Кого слушает президент

«Мгновенная смерть, дезорганизация и анархия»

Принятие закона о РАН — это «разгром под видом реформы», считают российские академики

Илья Сайгонов 16.09.2013, 10:05
Академическое сообщество недовольно поправками к законопроекту о реформе РАН Геннадий Гуляев/Коммерсантъ
Академическое сообщество недовольно поправками к законопроекту о реформе РАН

В том, как происходит принятие закона о РАН, почему все это напоминает боевые действия и чем недовольно научное сообщество, разбиралась «Газета.Ru».

Блицкриг второго чтения

За процессом проведения законопроекта о реформе Российской академии наук давно утвердилось негласное наименование «блицкриг». Неожиданное появление его в повестке заседания правительства 27 июня, стремительное, по всем меркам, принятие его в двух чтениях за первую неделю июля вполне оправдывали это название. На внеочередном общем собрании РАН 9 сентября президент академии Владимир Фортов так характеризовал развитие ситуации в начале лета: «Июньский закон оказался как снег на голову. Против нас была предпринята политика блицкрига (политика против врагов, но не против союзников)».

В конце августа — начале сентября казалось, что инициативу начало перехватывать научное сообщество и война из молниеносной превращается в позиционную.

Сначала 29 августа на конференции «Настоящее и будущее науки в России» Фортов заявил о том, что все поправки к законопроекту о реформе РАН, предложенные академиками, лично согласовал Владимир Путин. Затем 4 сентября во время заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека сам президент России сказал, что согласился со всеми предложениями Фортова о реформе РАН, кроме вопроса о названиях должностей президентов Российской академии медицинских наук и Российской сельскохозяйственной академии, которые должны войти в новую структуру. Серьезная правка закона предполагала возвращение законопроекта во второе чтение.

Парламентские фракции, голосовавшие ранее за законопроект, вдруг одна за другой начали объявлять, что они хотят вернуть закон во второе чтение.

Первой об этом заявила ЛДПР, затем — «Справедливая Россия» и единороссы. Однако в это же время активизировались и поборники реформы. Их тактика за лето не стала оригинальнее: вновь был выбран хорошо себя зарекомендовавший блицкриг.

Артподготовка началась с двух сюжетов, показанных в один день по центральным телевизионным каналам.

7 сентября РЕН ТВ показал первую серию фильма «Диагностика РАН», а на «России 1» в программе «Вести» вышел сюжет «Недвижимость РАН: «золотые» метры без связи с наукой». Оба сюжета в основном были посвящены хищениям в РАН. Академики оценили эти передачи как лживые. «Те факты, которые представлены, несвежие. Но были и новые факты, которые я узнал: оказывается, я живу на одной лестничной клетке с Осиповым», — иронично отметил Фортов. Ряд высказываний членов академии был вырван из контекста. Так, океанолог и знаменитый бард Александр Городницкий выступил с открытым письмом, в котором заявил об искажении его слов в фильме, показанном на РЕН ТВ, а саму передачу назвал лживой и клеветнической.

Вторым ударом стал вброс 13 сентября «источником, знакомым с ситуацией», информации о том, что в ходе проверки академии Генеральная прокуратура «выявила серьезные нарушения закона, в том числе факты хищений государственного имущества и бюджетных средств на миллионы рублей».

Между тем президиум РАН уже сам занимался выявлением ошибок в управлении хозяйственной деятельностью, в частности, еще 6 сентября были объявлены выговоры нескольким сотрудникам, а вице-президент Сергей Алдошин был выведен из состава комиссии по управлению имущественным комплексом академии. Таким образом, сами ученые признают, что злоупотребления в РАН есть, но они не носят масштабный характер и в большинстве своем представляют собой наследие прошлого руководства. Так, на внеочередном общем собрании под дружный смех коллег академик Владимир Захаров заявил, что злоупотреблений в академии уж точно меньше, чем в «Оборонсервисе».

Между тем, когда в Госдуме будет рассматриваться законопроект, было непонятно до последнего момента. За несколько дней до возвращения парламентариев с летних каникул в комитете Госдумы по науке и наукоемким технологиям говорили, что рассмотрение планируется «ближе к октябрю». Администрация президента, которая должна была внести поправки, явно тянула с их обнародованием. В то же самое время непонятно было, когда же будет рассматриваться законопроект.

