Пенсионная реформа обойдется без пенсий

Институт Гайдара предложил альтернативу пенсионной реформе: заменить пенсии «страховкой от бедности»

Екатерина Карпенко 18.12.2012, 12:01
Институт Гайдара предложил заменить пенсии «страховкой от бедности» Константин Чалабов/РИА «Новости»
Институт Гайдара предложил заменить пенсии «страховкой от бедности»

Пенсионную систему России можно реформировать, отказавшись от выплаты традиционных пенсий. Их должна заменить не привязанная к возрасту «страховка от бедности», все остальное — вложения людей в свое будущее в условиях снижения налогов и максимально широких инвестиционных возможностей, считают авторы новой концепции пенсионной реформы из Института Гайдара. В переходный период на выплаты пенсионерам можно направить деньги от приватизации, из суверенных фондов или даже поднять НДС.

Пенсионная реформа должна строиться на отказе от пенсий в традиционном для России понимании, считают экономисты Института Гайдара, представившие альтернативу правительственной стратегии развития пенсионной системы. Сейчас расходы бюджетной системы на пенсии составляют около 8,6% ВВП по сравнению с 7,1% ВВП в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития. Из этих денег меньше половины обеспечивают страховые взносы работодателей, остальное – федеральный бюджет.

Снижение цен на нефть представляет реальную угрозу благополучию российских пенсионеров в среднесрочной перспективе, считают авторы «Ключевых развилок пенсионной реформы».

Поднять тарифы выплат в социальные фонды для работодателей уже нельзя, это негативно влияет на экономический рост и препятствует выводу зарплат из «тени». И в дальнейшем ситуация будет только ухудшаться из-за старения населения, обусловленного ростом продолжительности жизни. К началу 2030-х годов численность плательщиков страховых взносов и численность пенсионеров по старости практически сравняются.

Временным ответом на старение население может стать повышение пенсионного возраста, считают экономисты, а также увеличение необходимого для минимальной пенсии стажа.

Политической воли для принятия решения об одномоментном повышении пенсионного возраста не хватает, признают авторы исследования.

«У нас фантастический дефицит политической воли и невозможность бюджетного страхового маневра», — говорит Владимир Назаров, заведующий лабораторией бюджетного федерализма в Гайдаровском институте. Увеличить пенсионный возраст для мужчин и женщин до 63 лет можно постепенно: по полгода в год для женщин и по три месяца в год для мужчин, или еще более мягкий вариант: повышение пенсионного возраста на первом этапе на один месяц в год. Тогда на 63 года Россия выйдет к 2035 году. Высвобождающиеся деньги государство должно направлять на повышение пенсий.

Чтобы сгладить напряженность, можно избрать тактику «государство начинает с себя», считают авторы. Тогда в первую очередь пенсионный возраст надо повысить для госслужащих.

Увеличение стажа, необходимого для начисления базовой пенсии, также должно стать постепенным: до 15 лет в 2014 году и до 31 года к 2030 году. «Возможность получения трудовой пенсии по старости должна определяться шкалой, сочетающей возраст и стаж», — пишут авторы.

Постепенное повышение пенсионного возраста в перспективе необходимо и неминуемо, согласен заместитель директора Института гуманитарного развития мегаполиса Юрий Горлин.

По его мнению, приступать к этому нужно как можно раньше, но не применять данную меру к тем, кому до пенсии осталось 5–10 лет. Повышение возможно на три-шесть месяцев в год, полагает эксперт. По его мнению, пенсионный возраст возможно увеличить до 63 лет как для мужчин, так и для женщин. Одновременно с этим необходимо повышать минимальный стаж, необходимый для получения трудовой пенсии. Приемлемым может быть стаж 15 лет, а при повышении стажа пенсия должна возрастать, полагает Горлин.

Еще одной составляющей пенсионной реформы в версии Института Гайдара должно стать замедление индексации пенсий.

Сейчас во время подъема экономики пенсионные расходы в процентном отношении к ВВП не снижаются. А частично снять нагрузку бюджета на выплаты «молодым» пенсионерам и людям предпенсионного возраста можно за счет их добровольного временного отказа от пенсий в расчете на увеличенные выплаты в будущем, полагают авторы исследования.

Например, если человек работает и отказался от пенсии на год, он может рассчитывать на прибавку в 15%, а на пять лет – вдвое. Впрочем, согласно опросу фонда «Общественное мнение», пока на такой вариант могут согласиться лишь 4% респондентов. Причина – недоверие к государству.

На таких пенсионерах бюджет может экономить от 0,1% ВВП в первый год до 0,55% в 2023–2024 годах. Правда, к 2030 году экономии уже не будет, наоборот, эта система станет затратной. Но ее можно компенсировать другими статьями, считают в Институте Гайдара. В целом изменение правил индексации пенсий, программа стимулирования добровольного позднего выхода на пенсию, ужесточение требований к стажу, сокращение «вредных» рабочих мест обеспечат к 2020 году экономию 1,8% ВВП, подсчитали авторы доклада.

