Адыгея против Хирша

Как будет проходить оценка эффективности российских научных учреждений

Виктория Зюлина 24.10.2014, 11:55
Flickr/brewbooks

В скором времени российские научные организации ожидают оценка эффективности и возможная реорганизация. Как это будет проходить, какие критерии и какие инструменты будут использоваться, разбиралась «Газета.Ru».

Реформа РАН идет своим чередом, вызывая разные комментарии, но все научные учреждения в той или иной степени готовятся к проверкам эффективности их деятельности, предусмотренным соответствующим постановлением правительства. И хотя на проверки пока действует мораторий (он завершится в январе 2015 года), в Федеральном агентстве научных организаций, которому теперь принадлежат академические институты, уже не первый месяц активно обсуждаются методы оценки эффективности.

Наукометрия: жертвы неизбежны

Подразумевается, что в их основе будут лежать показатели цитируемости статей сотрудников. Для повышения публикационной активности в некоторых научных учреждениях России уже работают программы материального стимулирования кадров за публикации в престижных зарубежных научных журналах, а некоторые организации только начинают подобную практику.

Работа ученого в любой точке мира оценивается не по количеству публикаций, патентов и выступлений на конференциях, а по цитируемости его статей другими авторами. Смысл этой системы оценки предельно прост: чем качественнее полученные результаты в статье, тем больше она востребована другими учеными. Однако не обходится и без жертв такой наукометрии.

«Газета.Ru» не один раз писала, что, например, гуманитарные науки традиционно уступают математике и физике по цитируемости.

Хотя бы ввиду того, что открытия, например, в филологии случаются гораздо реже, чем в квантовой механике.

Научные журналы, в свою очередь, удачно подстроились под такие правила игры. У престижных журналов есть импакт-фактор — относительная величина, которая показывает в среднем, как часто происходит цитирование научной статьи в течение двух лет после публикации в журнале. Задачей редколлегии журнала является отбор качественных статей с релевантными данными, а ученых — публикации в журналах с импакт-фактором повыше.

Рейтинги импакт-факторных журналов формируются ежегодно. Например, публикация в зарубежных журналах Nature (импакт-фактор — 38,5) и Science (импакт-фактор — 31,0) более привлекательна для ученых, чем в российском журнале «Лазерная физика», где импакт-фактор составляет 3,6, хотя это один из самых высокоцитируемых отечественных журналов.

Топ 10 российских журналов с самым высоким импакт-фактором (РИНЦ)

1. «Успехи химии» — 3,29
2. «Вопросы экономики» — 3,27
3. «Успехи химических наук» — 2,09
4. «Экономист» — 1,92
5. «Вестник Высшего арбитражного суда Российской Федерации» — 1,79
6. «Российский журнал менеджмента» — 1,66
7. «Мир России: социология, этиология» — 1,48
8. «Молекулярная медицина» — 1,41
9. «Социологические исследования» — 1,38
10. «Полис (политические исследования)» — 1,36

Цитируемые статьи ученых собираются в распространенные по всему миру наукометрические базы данных на английском языке Web of Science компании Thomson Thomson Reuters и Scopus компании Elsevier. Чтобы не обделять вниманием огромный объем русскоязычных статей, был создан российский аналог научной электронной библиотеки — Российский индекс научного цитирования (РИНЦ). С 25 сентября 2014 года на платформе Web of Science стали размещаться и некоторые российские научные журналы РИНЦ.

Количество — не всегда качество

Необходимость создания баз данных публикаций была обусловлена проблемой распределения финансов среди научных учреждений страны. Идеальная схема состоит в том, что государство не только выделяет деньги на исследования, но и требует подробный отчет по достижении планируемых результатов, которым могут быть как публикации, так и коммерческие продукты, а после анализа всех полученных данных по идее должно приниматься решение о продолжении финансирования проектов или перераспределении средств в другие организации.

«Сейчас научная результативность вузов измеряется по количеству публикаций и цитирований в РИНЦ, топ-менеджмент вузов не принимает во внимание реальные результаты научных исследований и их верификацию, — говорит доктор экономических наук Варвара Кулькова, руководитель центра методологии финансового и стратегического управления Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов Российской Федерации. — Распространение получают неформальные практики, когда ученые обмениваются списками публикаций и цитируют друг друга в своих академических группах, тем самым искусственно повышая цитируемость.

Аналогичные практики применяются для журналов из списка ВАК (Высшая аттестационная комиссия), когда импакт-фактор журнала искусственно повышается до желаемого уровня.

