Кого слушает президент

«Ё-авто» и Marussia отчислили в институт

Провалившиеся проекты «Ё-мобиль» и Marussia Motors станут частью института НАМИ

Даниил Ломакин, Анатолий Караваев 07.04.2014, 16:19
Михаил Прохоров на «Ё-мобиле» РИА «Новости»
Михаил Прохоров на «Ё-мобиле»

Проект «Ё-мобиль» окончательно закрыт. «Газета.Ru» писала об этом еще в феврале, однако только сейчас стало известно, что все разработки компании по символической цене передаются государству — в институт НАМИ. Туда же уходят и сотрудники компании Marussia Motors, которая, как стало известно в понедельник, также прекращает свое существование.

Конец «Ё-мобиля»

В понедельник стала известна окончательная судьба нашумевшего автомобильного проекта бизнесмена Михаила Прохорова «Ё-мобиль». О том, что задуманная им идея народного автомобиля фактически потерпела крах, «Газета.Ru» со ссылкой на свои источники в компании сообщала еще в феврале. Оставалось неясным, какая судьба ждет материальные и интеллектуальные активы, созданные в рамках проекта на его начальном этапе.

В итоге вся конструкторская документация, а также исключительные права на уникальные разработки кузова и шасси «Ё-мобиля» группа ОНЭКСИМ, которая владела 85% акций дочерней структуры «Ё-Авто», продала ФГУП «Центральный научно-исследовательский автомобильный и автомоторный институт (НАМИ)».

Амбициозный проект доступного российского гибридного автомобиля был продан за символическую сумму €1. Недостроенный завод под Санкт-Петербургом, на котором должны были производиться «Ё-мобили», также продадут.

В ОНЭКСИМе продажу нашумевшего актива объяснили тем, что окончательно поняли, что выпуск «Ё-мобиля» не будет рентабельным. Реальная продажная цена машины с учетом рыночной конъюнктуры, по расчетам, составила бы примерно 1 млн руб., хотя первоначально планировалось, что стоимость автомобиля не будет превышать 400 тыс. руб.

Между тем ранее в «Ё-Авто» отмечали, что уникальные разработки, а именно суперконденсаторы и электрическую трансмиссию, могут продать одной из зарубежных компаний.

Конкретные предложения по приобретению технологий, по словам руководителей проекта, поступали от иностранных фирм, но в ОНЭКСИМе принципиально решили оставить все наработки в России.

НАМИ был выбран не случайно: еще одна дочерняя компания, «Ё-Инжиниринг», ранее уже имела совместные с институтом проекты, к примеру по разработке платформы для автомобилей правительственного проекта «Кортеж» и проектированию электрического двигателя для гибридной модификации Lada Granta. Кроме того, НАМИ занимался технической экспертизой «Ё-мобиля».

Как заявили «Газете.Ru» в пресс-службе НАМИ, поскольку передача прав на технологии «Ё-мобиля» состоялась совсем недавно, в институте еще нет четкого понимания того, как именно эти разработки будут применяться.

Тем не менее в НАМИ уверены, что ни одно из технических решений не пропадет даром и все они будут успешно использоваться на благо российской автомобильной промышленности.

Стоит отметить, что в окружении Михаила Прохорова в понедельник поспешили откреститься от получившего скандальную известность проекта. По словам пресс-секретаря бизнесмена Татьяны Кособоковой, он вышел из группы ОНЭКСИМ еще в 2011 году в связи с выборами в Госдуму.

«Соответственно, все проекты компании ОНЭКСИМ непосредственного отношения к Михаилу Прохорову не имеют. Он не занимается оперативным управлением и не принимает решений. Тем не менее проект «Ё-мобиль» мы не считаем провальным, это самая крупная венчурная (рисковая) инвестиция, проведенная в России за последние годы. Как венчурный проект «Ё-мобиль» свою функцию выполнил», — заявила Кособокова.

