и «Информатика и информационные технологии» — мы заявили о себе впервые, и это тоже серьезное достижение. Репутация НГУ как одного из ведущих центров по подготовке специалистов на естественно-научных факультетах подтверждена десятилетиями, однако особенно ценно то, что в рейтинге отмечены наши успехи и в гуманитарных областях.

НГУ — классический вуз, и студенты на любом факультете получают фундаментальное качественное образование мирового уровня, а это, в свою очередь, во многом залог успешной карьеры. Стоит, например, отметить, что в направлении «Физика и астрономия» именно НГУ лидирует среди российских вузов по показателю «Репутация у работодателей» с индексом 94,3. У глобального лидера, Массачусетского технологического института, этот коэффициент составил 96,4.