Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Имидж армии

26.01.2006, 19:23
Валерий Панюшкин

Если бы министр обороны Сергей Иванов не был министром обороны, а был бы рядовым батальона обслуги челябинского танкового училища, что бы с ним случилось? Полагаю, однажды его привязали бы скотчем к кровати так туго, что останавливается кровоток в ногах, насиловали бы несколько часов и изувечили бы, как изувечили рядового Андрея Сычева. Без раздумий, без закона и главное – без жалости.

Потому, полагаю, Сергей Иванов и пожелал стать министром, что нельзя в России счастливо и спокойно жить простым человеком, а можно только стать начальником и испытывать иллюзию спокойствия и счастья, либо объяснять себе непокой и несчастие грузом ответственности, связанной с занимаемой должностью.

Всякий человек в России если не понимает умом, то чувствует позвоночником, что живет посреди народа, занятого саморазрушением настолько великим, насколько велик народ. Всякий чувствует вокруг себя эту мрачную стихию.

Эти люди, изувечившие Андрея Сычева, мало того что презрели устав, то бишь закон, являющийся довольно высокой формой организации общества и позволяющий людям быть государством или армией. Они презрели еще простую человеческую жалость. Им не было попросту жалко парня, в то время как жалость элементарно делает людей людьми. Они презрели, наконец, просто целесообразность, отчего перестали быть даже и животными, и являются, надо думать, урукхаем каким-нибудь – человекоподобным тектоническим порождением отравленной земли.

Если стихия народной жизни настолько мрачна, то жить посреди этого народа не хочется, а можно либо уехать от народа, либо властвовать над ним. Надо министру обороны отдать должное – в нужный момент он сделал и то и другое.

Он возглавил армию и с гордостью заявляет, что она действительно армия. Министр обороны говорит, что в «80% частей Вооруженных сил неуставных отношений нет». Не знаю, отдает ли себе министр обороны отчет в том, что этими самыми словами заявляет, что в 20% частей вооруженных сил неуставные отношения есть. Понимает ли министр, что он говорит? Пятая часть армии живет не по уставу.

Я вполне сочувствую министру. Если ты возглавляешь армию, пятая часть которой не подчиняется уставу, то действительно хочется бросить все и уехать куда-нибудь подальше от России и повыше в горы. Спрятаться там повыше в горах и не реагировать на внешние раздражители.

Что министр и сделал. Ему сообщали о происходящих во вверенной ему армии жестокостях и мерзостях, достойных фантазии создателей фильма «Властелин Колец», а он говорил, будто не имеет сведений о жестокостях и мерзостях, давно не был в стране, давно не спускался с гор и не видит необходимости спускаться, ибо если была бы такая необходимость, ему бы сообщили.

Военное ведомство, вместо того чтобы представить увечье рядового Сычева из ряда вон выходящей и нестерпимой случайностью, постаралось историю замять и замолчать, заставляя нас всех думать, какое именно число подобных случаев удалось-таки армейскому руководству замолчать и замять.

Если бы министр обороны поехал в Челябинск и публично кипел негодованием, легко было бы подумать, что издевательства над Андреем Сычевым – случайность. Если бы туда в Челябинск поехали журналисты всех центральных государственных телеканалов и передавали бы по репортажу каждый день, я бы знал, что государство хочет донести до сознания всех солдат и офицеров в России, что нельзя насиловать и увечить рядовых. Но нет – молчание.

Военное руководство утверждает, что не нужно раздувать скандал вокруг случая в Челябинске, поскольку скандал может повредить имиджу армии.

Это правда. Скандал вокруг Челябинского танкового училища действительно может повредить имиджу армии. Но отсутствие скандала неминуемо повредит самой армии, разъяснив каждому военному, что соблюдение устава, человеческая жалость и даже простая целесообразность поступков для военного не обязательны.

Я хочу спросить: нам нужен имидж армии или армия? В случае войны имидж армии или армия будут защищать страну?