МЕДАЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ
1
США
46
37
38
121
2
Великобритания
27
23
17
67
3
Китай
26
18
26
70
4
Россия
19
18
19
56

Глупость и обман

13.08.2012, 12:40

Компенсация вкладов, замороженных в Сбербанке СССР в 1991 году, — история обмана государством своих граждан

Тема компенсации вкладов, замороженных в Сбербанке СССР в 1991 году, давно уже ушла из российской политической жизни. Точка поставлена в декабре 2009-го правительством РФ. Мне стыдно за эту историю, за наше государство, потому что это история обмана государством своих граждан. Обмана большого и маленького, вынужденного и вполне сознательного, обмана на обмане. А главное, всего этого можно было избежать. Помешала этому только ограниченность мышления, боязнь малейших рисков и нежелание признавать долги перед населением.

История: вынужденные сбережения

Социализм в целом — это мобилизационная экономика, настроенная на решение любых сознательно поставленных государством задач. В число этих задач рост уровня жизни населения исторически обычно входил с невысоким приоритетом. С ростом и усложнением экономики она все сложнее поддается сознательному управлению, особенно когда теряет ясность и простоту мобилизационной цели.

В 70–80-е годы прошлого века все больший объем ресурсов экономики СССР уходил на поддержание паритета в «холодной войне». При этом стабильно платилась зарплата, но все больше отставало производство потребительских товаров.

Население получало деньги, но в принципе не могло их потратить — на них нечего было купить. В результате образовывались так называемые вынужденные сбережения — до 2/3 от общей суммы сбережений.

С другой стороны, копился дефицит — постоянная нехватка потребительских товаров по сравнению с полученными людьми деньгами.

И к концу 80-х они превратились в серьезную проблему. Из-за «денежного навеса» сбережений цены, в случае их освобождения от госконтроля, должны были резко вырасти, чтобы сбалансировать дефицит потребтоваров. Второй проблемой стало использование средств Сбербанка правительством Николая Рыжкова на финансирование дефицита госбюджета. Реформа в его понимании свелась к оставлению в руках директоров предприятий «свободного остатка прибыли» и затыканию дыр бюджета за счет средств населения.

К началу 90-х ситуация выглядела так, что у Сбербанка уже не было средств, чтобы вернуть их населению — почти все были отданы в кредит бюджету СССР без возможности возврата.

Государство уже дважды обмануло население — заставляя его копить вынужденные сбережения, а потом фактически изъяв их у Сбербанка. И окончательную точку в этом «большом ограблении» поставила павловская денежная реформа. 22 января 1991 года, через неделю после своего назначения премьер-министром СССР, Валентин Павлов провел памятный многим обмен купюр с целью изъятия больших наличных денежных сбережений. Стоит заметить, что за десять дней до этого тогда еще министр финансов Павлов заявлял на заседании Верховного Совета, что никакой денежной реформы не готовится. Реформа обернулась пшиком, налично-денежных сбережений у населения страны оказалось совсем немного, все хранили деньги в «сберегательной кассе». Павлов обвинил иностранные банки и государства в срыве денежной реформы. Тогда же были заморожены все сбережения населения в Сбербанке (разрешили снять со счетов только 500 рублей). С этого момента все вкладчики «попали» — использовать свои деньги со сберкнижки они больше не могли. Эти деньги и до сих пор лежат в Сбербанке и используются им совершенно бесплатно.

История: компенсация вкладов

Первая компенсация замороженных вкладов в Сбербанке была сделана почти сразу — в марте 1991 года. Тогда прошла так называемая «реформа цен», а фактически — повышение розничных цен по официальной статистике в 1,6 раза только за апрель 1991-го. И указом Михаила Горбачева все вклады в Сбербанке были проиндексированы на 40% именно ««в связи с единовременным повышением розничных цен». Суммы переоценки свыше 200 рублей зачислялись на спецсчета с правом использования их по истечении трех лет с выплатой 7% годовых (до 200 рублей — выдавались на руки).

Эта схема компенсации вызвала тогда много критики, но исторически она оказалась самой справедливой по отношению к населению страны. Все последующие компенсации носили все более ужесточающийся порядок.

Вторая компенсация была объявлена в декабре 1993 года под сильным давлением общественного движения вкладчиков. Борис Ельцин издал указ о начислении единовременных компенсаций по вкладам граждан Российской Федерации в Сбербанке в 3-кратном размере их вкладов по состоянию на 1 января 1992 года. Выплата компенсаций откладывалась на год. Однако через год никакой выплаты не последовало...

Следующий акт этой истории открыла Госдума, приняв закон от 15 мая 1995 года. Государство гарантировало восстановление и обеспечение сохранности ценности вкладов в Сберегательный банк РФ в период до 20 июня 1991 года.

