Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Посол агентов и сирот

Общественная палата спросила посла США о зарубежном финансировании НКО и российских сиротах

Мария Макутина 04.04.2013, 18:54
Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС

Посол США Майкл Макфол получил от членов Общественной палаты порцию критики за российских приемных детей в США и работу спонсирующихся американцами НКО в России. Дипломат, ранее отказавшийся приходить в Госдуму, принял приглашение ОП, но в ходе встречи не выходил за рамки дипломатии и не давал прямых ответов.

Члены Общественной палаты (ОП) решили в четверг отыграться на после США в России Майкле Макфоле за его отказ выступить в Госдуме по сиротской теме, хоть нежелание дипломата посещать заседание парламента и выглядело вполне логичным: главы дипмиссий, согласно мировой практике, не держат отчета перед депутатами страны своего пребывания.

Встреча в ОП была посвящена проблемам взаимоотношений институтов гражданского общества России и США. Свой приход в Общественную палату посол объяснил так: «Мое участие в сегодняшней встрече полностью соответствует новому подходу президента Обамы к развитию отношений между нашими странами». Отношения эти, по его словам, должны строиться на основе общих интересов и взаимного уважения. «Логика нашей стратегии проста: чем больше взаимодействия, тем лучше мы понимаем интересы и перспективы друг друга», — зачитывал Макфол свою речь.

Хозяева встречи — за столом председательствовал адвокат Анатолий Кучерена, председатель комиссии ОП по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов, — были настроены куда критичнее и конкретнее. Кучерена всю встречу настаивал на том, что в деятельности американских НКО в России не должно быть политики, повторяя тезис, прозвучавший уже и в Кремле, и в Госдуме, которая наделила некоммерческие организации, финансируемые из-за рубежа и ведущие «политическую деятельность», статусом «иностранного агента».

Об этом Макфол говорил как о разочарованиях Вашингтона в отношении российской политики.

«Мы разочарованы решением российских властей о закрытии Агентства США по международному развитию в сентябре прошлого года (USAID). Мы также обеспокоены тем, что серия новых законов в отношении общественных организаций осложняет связи и контакты между нашими обществами, в том числе между религиозными и образовательными организациями.

Мы надеемся, что недавние проверки в некоммерческих организациях, в том числе и американских, не затруднят дальнейшие контакты между нашими странами», — перечислил посол. Чтобы сократить количество недоразумений, он предложил укреплять связи между парламентами.

Завершил посол свое выступление цитатой из речи Обамы, произнесенной в ходе его единственного визита в Россию в 2009 году, в которой президент говорил о великом наследии России, русских писателях, композиторах, балете и космосе. После этого Макфол хотел, видимо, вскоре завершить эту встречу, так как спустя чуть более получаса он сообщил, что общественники его задерживают, и он опаздывает на полчаса на встречу с «российскими политическими руководителями».

Дальнейший ход дискуссии, однако, продемонстрировал, что приглашенные к участию в созданной в 2005 году президентом Владимиром Путиным площадке взаимодействия общества и государства не слишком склонны искать взаимодействия с американцами. Члены палаты сконцентрировались на том, что Москву и Вашингтон разделяет.

Правозащитник Борис Альтшулер, взяв слово, похвалил опыт гражданского общества в США и ругал то обстоятельство в России, что негосударственные организации создаются самими властями для продвижения своей повестки. Продолжить эту тему не дал ему Кучерена, напомнивший о необходимости укладываться во временные рамки регламента.

Первой в атаку против посла перешла член ОП Вероника Крашенинникова, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив, часто вспоминающая, как ей пришлось регистрироваться «иностранным агентом» в США, где она в свое время лоббировала интересы администрации Санкт-Петербурга. Общественница обратила внимание на биографические данные руководителей НКО, работающих в России, которые, по ее словам, были «не тех компетенций». Она припомнила и директора московского представительства USAID Чарльза Норта — выпускника Национальной военной академии, и заместителя администратора USAID по Европе и Евразии Дугласа Менарчика, который 26 лет служил в военно-воздушных силах США, и вице-президента по международным программам в Фонде Макартуров Бэрри Лоуэнкрона, который служил в ЦРУ. Даже детский вопрос нельзя было оставить в покое, возмущалась она, имея в виду исполнительного директора ЮНИСЕФ Энтони Лейка, в прошлом — кандидата на должность главы ЦРУ.

Макфол начал свой ответ с упрека выступавшим до него в том, что они не экономят время. Его комментарий был куда лаконичнее: «Оценивать этих людей надо не по их биографии, а по работе. Мы стараемся устраивать наших ветеранов».

Возросшее напряжение поддержал руководитель получившей в 2011 году 5-миллионный государственный грант организации по наблюдению за выборами «Гражданский контроль» Георгий Федоров, который припомнил Макфолу его высказывания времен начала 2000-х, когда тот еще был профессором. Майкфол попытался воспротивиться этому разговору, сказав, что не будет их комментировать, потому что в данный момент он чиновник и представляет интересы администрации США. На что Кучерена отметил, что «у нас Общественная палата задает такие же вопросы и российским чиновникам». Федоров зачитал пару фраз из прошлого Макфола, в которых, в частности, тот называл российского лидера Владимира Путина угрозой США. Макфол повторил, что его президент стремится к сотрудничеству между двумя странами на основе взаимных интересов: «Будучи представителем администрации США, я думаю так же». «Понятно», — прокомментировал его ответ Кучерена.

«Хочу снизить накал», — вступил в разговор Сергей Марков. Нынешний защитник закона об «иностранных агентах», а в 1990-е — сотрудник распределяющего гранты НКО Национального демократического института США — попросил тут же у посла безвизового режима между Россией и США. Другой член палаты, Денис Дворников, пожаловался Макфолу на слишком агрессивную критику российской политики американскими СМИ и попросил оказать на это влияние. «Учитывая вашу артистичность, вам надо вести программу для американской аудитории о позитивных аспектах в России», — едва ли не издевательски заметил Дворников. Его коллега Андрей Дементьев перешел на больную тему российских приемных детей в США, спросив посла, почему не было возбуждено дело по факту смерти в 2008 году усыновленного в США двухлетнего Димы Яковлева.

Тут Макфол сказал, что опаздывает на встречу, но ответ дал.

По его словам, американцы не смотрят на паспорт пострадавших, и нет никаких предрассудков против российских детей.

Крашенинникова после встречи сказала, что не получила ответы на свои вопросы, но ее целью было донести до посла, что «мы тоже разбираемся в ситуации». Кучерена считает, что встреча будет полезной Макфолу в его дальнейшей работе. Сам Макфол, убегая из зала заседаний, на вопрос, доволен ли он встречей, ответил коротко: «Доволен».