10 самых высокоцитируемых российских журналов, по данным РИНЦ

1. «Доклады Академии наук» — 181 435
2. Journal of Experimental and Theoretical Physics — 94 411
3. «Журнал экспериментальной и теоретической физики» — 75 181
4. «Физика твердого тела» — 67 422
5. Journal of Experimental and Theoretical Physics Letters (JETP Letters) — 64 869
6. «Успехи физических наук» — 52 187
7. «Журнал физической химии» — 51 729
8. «Известия Академии наук. Серия химическая» — 51 107
9. «Государство и право» — 51 051
10. Социологические исследования — 48 670

Знаю это по своему опыту, так как получала рекомендации редакционного совета включить в список литературы статьи отдельных авторов или статьи из других журналов определенного издательства».

«Мы обсуждаем с Министерством финансов, что необходимо полностью менять подходы к оценке результативности деятельности в инновационных научных направлениях, — пояснила Инна Рыкова, руководитель Центра отраслевой экономики НИФИ. — Огромные средства из бюджета были направлены на увеличение публикационной активности научных организаций, и вышло так, что учреждения с низкой публикационной активностью получили большее количество средств. Таким образом, по некоторым показателям можно так составить рейтинг, что первое место по общему количеству публикаций будет занимать небольшая Республика Адыгея, а это неправильный подход с позиции финансов».

Вместе с тем для европейских стран публикационная активность ученого уже давно является безусловным показателем его научной работы.

Индекс Хирша — количественная характеристика продуктивности ученого, основанная на количестве публикаций и количестве цитирований этих публикаций, — является решающим критерием при приеме на работу или защите ученой степени.

«У меня никогда не вызывало сомнений, что публикационная активность — это один из главных показателей результативности любого ученого, — сказал «Газете.Ru» Виталий Сулимов, профессор, заведующий кафедрой факультетской терапии №1 лечебного факультета Первого МГМУ им. И.М. Сеченова, директор Клиники факультетской терапии им. В.Н. Виноградова, год назад опубликовавший статью в журнале The New England Journal of Medicine, имеющем импакт-фактор 54. — Публикации в высокоцитируемых журналах повышают рейтинг как университета, так и российской науки целом, а также позволяют ученым интегрироваться в европейское и мировое научное сообщество».

Ознакомиться с результатами работ российских ученых можно в созданной Минобрнауки РФ базе единой государственной информационной системы учета научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (ЕГИСУ НИОКР) — этот инструмент позволяет агрегировать все полученные результаты работ. На данный момент система уже введена в работу и доступна пользователям.

Ряд ведомств, в частности Министерство здравоохранения России, уже активно пользуются возможностями системы. Также к загрузке информации в систему приступили научные организации ФАНО.

«Единая государственная система учета результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ гражданского назначения — площадка, созданная не только для учета научных и опытно-конструкторских работ, но и для коммерциализации результатов исследований заинтересованными технологическими компаниями совместно с институтами развития и научными коллективами. Это практически единая точка для учета и распространения результатов исследований. Портал работает уже сейчас, а в полную силу, со всеми сервисами начнет работать к концу 2014 года», — пояснил Сергей Матвеев, заместитель директора департамента науки и технологий Минобрнауки.

Патенты ни о чем

По указанию Министерства финансов Научно-исследовательский финансовый институт проводит социологические исследования и мониторинг финансовых показателей научных организаций и взаимодействует с российскими научными фондами, которые выдают гранты на разработки и инновационные проекты.

«В задачи государства входит оценка коммерциализации продуктов деятельности ученых и защита права ученых на интеллектуальную собственность с помощью выдачи патентов, — поделилась с «Газета.Ru» Инна Рыкова. — Патентная активность — одна из серьезных проблем в российской науке. К сожалению, патент как исключительное право на интеллектуальную собственность уходит из Российской Федерации. Мы пока не можем понять, почему так происходит, и занимаемся исследованием этого вопроса. С другой стороны, мы оцениваем востребованность патентов и их коммерциализацию. Многие из зарегистрированных патентов оказываются никому не нужны и потенциально непривлекательны для инвесторов, это факт».

Некоторые патенты имеют сомнительную ценность не только с точки зрения науки, но и с позиций здравого смысла. Например, покойный глава комиссии РАН по борьбе с лженаукой Эдуард Кругляков обращал внимание на то, что в России зарегистрированы такие патенты, как «Симптоматическое лечение заболеваний с помощью осиновой палочки в момент новолуния для восстановления целостности энергетической оболочки организма человека».

Впрочем, динамика количества выдачи патентов в последние годы отрицательная.

По данным, опубликованным на сайте Роспатента, «Газета.Ru» выяснила, что в 2009 году было выдано 2184 патента, а в 2013 году — 1278 патентов.

Самое интересное — впереди

Несмотря на уже упомянутое постановление правительства о ежегодном мониторинге результативности деятельности научных организаций, выполняющих научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения, громких историй реформирования российских научных учреждений по итогам такого мониторинга не было. Но к концу 2014 года, когда научные организации будут отчитываться о своей деятельности за год, и в начале 2015 года, когда завершится мораторий в реформе РАН, такие случаи неизбежно начнут появляться. «Газета.Ru» будет следить за развитием ситуации.