Но это временные решения на переходный период, признают авторы концепции — «маленькие шаги на большом пути», по итогам которых пенсионный возраст потеряет экономическое и социальное значение, а пенсионная система радикально изменится.

Сегодняшние пенсии должны стать социальным пособием — страховкой от бедности, возможно, без привязки к конкретному возрасту, полагают в Институте Гайдара. А основой пенсионной системы в этом случае выступят добровольные накопления. Нельзя применять один и тот же подход к людям, оказавшимся в трудной ситуации до выхода на пенсию, и к активным 80-летним старикам, пишут авторы концепции. По их мнению, реформирование классической пенсии в пособие должно привести к стимулированию труда и рождаемости, инвестиций в человеческий капитал, заботы о здоровье с целью продолжить активный период жизни.

Пособие на базе сегодняшней пенсии должно быть сопоставимо с прожиточным минимумом пенсионера, сопровождаться современной медицинской помощью и финансироваться за счет стандартных налогов, а не страховых взносов, предлагают экономисты.

«Страховка от бедности» в таком варианте в первую очередь актуальна для тех, кто только начинает работать, считают в Институте Гайдара. Безбедную старость они должны будут обеспечить себе сами, делать любые добровольные инвестиции: в финансовые активы, недвижимость или другие. А новая накопительная система должна основываться на долгосрочном инвестировании прежде всего в акции мировых компаний и на снижении издержек негосударственными фондами и управляющими компаниями, оговариваются исследователи. Такой вариант возможен при ограничении права истребования накоплений до выхода на пенсию. В этом случае накопления должны стать «заначкой для среднего класса», которую можно будет пустить, например, на покупку жилья или как залог по ипотеке.

Пенсионная реформа должна сопровождаться снижением налоговой нагрузки на работающих граждан и компании. Государство может компенсировать эти расходы за счет повышения акцизов на алкоголь и табак, большего изъятия природной ренты, повышения налогов на имущество, доходов от приватизации и оптимизации расходов бюджета. «…направление доходов от приватизации на снижение тарифа и увеличение пенсионных накоплений граждан позволит сделать приватизацию популярной в широких слоях общества», — пишут авторы концепции.

На переходный период пенсии нынешним старикам должны выплачиваться не из взносов работающих, а из бюджета и резервных фондов. Дополнительные доходы, направляемые в Пенсионный фонд, пенсионеры могли бы сразу тратить, а работающие добавлять к накоплениям, рассчитывают в Институте Гайдара. На случай нехватки этих денег есть резервный вариант – повышение НДС.

Идею тратить резервные фонды на пенсии Горлин считает неоднозначной. «Межбюджетный трансферт станет еще больше. Если, например, направлять в Пенсионный фонд средства Фонда национального благосостояния, то мы подорвем резервы», — говорит эксперт. По его мнению, авторы совмещения идей о развитии накопительного компонента и перераспределения доходов из резервных фондов непоследовательны.

Направлять нефтедоллары в пенсионную систему нужно, спорит научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. «Для Пенсионного фонда нужно создать целевой капитал – эндаумент – размером в 6–10 трлн рублей, — объясняет он. – Это будут длинные деньги, с доходов от инвестирования которых люди потом смогут получать пенсии». По мнению экономиста, необходимо также увеличивать среднюю зарплату, чтобы сгладить неравенство в стране и стимулировать граждан к формированию собственных накоплений. «На сумму, необходимую для ликвидации дефицита ПФР и ФОМС, нужно повышать зарплаты. Тогда в ПФР пойдут обратные потоки – с повышенных окладов будут платиться повышенные взносы», — объясняет экономист.

Нужно уходить от распределительной системы, когда работающие отчисляют взносы на выплаты нынешним пенсионерам, согласен он. «Работник должен платить за нынешнего пенсионера и отложить для себя. Ничего удивительного в том, что денег не хватает: работники не получают такие большие зарплаты, чтобы платить двойные взносы», — говорит экономист.

Такие предложения не учитывают связь пенсионной системы и макроэкономики, спорит начальник Департамента актуарных расчетов и стратегического планирования ПФР Аркадий Соловьев. По мнению Соловьева, говорить об обеспечении граждан себя в старости в нынешних условиях нельзя. «Пока у нас у трех четвертей населения зарплаты ниже средней, как они будут копить? Это люди, выпадающие из системы, и перспектив нет», — сказал эксперт.

Перейти на новую систему быстро не получится: это займет одно-два поколения, подтверждают в Институте Гайдара. Пока общество нужно к этому готовить: постепенно заменять существующий широкий набор льгот эффективной помощью бедным, впоследствии именно она должна прийти на смену распределительной пенсионной системе, говорят авторы доклада.

«Страховка от бедности вне зависимости от возраста, скорее всего, станет актуальной только к середине века, — признает Назаров. — Сначала будут говорить: «Что это за бред», затем: «В этом что-то есть», а потом уже о том, что только такая концепция может существовать».