Сам проект стартовал еще в апреле 2010 года, когда Прохоров объявил о разработке народного автомобиля. В декабре того же года он представил три образца будущего автомобиля в трех вариантах кузова — фургон, кросс-купе, хетчбэк. В 201 году начался сбор предзаявок на будущий автомобиль: их число в общей сложности превысило 200 тыс. Производство машин должно было начаться в 2012-м, однако неоднократно переносилось вплоть до 2014 года.

Проект «Ё-мобиля» для Прохорова был важен с точки зрения налаживания отношений с государством, что как раз и подтверждается безвозмездной передачей всей документации по проекту государственной организации НАМИ, считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

«Этот проект был завязан на политических амбициях Прохорова, но как к политической фигуре никто к нему сегодня серьезно не относится, поэтому и терять ему сейчас в этом плане особо нечего, — заявил «Газете.Ru» Ремизов. —

В то же время Прохоров никогда не был автором бизнес-проектов в промышленной сфере, поэтому никаких особых ожиданий у государства и у бизнеса, связанных с его деятельностью, не было и нет».

Крах Marussia Motors

Помимо «Ё-мобиля» НАМИ в ближайшее время пополнится еще одним участником правительственного проекта «Кортеж» — компанией шоумена и гонщика Николая Фоменко Marussia Motors.

Как стало известно в понедельник, из-за отсутствия финансирования и прекращения выплаты заработной платы из компании массово увольняются сотрудники.

Практически весь состав конструкторского бюро компании переходит в НАМИ, чтобы продолжить работу над «Кортежем».

Как рассказал «Газете.Ru» один из уволившихся сотрудников компании, проблемы начались еще летом 2013 года — тогда всех сотрудников отправили в неоплачиваемый отпуск. С тех пор в компании, известной своими концептуальными спорткарами, были постоянные перебои с зарплатой, а за последние два месяца уволившихся инженеров так и не рассчитали.

Примерно в это же время, летом прошлого года, по словам источника, все договоренности о подготовке производства автомобилей Marussia на финском предприятии Valmet Automotive были прекращены.

«Нас никто не увольнял — просто перестали платить зарплату и отказались что-либо обещать. Никто не объяснил нам, что происходит с компанией, какие проблемы с финансированием — сам Фоменко вообще ни слова не сказал.

Сейчас в конструкторском бюро осталось семь человек, а было примерно пятьдесят», — рассказал бывший инженер Marussia Motors.

«Не исключено, что Marussia Motors будет продана вместе с командой гонок «Формула-1». Однако продолжать разработку спорткаров новой команде будет очень тяжело: им придется начинать все практически с нуля», — предположил собеседник.

По его словам, на то, чтобы завершить разработку модели B2 и запустить ее в серийное производство, компании было необходимо еще два-три года.

За все время существования проекта в Росcии было продано всего четыре автомобиля. За границей, насколько мне известно, ни модель B1, ни B2 так никто и купил. В общей сложности было произведено около 20–30 опытных тестовых экземпляров.

Что до проекта «Кортеж», то в Marussia Motors в последние месяцы велась работа над созданием автомобилей, но дальше эскизов дело не продвинулось.

Схожая судьба постигла и еще один амбициозный проект бюджетного автомобиля — «Мишка», который курировал известный шахматист Анатолий Карпов. О старте проекта, который предусматривал производство машин стоимостью 200 тыс. руб., стало известно еще в 2003 году. Автомобили «Мишка» якобы даже получили сертификацию. Однако начиная с 2011 года никаких заявлений о судьбе «Мишки» не было. На данный момент проект фактически не закрыт, но ни о каких разработках или подготовке к запуску в производство речь не идет, сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ходом проекта.

Большая часть сотрудников конструкторского бюро компании собираются продолжить работу над «Кортежем» уже в НАМИ. Однако комментировать трудоустройство инженеров и дизайнеров, покинувших Marussia Motors, в НАМИ в понедельник наотрез отказались.