Кого слушает президент

«США прострелили себе ногу, подтолкнув Россию к Китаю»

Интервью с американским инвестором Джимом Роджерсом

Юлия Калачихина 14.07.2015, 11:31
Американский инвестор Джим Роджерс wsj.com
Американский инвестор Джим Роджерс

Американский инвестор Джим Роджерс активно призывает вкладывать деньги в Россию. О том, почему он купил дочкам российские облигации, но не рубли, в чем ошиблись США и почему Северная Корея может стать новым Китаем, бизнесмен рассказал в интервью «Газете.Ru».

Сорвать банк

— Вы были одним из самых рьяных критиков России. До последнего отказывались сюда инвестировать, мотивируя это тем, что здесь низкая производительность труда, да и просто небезопасно. Но с 2012 года вы изменили мнение, и кажется, чем дальше, тем вы становитесь оптимистичнее. И это несмотря на кризис, санкции и Крым. Почему?

— Я не знал, что случится заварушка с Украиной, в дела Москвы и Киева вмешается Вашингтон, будут введены санкции, рухнут цены на нефть, что в итоге спровоцирует охлаждение российской экономики. Но это не могло изменить мой подход к стране. К тому же рубль сильно просел и многие акции достигли дна, так что я даже больше стал инвестировать в Россию.

— И что же вы купили?

— Я вошел в совет директоров «Фосагро», поэтому счел правильным купить акции этой компании. Кроме того, я увеличил долю по акциям Московской фондовой биржи. У меня также есть бумаги «Аэрофлота», но на них я пока теряю деньги из-за Украины.

— Вы же вроде не сильно жалуете акции. Зачем вам российские?

— Местные акции стоят дешево, я рассчитываю заработать.

— Вы также являетесь инвестконсультантом в «ВТБ Капитале». Их бумаги тоже приобрели?

— Я не владею акциями российских банков напрямую. Только через сводный индекс ETF, куда недавно вложился.

— Сейчас большим спросом пользуются российские гособлигации. Купили?

— Конечно! Доходность по краткосрочным рублевым бондам очень высокая, а рубль дешев. Если рубль укрепится, а ставки снизятся, я сорву банк.

Российские облигации в подарок дочкам

— Как вы оцениваете текущее состояние рубля?

— У России небольшой госдолг в отличие от Греции, а также конвертируемая валюта, что довольно уникально для новых рынков. Так что фундаментально его положение можно назвать нормальным. На него давят низкие цены на нефть, но как только черное золото найдет дно и оттолкнется, ситуация с рублем улучшится.

— Большая часть вашего валютного портфеля остается в долларах?

— Да. Хотя фундаментально доллар в ужасном положении: у США огромные госдолг и торговый дефицит.

Если мы просто выпишем на бумаге факты, которые стоят за рублем и долларом, не называя валюты, то все захотят купить рубли и никто — доллары. Но стоит их назвать, то, естественно, все купят американскую валюту.

Я не исключение. Хотя надеюсь, что буду достаточно умен, чтобы избавиться от долларов до того, как случится коллапс.

— О проблемах США говорят уже много лет. Но это, кажется, не мешает им успешно развиваться.

— Все кажется отличным, пока в один прекрасный день не перестает быть таким.

Так было с Великобританией, Францией, Испанией, Грецией. Нередко акции компаний в предбанкротном состоянии умудряются несколько лет дорожать.

— У вас «медвежий» настрой в плане американского фондового рынка?

— Нет, просто не время покупать американские акции. Российский рынок ниже исторического максимума на 50%, китайский — на 30%. Некоторые покупают американские бумаги на максимуме в надежде, что актив еще больше вырастет в цене. Я на такое не куплюсь.

— Я знаю, что у ваших маленьких дочерей есть шесть копилок с разными валютами. Среди них есть «хрюшка» с рублями?

— Пока нет. У них есть копилки, где хранятся юани, сингапурские и американские доллары, евро, фунты и швейцарские франки. То есть валюты тех стран, где они уже побывали. В России они еще не были.

Но я купил им российские облигации. Они пока не знают об этом.

— А если появится седьмая «хрюшка», то в ней будут рубли или другая валюта?

— Скорее это будет корейская вона или японская иена. Мы с семьей собирались туда поехать.

Российский ЦБ умнее ФРС США

— Как вы оцениваете действия российского Центробанка?

— Его действия были крайне продуманны. Когда начался кризис, руководство не ввело валютный контроль, вместо этого рублю дали нащупать дно. ЦБ поднял ставки, чтобы защитить рубль, и сейчас начал их снижать. Большинству председателей центральных банков не хватает мужества действовать последовательно, они паникуют и совершают ошибки.

Например, Федрезерв США в кризис наделал много глупостей: снизил процентную ставку, стал заимствовать огромные суммы, защищая людей, которые доказали свою несостоятельность. Так что ваш ЦБ ведет себя умнее, чем американский.

— Вы считаете, что фискальная и монетарная политика в России в порядке?

— Монетарная со стороны ЦБ точно лучше, чем во многих странах. Но фискальная политика… По мне, вы тратите слишком много.

— И какие расходы стоит сократить?

— На ВПК. Сейчас не 1993 год. Не думаю, что России стоит так сильно беспокоиться на этот счет. Лучше направить часть этих средств на строительство инфраструктуры.