«Приближался срок голосования в Госдуме, письменного текста, где были бы учтены договоренности Фортова с Путиным, все не появлялось. Это, конечно, вызывало у академии довольно большое чувство неопределенности», — рассказывает директор Института США и Канады РАН академик Сергей Рогов.

В пятницу 13 сентября запланированное на 19 сентября заседание комитета по науке и наукоемким технологиям неожиданно перенесли на понедельник,16 сентября, а из администрации президента пришли поправки к законопроекту, которые вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Во-первых, они явно не соответствовал ожиданиям научного сообщества. «Президента его же администрация подставила этими поправками. Это явная подстава. Если президент подписывает этот закон — это значит, была большая ложь с его стороны», — рассказал «Газете.Ru» один из самых цитируемых российских ученых, академик Валерий Рубаков. Во-вторых, все было сделано согласно отработанной уже тактике блицкрига. На обсуждение законопроекта и протестные действия не остается времени. «Непонятно, зачем такая спешка. Все делается ровно по все той же схеме, как проводился законопроект летом», — говорит академик Рогов.

Таким образом депутаты рассмотрят законопроект уже 17 сентября, во вторник, и это будет текст, в котором совершенно ничего не будет из договоренностей Путина с Фортовым.

Впрочем, один из источников «Газеты.Ru» в Госдуме предполагает другое, весьма оптимистичное развитие событие: вариант, пришедший неофициально из администрации президента, «чудесным образом» окажется неправильным, а вместо него официально будет передан другой вариант, учитывающий поправки академиков. С «правильным» вариантом комитет по науке и будет работать в понедельник, а появившийся в пятницу документ назовут «технической ошибкой».

В любом случае по инициативе Общества научных работников во вторник планируются «траурные гулянья» ученых, подобные тем, что были минувшим летом при рассмотрении законопроекта в первом и втором чтениях.

Чем недовольны академики

Директор Института США и Канады, который оперативно провел анализ нового документа, поступившего из аппарата Владимира Путина, рассказал «Газете.Ru», чем же недовольны в академии. «Суть предложений, которые сформулировала академия и которые были подтверждены на общем собрании, в том, что мы выступаем категорически против изъятия институтов из Академии наук и превращения академии в клуб пикейных жилетов, неспособный осуществлять научные исследования, поскольку речь идет о клубе индивидуальных лиц, а исследования все-таки ведутся в институтах Академии наук», — говорит Рогов. С этими пунктами согласился президент России. Единственное, против чего выступил Путин, — это то, что президенты РАМН и РАСХН должны стать вице-президентами единой академии. Однако в новом документе ученые обнаружили совершенно другое.

«В новом тексте законопроекта четко и ясно прописана формула, что институты становятся подведомственны федеральному органу исполнительной власти (давайте будем условно его называть «агентство»), таким образом, сама Академия наук отрезается от институтов».

В законопроекте есть несуразицы и относительно региональных отделений РАН. «Все-таки именно благодаря региональным отделениям — Сибирскому, Уральскому, Дальневосточному — наука в России, которая когда-то целиком концентрировалась в двух столичных городах, сегодня широко представлена в других регионах. Это очень важный момент для нашего общества, для нашей экономики», — подчеркивает Рогов.

В поправках, внесенных администрацией президента, региональные отделения остаются, но не в качестве юридических лиц. Они входят в академию наук, они, но не их институты.

«То есть получается существование большого клуба веселых и находчивых, что предусматривает создание еще нескольких региональных клубов веселых и находчивых вроде «Уральских пельменей», — иронизирует академик. «Там есть еще одна странная формулировка: Академия наук является собственником имущества региональных отделений. Но РАН даже сегодня не является собственником имущества, имущество находится лишь под управлением академии, собственником же является федеральное правительство. Создается агентство, к которому переходят функции управления имуществом институтов. Если институты не входят в региональные отделения, то это вообще какая-то полная несуразица».