Замороженные сбережения граждан были объявлены государственным внутренним долгом РФ, гарантированным государственной собственностью и всеми активами, находящимися в распоряжении правительства РФ. Замороженные сбережения граждан были объявлены целевыми долговыми обязательствами (ЦДО) и должны были индексироваться ежемесячно правительством в меру роста стоимости минимальной потребительской корзины. Порядок возврата средств ЦДО определен не был.

Закон был принят при противодействии правительства, и в дальнейшем — до сегодняшнего дня! – он фактически саботируется им, хотя и не отменен. Никаких ЦДО не выпущено, никаких ежемесячных котировок компенсации инфляции никогда не делалось и т. д.

Все, что было сделано — это указ Ельцина год спустя в мае 1996-го о компенсации вкладов населения в 1000 раз (при инфляции в 2,5 тыс. раз с июня 1991-го) и выдаче со вкладов предварительной компенсации в размере 1000 рублей лицам, родившимся еще до революции! Людям, которым тогда было 80 и больше лет, а в момент заморозки вкладов — 75. Это и была третья «предварительная» компенсация замороженных вкладов.

В дальнейшем правило 1000 рублей оставалось неизменным, только ежегодно понижался возраст лиц, которые могли получить эту 1000 рублей (к 2009 году выдавались деньги лицам, которым было 25 и больше лет на момент заморозки вкладов). С 1998 года стали выдавать компенсации наследникам на ритуальные услуги.

История: «справедливое решение вопроса»

И вот настал декабрь 2009 года — четвертая компенсация. Постановление правительства об окончательном решении вопроса. Министр финансов Алексей Кудрин пришел с докладом к премьеру Владимиру Путину. Премьер подчеркнул: «Не мы замораживали эти вклады, но на нас сегодня лежит ответственность справедливо решить этот вопрос». Что же это за «справедливое решение вопроса»?

На каждый рубль замороженных вкладов выдается двукратная компенсация (100%), для лиц до 1945 года рождения — трехкратная.

Двукратная компенсация. Закон 1995 года гарантировал «сохранность ценности сбережений». Это предполагает как минимум учет инфляции за этот период. С момента заморозки сбережений в январе 1991-го инфляция, по данным Росстата, составила к 2009 году 54 раза (с учетом деноминации 1998 года). Если пойти хитрющим путем (как делает российский законодатель) и считать не с января 1991-го, а с 20 июня 1991-го (момент преобразования Сбербанка в коммерческий акционерный банк), то инфляция все равно составила 27 раз (помним об апрельском 1991 года скачке цен). Компенсация, очевидно, делается без учета инфляции, а цифра компенсации берется с потолка.

По условиям закона 1995 года, компенсация должна была бы составить 22 трлн рублей, а Минфин запланировал на выплаты населению на 2010–2012 годы всего 270 млрд рублей. Почувствуйте разницу. Это и есть цена «справедливости» и масштаб изъятия у населения принадлежащих ему денег.

На 6–8 тыс. рублей тогда, в 1991-м, можно было купить на черном рынке «Жигули». Справедливая компенсация в меру официальной инфляции сегодня составила бы 65 раз. Вполне можно было бы купить нормальный автомобиль. Но компенсация составила только 2 раза, и на сумму компенсации теперь можно купить разве что комплект шин для автомобиля. Радуйтесь, люди, государственной справедливости! Или милости? Или милостыне?

Дополнительно о «справедливости»:

— на сумму компенсаций и самих вкладов не бегут никакие проценты. Деньги в Сбербанке лежат под 0%;
— широкого оповещения о возможности получения вкладов не ведется. Многие люди просто забыли о них, потеряли свои сберкнижки. Наследники могут вообще не знать о наличии вкладов умерших родственников. Эти деньги по умолчанию так и останутся в Сбербанке;
— организация получения вкладов выглядит переусложненной — в поисках денег человеку придется пару раз посетить разные отделения Сбербанка (они переезжали, реорганизовывались и т. п.) и выстоять очередь.

История: альтернативы

В программе «400 дней» (1990 год) предполагалось заморозка вкладов только как крайний вариант — в случае пробуксовки реформ. Как основной вариант предусматривался опережающий другие реформы запуск приватизации для того, чтобы предложить людям собственность (от мелких розничных точек до акций крупных предприятий) в обмен на деньги, под которые нет товарной массы. Это позволило бы рассосать «денежный навес» до либерализации цен, чтобы цены не прыгнули слишком высоко. Программа «500 дней» в целом предусматривала аналогичный подход.

Егор Гайдар отмел приватизацию как предварительный этап реформ и сразу провел либерализацию цен. Заморозка сбережений в Сбербанке ему не помогла в остановке гиперинфляции в 1992 году: рост цен составил 26 раз.

Массовая приватизация началась только с 1993 года. Парадокс: приватизация проводилась как бесплатная, потому что у населения не было денег. А деньги у населения на самом деле были — они лежали замороженные в Сбербанке. Но сложить 2 и 2 реформаторы не хотели.

