Кого слушает президент

Как нарастить индекс цитирования, работая в России

Как набрать большой индекс цитирования, работая в России

Сергей Стишов 23.07.2015, 13:33
Shutterstock

Как набрать большой индекс цитирования, работая в России? Дискуссию о развитии российской науки на страницах «Газеты.Ru» продолжает директор Института физики высоких давлений РАН академик Сергей Стишов.

Задача ученого — производить новое знание и сделать это знание достоянием человечества. Для этого мы работаем, хотя не многие из нас столь торжественно определяют свою миссию. Нам просто нравится узнавать новое, при этом не все, что мы производим, является действительно новым и важным. Со временем все лишнее отсеивается, а истинно новое входит в учебники, монографии, энциклопедии и т.д.

Однако все это может не случиться при жизни ученого. Текущий вклад ученого в науку сейчас принято оценивать с помощью простого, но небесспорного критерия — индекса цитирования, то есть числа цитирований трудов ученого в литературе. Действительно, если вас не цитируют, значит, никакого вклада в науку вы не сделали. На самом деле не все так просто. О вашей работе могут вспомнить через несколько лет, как это нередко бывает. С другой стороны, кто-то с помощью коллег и самоцитирования может значительно нарастить свой индекс, но это не имеет ничего общего со вкладом в науку.

Так или иначе, индекс цитирования приобрел неоправданно большое значение на Западе и сейчас принимается на вооружение в нашей стране. Это означает, что нужно публиковать как можно больше (publish or perish) и добиваться максимального цитирования, чтобы не потерять работу и получать средства (гранты), необходимые для проведения исследований.

Я только что вернулся из Барселоны, где участвовал в 20-й Международной конференции по магнетизму, и именно это обстоятельство послужило поводом для написания настоящей заметки. В конференции принимали участие более 2 тыс. участников.

Масса докладов. Среди них пленарные (1 час), полупленарные (45 минут) и приглашенные (30 минут) — и ни одного из России!

Среди устных докладов (15 минут каждый) было около десяти российских. Среди 93 членов International Advisory Committee нет ни одного россиянина, что, собственно, и объясняет ситуацию.

Вопрос, в настоящих условиях — «ожесточенной» борьбы за индексы цитирования — так ли уж важно числить в своем активе пленарные, приглашенные и устные доклады на международных конференциях? Само по себе это важно, поскольку устный доклад и последующая дискуссия могут способствовать признанию работы и тем самым повысить ее цитируемость. Кроме того, участие в конференциях, особенно в ранге устного докладчика, повышает оценку эффективности работы ученого. С другой стороны, казалось бы, упомянутая активность уже указывает на высокий международный статус ученого и, соответственно высокую цитируемость.

Все это, однако, представляет собой задачу о курице и яйце.

Действительно, например, вы сделали хорошую работу и отправили ее для публикации в журнал с высоким импакт-фактором, преодолели сопротивление рецензентов, и — ура! — работа напечатана. Означает ли это, что ваша работа будет широко цитироваться? Вовсе нет. Дело в том, что научные территории, равно как и все другие, фигурально поделены между различными группами (кланами), в данном случае научными. Эти кланы могут быть расположены в различных странах, но они обмениваются между собой студентами, постдоками, проводят совместные исследования и пр. Фактически лидеры этих кланов определяют тематику конференций и ведущих докладчиков. Представители этих кланов также в значительной степени контролируют и редакции соответствующих журналов. В свое время мой хороший знакомый — канадец жаловался мне, что доступ в журнал Phys.Rev.Lett. находится под контролем научной «мафии» фирмы «Белл» и пробиться туда нет никакой возможности.

Существенно, что европейские и американские ученые могут свободно перемещаться практически по всему миру, что, увы, мы делать не можем.

Более того, мы не можем приглашать к себе иностранных студентов и постдоков ввиду невозможности обеспечить им адекватное содержание.

Уезжающие на Запад наши бывшие студенты быстро становятся «иностранными» учеными и не могут помочь нам сформировать паритетные взаимоотношения с соответствующими группами. Таким образом, мы оказываемся чужими в этом сложном конкурирующем мире.

Итак, продолжим. Вы опубликовали приличную работу в приличном журнале. Здесь возможны десятки сценариев, начиная от полного игнорирования работы и ее упоминания сквозь зубы наряду с другими работами, часто не имеющими отношения к делу, до восторженных, может быть не всегда искренних, откликов. Вы, наверное, удивитесь, что работа, опубликованная даже в весьма престижном журнале, не гарантирует вам участия в той или иной конференции в качестве приглашенного докладчика. Я помню, как один мой американский коллега жаловался мне в надежде на мою помощь, что его доклад, отправленный на конференцию по высоким давлениям, не получил статуса доклада по приглашению, хотя в его активе было несколько публикаций в Nature и Science. Все это совершенно понятно.