Недовольны в академии и моделью избрания директоров институтов. Вроде бы сохраняется процедура выборов директоров научными сотрудниками, но предусмотрено согласование до выдвижения кандидата. Сегодня кандидатов выдвигают ученые советы, но каждый академик может предложить своего кандидата на пост директора академического института. «В варианте, который внесен в Госдуму, директор избирается из лиц, согласованных с президиумом РАН и одобренных комиссией по кадровым вопросам Совета при президенте Российской Федерации по науке и образованию, а потом, после голосования, опять та же повторяется процедура: агентство утверждает директора», — рассказывает Рогов. «Это напоминает мне избрание губернаторов в России: когда согласовывают сначала их кандидатуры, потом надо выбирать из них, а затем президент опять их утверждает», — проводит аналогию академик.

Академия сегодня — это не только академики и членкоры, но еще и институты, и научные сотрудники. И в общем собрании РАН принимают участие не только все действительные члены и членкоры, но и делегаты от институтов, от определенного количества научных сотрудников. Это дает им возможность принимать участие в обсуждении ключевых вопросов жизни академии.

«В законопроекте эта вещь ликвидируется. Научных сотрудников, как крепостных мужичков, вместе со своими институтами передают в агентство, лишая всяких прав. Тем самым самоуправление научного сообщества ликвидируется», — подчеркивает Рогов.

Закон вступает в силу сразу после подписания его президентом. Соответственно, мгновенно прекращает свое существование РАМН и РАСХН, а первое общее собрание расширенной Академии наук должно быть созвано через шесть месяцев. «Что же будет с медицинскими институтами, с клиниками, с сельскохозяйственными станциями, ветеринарными станциями за это время? — задается вопросом академик. — Очень странные формулировки относительно финансирования. Пока закон не вступил в силу, сохраняется нынешняя система бюджетного финансирования, а как только закон вступает в силу, все становится непонятным. Там какая-то формулировка в рамках «Программы фундаментальных научных исследований государственных академий наук на 2013–2020 годы». Ну а кто сегодня будет выделять деньги непосредственно институтам? Программа — это программа, это не бюджетная смета».

Существуют и другие нестыковки. Новый закон предусматривает ограничение пребывания президента РАН на должности двумя сроками по пять лет. «Это правильная мера. То же самое надо распространять на директоров институтов, на любые выборные должности: заведующий отделом, заведующий лабораторий и т. д. Но в поправках говорится, что в течение последующих трех лет в академии не будет выборов, и, соответственно, функции нынешнего президента ограничиваются только тремя годами. Получается, президент может два срока по пять лет находиться у руля, а у нынешнего президента ограничения: только три года плюс пять лет. Это очень странно», — отмечает Рогов.

В законе говорится, что «члены РАН участвуют в общем собрании с правом решающего голоса по всем вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания».

«Раньше была разница одна — за избрание членкоров голосуют все, а за избрание академиков — только академики. А если и членкоры голосуют за избрание академиков, то почему одни называются действительными членами академии, а другие — членкоры, получается, что у них все функции абсолютно одинаковые. Логики никакой нет», — удивляется директор Института США и Канады.

В законопроекте прописано, что академии больше не подведомственны институты, но РАН должна будет заслушивать и утверждать отчеты научных учреждений. Причем как нынешних институтов РАН, так и вообще всех государственных научных учреждений, а также университетов. «А вузы-то тут при чем? Какое отношение имеет академия к научным исследованиям, которые осуществляют университеты? И как РАН может заслушивать и утверждать их отчеты, когда она не принимает их планы? Или как мы можем выносить рекомендации по бюджетам институтов, подведомственных другой организации? Ну давайте я буду давать рекомендации по бюджету, скажем, «Роснано» или «Сколково», — говорит Рогов.

Академик резюмирует: «Непонятно, почему президент заявляет, что он принял наши предложения. Новый текст — это фактически возврат к тому документу, что был принят в первом чтении. Убраны такие слова как «ликвидация академии», но де-факто РАН ликвидируется, как и полностью ликвидируются РАМН, а также РАСХН.

Создается новый федеральный орган, который помимо имущества будет рулить также наукой. Где они возьмут людей, которые будут рулить наукой? Это не реформа, это — разгром под видом реформы!»

В комментариях к новому законопроекту, разосланному Роговым академикам, говорится, что принятие закона означает для РАН «мгновенную смерть, дезорганизацию и анархию».