Любой бы на месте крымчан выбрал Россию

— Вы считаете, что Россия — безопасное место для инвестиций?

— Нет такого понятия, как безопасность, когда вы говорите об инвестициях. Я инвестирую в российские активы: акции, облигации, валюту. Думаю, Россия менее опасна, чем некоторые другие страны.

— А как же украинский кризис, присоединение Крыма?

— Десятилетиями Крым был российским. И я понимаю, почему крымчане проголосовали за присоединение к России, я бы на их месте сделал точно так же! Да и любой в здравом уме! Страна ужасно управлялась на протяжении многих лет.

— К тому же сейчас в Крым направляется солидное финансирование.

— Да, будет построен мост. Надеюсь, Россия наконец отвяжется от Украины, пусть Киев делает что хочет. Зачем Москве так сильно беспокоиться о ней? Работайте с Китаем, Вьетнамом, любой другой страной, которая показывает хорошие результаты.

— Но они наши соседи…

— Да бросьте вы! У России много соседей, с кем сотрудничество вышло бы гораздо продуктивнее. Например, с Казахстаном или Монголией.

3 млрд кредиторов

— Сейчас Минфин думает над выпуском российских долгов в юанях. Это хорошая идея?

— В целом идея отличная. Хотя юань не является свободно конвертируемой валютой в отличие от рубля. России неплохо бы расширить портфель, докупив юаневых бондов, а Китай сделал бы свою валюту еще более международной. Возможно, я бы даже купил эти бумаги. А так, США, конечно, повели себя глупо, введя санкции и подтолкнув Россию к Китаю. Ужасная ошибка со стороны США.

— Почему? Несмотря на декларируемый разворот на восток, Азия пока не стала основным партнером России.

— Это вопрос времени. А для Америки это означает, что она недополучит свою потенциальную долю на азиатском рынке. Так что Штаты просто «прострелили себе ногу».

— Так вы думаете, что в России азиатский капитал все-таки сможет заместить западный?

— Конечно. Китай, Корея, Япония, Тайвань, Гонконг, Сингапур — все деньги там. Тогда как США и Европа — крупнейшие должники.

— И вся игра в том, кто заполучит кредитора?

— Конечно! Азиатский рынок намного крупнее — 3 млрд человек. Население США и Европы — чуть более 1 млрд человек. России лучше быть с 3 млрд кредиторов, чем с 1 млрд должников.

— Слушайте, этот восточный разворот — любимая мантра наших чиновников. А сами вы звучите настолько пророссийски, что дадите фору любому официальному пропагандисту. В чем дело?

— У меня были «медвежьи» настроения в отношении России на протяжении 47 лет. Это не значит, что я вдруг влюбился в вашу страну. Но я изменил свое мнение, после того как сама Россия поменялась, изменились факты. Вам есть над чем работать: сократите расходы, оставьте Украину в покое. Происходят негативные моменты вроде травли НКО. Надеюсь, это временно. России стоит оставаться открытой миру.

КНДР и гражданские войны

— Какие страны предоставляют сейчас лучшие возможности для инвестиций?

— Японский рынок сейчас на 50% ниже исторического максимума, так что я увеличил долю местных акций в портфеле. Но при этом я довольно скептично настроен в плане иены: Синдзо Абэ включил печатный станок.

Китай, конечно, в который я инвестирую с 1984 года, когда о нем никто всерьез не задумывался. Большая часть моего портфеля акций — китайская.

— И какие сферы в КНР наиболее привлекательны?

— В ноябре 2013 года китайское правительство опубликовало список приоритетных отраслей: очистка воздуха, железнодорожное строительство, сельское хозяйство.

Я просто следую за китайскими госинвестициями. И даже если в итоге какой-то из этих проектов не сработает, сама инвестиция принесет дивиденды. Еще я жду китайского туристического бума — это будет огромный бизнес.

— А какая-нибудь более экзотическая страна?

— Если бы я мог вложить все свои деньги в одно место, это была бы Северная Корея. КНДР — это то, чем была КНР в 1980-х годах. Ким Чен Ын получил образование в Швейцарии, он знает, чем живет остальной мир. Сейчас в КНДР 53 торговые зоны, Россия пообещала им модернизировать железную дорогу. В стране есть средний класс и черный рынок, то есть люди понимают, что они могут жить лучше. Вспомните СССР. Сейчас в КНДР можно даже совершить велосипедный тур — это было немыслимо еще три года назад. Но у меня американское гражданство, так что я, увы, не могу туда инвестировать.

— Обычно деньги знают пути обхода.

— Да, но в моем случае государство очень быстро пронюхает, что за этими деньгами стою я. Так что не слишком мы, американцы, свободные. Может, и были раньше, но не сейчас.

— В одном из своих интервью вы сказали, что надо инвестировать в страны, где только что закончилась гражданская война. У вас есть такая на примете?

— Это оправданно исторически. Если вы приходите в страну сразу после войны, то не заработает там только дурак. Все дешево, а люди вокруг деморализованы. Я был бы рад найти страну, где только что закончилась гражданская война. Теоретически ею мог бы стать Египет. Но я бы все-таки не стал связываться с Ближним Востоком и Украиной, даже когда там все утихнет. В Европе гражданские войны будут, но позже. Так что пока лучше инвестировать в Азию и Россию.