«Строить дома мы не будем»

О работе Российского научного фонда в среду в Москве рассказал его генеральный директор Александр Хлунов

Николай Подорванюк 29.01.2014, 18:32
Генеральный директор Российского научного фонда Александр Витальевич Хлунов РИА Новости
Генеральный директор Российского научного фонда Александр Витальевич Хлунов

Первый конкурс для ученых будет объявлен Российским научным фондом 10 февраля. Генеральный директор фонда Александр Хлунов в среду в Москве рассказал о том, как будет работать фонд.

Новый научный фонд, указ о создании которого был подписан президентом России в ноябре, постепенно начинает свою работу. Накануне состоялось заседание попечительского совета фонда, а в среду его генеральный директор, бывший заместитель министра образования и науки РФ, директор департамента науки, высоких технологий и образования правительства РФ и начальник управления президента по научно-образовательной политике Александр Хлунов представил концепцию работы РНФ.

Миллиарды на пять направлений

В 2014 году размер фонда составит 11,4 млрд руб., в 2015-м — 17,2 млрд руб., в 2016-м — 19,1 млрд руб. По решениям попечительского совета начнется финансирование по приоритетным направлениям. Сейчас их пять.

Первое направление — это поддержка научных проектов небольших научных групп. Объем финансирования каждой из групп составит до 5 млн руб. Срок работы — три года, с возможностью продления каждого гранта еще на два года. «Это для тех людей, которые доказали свою состоятельность в науке», — отметил Хлунов.

Конкурс по этому направлению будет объявлен уже в феврале, предположительно 10-го числа. Предполагается выдать порядка 700 таких грантов.

Конкурсы по остальным направлениям будут запущены по очереди, с месячным интервалом. Второе направление (конкурс будет объявлен в марте) — это поддержка исследований существующих лабораторий с финансированием до 20 млн в год. Срок такой же, по схеме «три плюс два». По словам Хлунова, этот конкурс касается тех прорывных направлений, финансирование которых в рамках госзадания не запланировано, но которые имеют существенную перспективу в плане получения результата мирового уровня. В этом конкурсе будет 150 победителей.

Третье направление, до 25 млн руб., — это поддержка вновь создаваемых лабораторий. Срок реализации программы составит до пяти лет, планируется поддержать 50 заявок.

«Когда коллектив может после получения гранта создать лабораторию, определить научное и образовательное учреждение, где он будет осуществлять свою работу, договорившись путем оплаты накладных расходов, платить заработную плату и взять их в штат, оплачивать расходные материалы и прочее», — пояснил Хлунов.

Четвертое направление связано с программными исследованиями временных научных коллективов, костяк которых составляют два-три человека с постоянными позициями. Задача — объединять большое количество ученых, в том числе и за рубежом, при помощи электронных сетей. Направление предусматривает возможность организации периодических семинаров на территории России.

Наконец, пятое направление — это поддержка программ исследований научных и образовательного учреждений (до 25 в этом году), которые заслужили свомим результатами получение существенного софинансирования для реализации тех программ развития, которые у них имеются. Объем финансирования — более 100 млн руб. в год.

Что хорошего для ученых

На вопрос корреспондента «Газеты.Ru» о том, когда победившие заявки смогут получить причитающиеся им средства и не возникнет ли типичной для российской науки ситуации, когда деньги приходят в середине или в конце декабря, Александр Хлунов ответил, что в 2014 году деньги будут переведены на счет сразу после заключения соответствующих соглашений с руководителем заявки «единым куском». Директор так же отметил, что количество бюрократии будет сильно снижено. «Мы получаем бюджетные деньги, но мы не является элементом бюджетной системы, — заявил Хлунов. — Нам не нужно постановление правительства о порядке расходования средств и субсидий. Нам не нужно приказа министра о порядке расходования этих средств. Нам не нужно дополнительных соглашений с министерством по каждому бюджетному учреждению.

Фонд для того и создан, чтобы снизить количество бюрократических вещей, не понимаемых научным сообществом».

Направления конкурсной поддержки

01. Математика, информатика и науки о системах;
02. Физика и науки о космосе;
03. Химия и науки о материалах;
04. Биология и науки о жизни;
05. Фундаментальные исследования для медицины;
06. Сельскохозяйственные науки;
07. Науки о Земле;
08. Гуманитарные и социальные науки;
09. Инженерные науки

При этом заявители не должны допускать дублирования финансирования по данному научному проекту. Как объяснил Хлунов, если проект уже финансируется РФФИ и при этом поддержан РНФ, то от одного вида финансирования нужно будет отказаться. То же касается и зарубежных грантов. «Это естественная вещь, и это этические правила в науке, — заявил Хлунов. — Это требование существует везде за рубежом. У нас будет это в требованиях. Мы обязаны будем разместить для налогоплательщика информацию о полученных результатах по данному проекту. Это обязательство руководитель должен взять на себя. И так будет по каждому гранту. Любой ученый будет иметь доступ к теме и заявленного результата. Понятно, что через некоторое время может выясниться, что, к примеру, точно такая же заявка реализуется по грантам Европейской комиссии с участием тех же людей».