Любой шахматист знает, что перестановка последовательности ходов в партии легко может привести к проигрышу. Так, собственно, и произошло с нашими реформами...

Идея использовать замороженные вклады в качестве платежного средства при приватизации не умерла. В законе 1995 года она была вновь заявлена. Увы — тогда, когда массовая приватизация уже окончилась. Но она не реализована и по сей день...

Наше правительство льет крокодиловы слезы по поводу отсутствия в стране долгосрочных капиталов, что ухудшает инвестиционный климат. Выдвигает это как аргумент для сохранения накопительной части пенсии. И одновременно своими решениями лишает людей их долгосрочных сбережений.

Ничто не мешало в 2009 году принять решение о компенсации с учетом инфляции и признании огромного долга перед своим населением. Ясно, что просто раздать эти деньги нельзя и сейчас, экономика такого не выдержит. Однако почему бы не выпустить, например, 50-летние облигации с выплатой процента по ним и размазыванием на долгий срок их выкупа? Разрешить их свободный оборот на рынке? Почему бы не использовать их для приватизации? Или в порядке, аналогичном использованию материнского капитала? Почему бы не использовать для выплат накопленные огромные средства бюджетных фондов? Наконец, почему бы не перечислить их, хотя бы частично, в качестве фонда накопительной пенсии? Да очень много всего полезного и вполне безопасного для экономики можно придумать — было бы желание.

Что мешает? Не хочется правительству рисковать. А вдруг пойдет инфляция? Стоит понимать, что инфляция всегда сопутствует быстрому росту в рыночной экономике.

Выплаты по действительно справедливым компенсациям могли бы стимулировать нашу экономику к росту, и их вполне можно было бы сделать регулируемыми для повышения инфляционной безопасности.

Вот, собственно, только это и на весах — боязнь инфляции правительством и справедливое решение вопроса по компенсациям замороженных вкладов населения. И решение правительства мы знаем.

История: суды

Большое количество судов по вопросам компенсации вкладов населения уже состоялось. Многократно рассматривал этот вопрос и Верховный, и Конституционный суд России. Всегда и везде оказывались правы Минфин и правительство. Наверное, читатель не удивлен?

Наиболее упертые вкладчики дошли до Европейского суда по правам человека в Страсбурге еще в 2002 году. Однако и в Страсбурге жалобы россиян принимать отказываются. Европейский суд в своем решении констатировал факт несения потерь, однако напомнил, что Конвенция по правам человека не вменяет в обязанность государству поддерживать покупательную способность денежных сумм, размещенных в финансовых институтах.

Нет правды на Земле, но нет ее и выше.

И все же одно решение в пользу вкладчика есть: жительница Белгородской области обратилась с иском к Сбербанку, требуя восстановления ее сбережений, размер которых позволял ей приобрести квартиру по ценам 1991 года. С 1997 по 2002 год решения районного суда в пользу заявителя отменялись пять раз, и дело отправлялось на новое рассмотрение. Но, в конце концов,

в 2002 году вкладчица и зампред правительства Белгородской области подписали мировое соглашение, в котором заявительница обязалась снять свои требования и отозвала жалобу. А власти в ответ на это приобрели для нее квартиру.

Жаль, что в России нет прецедентного права.

Конец истории

История с замораживанием вкладов населения и их компенсацией — это история глупости и обмана государства по отношению к своим гражданам.

Глупости — потому что средства населения много раз могли эффективно быть использованы на благо рыночных реформ в стране, а государством они всегда рассматривались только как финансовое обременение и инфляционный риск.

Хотя и в 1991–1992 годах и даже сейчас справедливое решение вопроса с компенсациями по вкладам населения могло бы не затормозить, а, наоборот, разогнать экономический рост, не остановить, а, наоборот, помочь реформам.

Обмана — потому что именно решениями органов госвласти население было лишено возможности использовать свои собственные деньги. Причем именно тогда, когда более всего в них нуждалось.

Государство много раз не выполняло свои же собственные решения по компенсациям и только тогда разрешило населению забрать свои вклады, когда они окончательно обесценились. Назвав это «справедливостью». Рыночная экономика и уважение к частной собственности по-российски.

Люди, идите в Сбербанк и спрашивайте, есть ли на ваше имя вклады, замороженные в 1991 году. Многие мои знакомые (и я сам) были сильно удивлены их наличием. Мы забыли о них за 20 прошедших лет. Вам не нужна сберкнижка — только паспорт. И получайте обратно свои деньги с нищенской компенсацией от государства. Не оставляйте свои деньги в качестве бесплатного кредитного ресурса давно уже совершенно коммерческого Сбербанка.

Я не думаю, что еще возможен пересмотр решений по компенсации вкладов. Хотя, если бы какая-то политическая сила взяла на себя обязательство справедливого решения вопроса — она наверняка получила бы широкую поддержку людей.