У членов оргкомитета есть свои сотрудники, ученики и, в конце концов, друзья и их ученики и прочие, и поскольку каждый шаг может быть использован для получения грантов или продвижения по службе, то предпочтение отдается именно этим людям.

И никакие сантименты, связанные с тем, что вы, например, происходите из всем известного института, где работали великие ученые, здесь не помогут.

Конечно, если вы сделали гениальную работу, то все эти мелкие соображения, как правило, теряют силу и вы получите пленарный доклад и обширное цитирование. Но делать гениальные работы каждый день не получится. Более того, что делать тем, кто публикует доброкачественные работы, не содержащие особых откровений, но представляющие собой вполне определенный научный вклад?

Сейчас интернет заполнен рекомендациями, как повысить свой индекс цитирования. Ниже я выборочно привожу рекомендации крупнейшей в России электронной библиотеки научных публикаций eLibrary:

«Пути повышения индекса цитируемости и индекса Хирша

Многие ученые задаются вопросом, как повысить индекс Хирша и как повысить индекс цитируемости РИНЦ. Для этого необходимо:



• Стремиться публиковать оригинальные статьи высокого научного и практического уровня, на которые охотно бы ссылались другие авторы.

• Публиковаться в соавторстве с коллегой, имеющим высокие наукометрические показатели.

• При направлении публикации в англоязычные издания давать ссылки на собственные статьи, опубликованные в переводной литературе.

• Увеличить обмен ссылками с коллегами, а также самоцитируемость».

Первый пункт совершенно бесспорен. Надо делать хорошие работы.

Метод, указанный в пункте два, пользуется определенной популярностью, хотя и выглядит несколько сомнительно с этической точки зрения. Действительно, зачем коллеге с высоким индексом публиковаться с вами? Значит, вы предлагаете ему то, чего у него нет, или, по-другому, предлагаете ему себя. Однако если ваши предложения или идеи представляют собой нечто ценное, то они перехватываются этим высоко цитируемым коллегой и вы остаетесь ни с чем.

Пункт третий может немного помочь.

Что же касается четвертого пункта, то это уже какие-то махинации, и уважающий себя человек не будет этим заниматься.

Итак, остается практически один путь — делать хорошие работы.

Но один в поле не воин. Однако, если вокруг вас будет группа людей, систематически печатающих хорошие работы в хороших журналах, шансы на то, что вас заметят и будут цитировать, значительно увеличатся.

Не следует упускать из виду продвижение лучших работ на институтских англоязычных сайтах, участие в международных конференциях и организацию международных конференций.

Ну и затем, как это ни печально, не меняйте тематику исследований. В противном случае вас скоро забудут ваши прежние коллеги и не скоро признают новые.

По-видимому, можно придумать много различных ухищрений, повышающих вашу цитируемость. Однако только полная интеграция России с демократическим мировым сообществом и последующее свободное общение с коллегами, безвизовые путешествия по миру, возможность трудоустройства иностранных ученых разного калибра в России, наличие современного оборудования и пр. дадут вам равные возможности для восхождения на вершины мировой научной элиты.

Примечания.

1. Я описал некоторые проблемы, с которыми сталкивается ученый, желающий получить большой индекс цитирования. Я пытался показать, что средний индекс цитирования даже хорошей российской работы будет всегда ниже эквивалентной западной. Поэтому попытки наших агентств и деятелей правительства (вспомним речи Ольги Голодец) судить нас, ученых, пользуясь наукометрическими критериями, не вполне адекватны.

2. Мне лично очень не нравится фетишизация всех этих индексов. Публикацию пространных списков российских ученых с индексами за все время, за последние семь лет, или тех, у кого индекс больше тысячи, я рассматриваю как неавторизованную публикацию персональных данных и, следовательно, вторжение в частную жизнь. Здесь я вспоминаю, изречение печально известного капиталиста Полонского (сейчас находится в узилище), который сказал на какой-то там вечеринке: «У кого нет миллиарда, те могут идти в...»

При развитии тенденции, связанной с увлечениями индексами, я боюсь, что мы скоро станем говорить: «У кого индекс цитирования меньше тысячи, те могут идти…»