Корреспондент «Газеты.Ru» уточнил, должен ли будет руководитель заявки, если он, к примеру, имеет российскую и зарубежную аффилиации, проводить в России не менее какого-то конкретного количества времени. Ответ был отрицательным: «Такого не будет. Руководитель должен состоять в научно-образовательном учреждении. Для нас важен результат. Понятно, что когда вы создаете лабораторию, то в критериях конкурсного отбора появляется раздел, связанный с планированием. Тут должно быть указано, как он будет планировать реализацию проекта. В целом это его дело, как и откуда руководить. Но если что-то пойдет не так — возникнут вопросы. Руководство — это ответственность».

Хлунов пояснил, что особенность фонда — переход от системы мониторинга процесса к системе мониторинга научного результата.

«Нас в меньшей степени будет интересовать, как потрачены деньги — на стулья или осциллограф; нас будет интересовать результат, — заявил Хлунов. — Группа, которая будет проверять, правильно ли тратятся средства, будет отсутствовать. Но появится группа людей, которая будет проверять научный результат и рекомендовать совету (при появлении тревожных вещей) рекомендовать принять решение о непродолжении финансирования».

Экспертиза

Проводить экспертизу заявок будут исключительно ученые, заверил Хлунов. Отобрать экспертов планируется следующим образом: в течение ближайшей недели сотрудники фонда отберут «наиболее рейтинговых ученых» по основным отраслям знаний и направят им запрос-просьбу, чтобы они указали наиболее активных ученых, кому они доверили бы экспертизу в своей области науки. «Мы готовы к привлечению зарубежных ученых к работе в этой системе, — добавил Хлунов. — Часть заявки заявитель должен написать на английском языке, чтобы самому отвечать за содержание той части заявки, которая поступит зарубежному эксперту».

Чтобы РНФ не потонул в обилии заявок, попечительский совет рекомендовал фонду ввести некоторый фильтр заявок: руководитель заявки должен подтвердить, что за последние пять лет у него было по крайней мере три публикации в базах данных научных статей Web of Science, Scopus или РИНЦ. Последняя добавлена с расчетом на представителей гуманитарных наук. Осуществлять работу экспертов будет экспертный совет, который возглавил член-корреспондент РАН Александр Клименко. Работа экспертов будет оплачена, как отметил Хлунов, «по традиции отечественного научного сообщества», хотя «за рубежом это не принято». «Это не будут большие деньги, чтобы не подводить коллег в РФФИ и РГНФ, — пояснил генеральный директор. — Но, кто привык не брать деньги за экспертизу, настаивать не будем.

Если получится экономия — отправим эти средства на научные проекты».

На вопрос, будут ли в работе по поиску экспертов задействованы результаты проекта «Корпус экспертов», который инициировали Михаил Фейгельман и Галина Цирлина, Хлунов ответил: «Мы слышали об этой работе и намерены обратиться к ее авторам».

Другие вопросы

Как сообщала «Газета.Ru», средства федерально-целевой программы «Исследования и разработки» были перекинуты в Российский научный фонд. Одним из мероприятий данной ФЦП должны были стать программы по открытию новых лабораторий и позиций для постдоков в российских научных организациях. На вопрос, означает ли начало работы Российского научного фонда то, что эти программы реализованы не будут, Хлунов ответил: «Я пришел сегодня рассказать о работе РНФ! Как хотите, так и назовите, хоть пять тысяч лабораторий. Они очень схожи, требования немного другие. Сейчас нет требования по меньшей цене создать 1000 лабораторий. Есть требование научного результата».

Негативные отклики ученых о новости по переводу системы финансирования науки на грантовую Хлунов прокомментировал следующим образом: «Хотелось бы, чтобы ученые жили в реалиях.

А они заключаются в том, что базовое обеспечение в соответствии с законом о научных организациях было выполнено государством в полном объеме. Все ведь получили зарплату в январе?»

Хлунов также опроверг сообщения о том, что РНФ намерен большой объем средств вложить в акции крупных компаний, отметив, правда, стремление привлечь в фонд не только бюджетные средства: «В новостях как в науке — надо первоисточник смотреть. Маша тоже что-то сказала на базаре. В законе присутствует возможность размещения свободных средств, например во время проведения экспертизы, по тем правилам, которые устанавливаются правительством. Это нужно, чтобы иметь возможность увеличить средства фонда. Но для нас самое главное не размещение, а финансирование научных проектов. Строить дома мы не будем, не будем и учреждать корпорации по разработке светодиодов. У нас строго оговорено: все только для фундаментальной науки».

Среди вопросов, заданных Хлунову, был и такой: «Говорят, вы один из авторов реформы РАН. Не хотели бы вы сейчас публично взять авторство себе?» Ответ последовал отрицательный: «Не хотел бы».