Кого слушает президент

Учебник невозможного

22.02.2013, 10:19

Семен Новопрудский о том, что любой излагающий «единственно правильную» версию событий учебник неизбежно будет искажать историю

Перманентный кризис современности время от времени заставляет нашу власть начинать активные спекуляции на бирже национальной истории. Идея написать единый учебник истории для стран СНГ, а также незаметная глазу деятельность медведевской президентской комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, благополучно канули в Лету. Теперь к борьбе за историю подключился лично Владимир Владимирович.

Однако пожелание лучшего друга российских историков писать «правильные» и единообразные учебники истории России ради укрепления толерантности и межнационального согласия неисполнимо.

У России просто нет истории, которая понравится всем и всех примирит. А история, которая понравится нынешней власти, заведомо не будет честной и, наоборот, может способствовать «обострению» дружбы народов.

Владимир Путин, выступивший на заседании совета по межнациональным отношениям в московском Еврейском музее, заявил, что учебники должны быть «построены в рамках единой концепции, в рамках логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех ее этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого».

Про «связь времен» очень правильная мысль. В России с национальной историей время от времени обращались примерно так же, как Джек Потрошитель со своими жертвами. В результате чего историческое сознание у нации разорвано в клочья, она не понимает, «кто мы и откуда».

С уважением ко всем страницам нашего прошлого гораздо сложнее. Нормальному человеку трудно уважать цареубийства, депортацию чеченцев, еврейские погромы, сталинские репрессии, жестокие расправы над подданными Ивана Грозного и Петра I, насильственную коллективизацию, оккупацию стран Балтии, ввод советских войск в Венгрию и Чехословакию для подавления мирных акций протеста населения против ненавистных им коммунистических режимов, травлю Бориса Пастернака и ссылку Андрея Сахарова. Да и много других страниц нашей истории знать, наверное, надо, но уважать решительно не за что.

По словам Путина, «нужно на конкретных примерах показывать, что судьба России создавалась единением разных народов, традиций и культур». Вроде бы никаких возражений. Только найдется масса примеров, когда это единение оказывалось, мягко говоря, не добровольным. «Учебники для школы должны быть написаны хорошим русским языком (а также, добавим от себя, не менее хорошими остальными языками, на которых у нас ведется обучение в школах – С. Н.) и не иметь внутренних противоречий и двойных толкований. Это должно быть обязательным требованием ко всем учебным материалам».

С отсутствием внутренних противоречий и двойных толкований — полная засада. В России любой такой излагающий «единственно правильную» версию событий учебник неизбежно будет искажать историю.

Слишком сложносоставная и сложносочиненная страна. Скажем, для татар взятие Иваном Грозным Казани всегда будет иметь принципиально иное значение, чем для русского имперского сознания, которое явно близко Путину.

Фундаментальным препятствием для написания не допускающего трактовок учебника является отсутствие у страны внятных всеми признаваемых базовых ценностей. Мы не можем сформулировать, «про что» наша история. И не факт, что должны. Достаточно просто максимально объективного изложения исторических фактов без попыток создать единую концепцию истории развития страны. Проще говоря, не надо играть в любимую многими российскими правителями игру, когда вся прежняя история страны должна логически (а чаще — алогично) подводить нас именно к этой конкретной замечательной современности. «Было плохо-плохо, а потом как пришел Путин — и стал свет».

Кстати, даже нынешние российские потуги на новую квазиимперскую диктатуру – причудливая смесь безбожной космополитической советской традиции и архаического православного царства с национальным уклоном. Такая же каша неизбежно возникнет в этом «правильном» учебнике истории. Опять же довольно затруднительно в нынешние времена прочитать в учебнике истории нечто хорошее о 90-х годах и Борисе Ельцине. Но

если тренд хаять предшественников в целях самопиара каждой действующей власти сохранится, лет через «дцать» мы прочитаем в школьных учебниках немало гадостей про Путина и «Единую Россию».

Вполне заслуженных, на мой взгляд, гадостей, но вряд ли способных понравиться сегодняшним заказчикам правильных учебников истории.

Если уж использовать учебники истории как инструмент воспитания толерантности, как раз не надо подгонять исторические факты под унифицированные концепции. В объективности законов истории вообще сомнений гораздо больше, чем в объективности законов физики или математики. Мы не знаем, чем все кончится, зачем оно так было и есть. Существует ли какой-нибудь высочайший замысел во всем, что с нами происходит.

Путин, по сути, предложил сочинить учебник истории. Но историю лучше просто излагать, ничего не сочиняя и не давая однозначных оценок.

Научиться сопоставлять факты и делать выводы — задача ученика, а не учителя или автора учебника. И еще одна важная вещь: не страшно не знать, кто такой Ленин, — страшно считать Сталина «эффективным менеджером», а Россию — перманентным царством добра и справедливости, как и сплошной беспросветной кровавой бездной.