Пять тысяч ископаемых ученых

Данные о пяти тысячах активно работающих ученых опубликованы инициативным проектом «Корпус экспертов»

Николай Подорванюк 11.03.2013, 18:06
Далеко не все академики и членкоры РАН вошли в список активно работающих ученых Дмитрий Беркут/ИТАР-ТАСС
Далеко не все академики и членкоры РАН вошли в список активно работающих ученых

Данные о пяти тысячах активно работающих ученых под общим названием «Карта полезных ископаемых российской науки» опубликованы инициативным проектом «Корпус экспертов». Этот список неокончательный, отмечают его составители, но уже на этой стадии можно отметить, что в него входят далеко не все академики и члены-корреспонденты РАН.

Попытки определить активно работающих российских ученых предпринимаются изнутри научного сообщества не первый год. Еще в 2001 году на сайте scientific.ru начал функционировать проект «Кто есть кто в российской науке». Его автор Борис Штерн, который ныне возглавляет популярную среди научных и образовательных работников газету «Троицкий вариант», публиковал ежегодно обновляемые списки цитируемых российских научных работников, используя данные базы научных статей Web of Science. Борис Штерн является и одним из членов рабочей группы инициативного проекта «Корпус экспертов по естественным наукам». Основная идея этого проекта заключается в том, что экспертов должны выбирать сами ученые напрямую, минуя любые административные инстанции; пользующиеся доверием коллег эксперты призваны обеспечить проведение квалифицированной научной экспертизы проектов, не зависящей от конъюнктуры и процедурно прозрачной; последнее условие, однако, выполнимо только при наличии адекватных регламентов экспертизы, создание которых является одним из направлений развития проекта.

Промежуточные результаты «Корпуса экспертов» за 2007–2012 годы были опубликованы на мартовских праздниках и получили название «Карта полезных ископаемых российской науки». В пресс-релизе, который поступил в «Газету.Ru» от членов рабочей группы «Корпуса экспертов», говорится следующее: «Спасение ископаемых — дело рук самих ископаемых». Таков эпиграф к обсуждению сведений примерно о пяти тысячах работающих в России специалистов. Деятельность этих людей тем или иным образом заметна по принятым в мировой науке меркам: они имеют достаточно высокие индексы цитирования научных публикаций и/или рекомендованы цитируемыми коллегами. Таких специалистов приходится специально разыскивать в куда большем массиве тех, кто, согласно госстатистике (порядка 380 тысяч человек), занят в России наукой, — отсюда и термин «полезные ископаемые».

Бóльшую часть этих имен можно посмотреть на сайте «Корпуса экспертов» в списках экспертов (такие списки внутри каждого направления составлялись методом последовательных рекомендаций «снежный ком») и списках Who is who (специалисты, чьи работы процитированы не менее 1000 раз с 1986 года, а также те, у кого суммарное цитирование работ за последние семь лет превысило 100).

Название «Карта полезных ископаемых» перекликается с проектом Министерства образования и науки РФ «Карта российской науки», который был анонсирован осенью 2012-го. «В отличие от этого обещанного вскоре всеохватывающего продукта, «Карта полезных ископаемых» создана профессионалами, работающими в различных областях естественных наук, и ориентирована на решение задач, связанных только с этими — в прошлом сильными в России — областями знания. Задачи состоят в организации надежной и независимой от инстанций экспертной оценки актуальных научных направлений и коллективов, которые действительно в состоянии их развивать», — говорится в пресс-релизе членов рабочей группы «Корпуса экспертов».

Поскольку в министерстве говорили, что проект «Карта российской науки» будет проводиться совместно с научным сообществом, корреспондент «Газеты.Ru» уточнил у одного из представителей рабочей группы «Корпуса экспертов», заместителя директора Института теоретической физики имени Л. Д. Ландау, д. ф.-м. н. Михаила Фейгельмана, не участвовал ли он в консультациях, проводимых Минобрнауки по поводу своего проекта «Карта российской науки». «Консультации состояли в разговоре, который у меня был с замминистра Игорем Федюкиным, а также в моем участии в совещании, которое происходило в министерстве в начале декабря, — ответил Фейгельман. — В процессе как частного разговора, так и совещания я высказывал некоторые соображения, которые в принципиальных моментах отличались от того, что было в итоге принято за основу «Карты российской науки» (подробнее о расхождении между этими двумя проектами можно прочитать в начале «Карты полезных ископаемых» ) — «Газета.Ru»).

Один из выводов опубликованной статистики заключается в оспаривании утверждения о том, что ключевыми научными экспертами следует считать академиков и членов-корреспондентов РАН.

Итоги исследования говорят о том, что не все (хотя довольно многие) академики и членкоры РАН являются ключевыми научными экспертами. При этом потенциальных экспертов без академических званий имеется примерно в десять раз больше.

Составители «Карты полезных ископаемых российской науки» отмечают, что цитируемые и авторитетные специалисты крайне неравномерно распределены по научным организациям, причем наиболее высока их концентрация в институтах РАН (здесь составители подчеркивают, что не надо путать РАН как академический клуб и научный штат институтов РАН). Во многих научных организациях, в том числе в подавляющем большинстве вузов, имеются лишь единичные малые группы таких специалистов. Однако речь вовсе не идет о противопоставлении вузов и институтов РАН, поскольку в реальной деятельности они сильно интегрированы: многие научные сотрудники параллельно преподают в вузах.

Свой главный тезис составители «Карты полезных ископаемых» формулируют следующим образом: необходимо использовать корректную классификацию научных направлений и тематик для любых научно-организационных решений, включая оценку специалистов, научных коллективов и проектов.

«В проекте «Корпус экспертов» с участием большого числа специалистов разного профиля составлен современный естественнонаучный классификатор. Используя его, удалось оценить различия возможных «пороговых» показателей цитирования для некоторых разделов естественных наук, а также выявить «малонаселенные» и специфичные научные тематики, для которых применять столь любимый теперь чиновниками формальный библиометрический анализ крайне опасно», — считают члены рабочей группы.

Составители «Карты полезных ископаемых» полагают, что «Карта науки» могла бы стать инструментом поддержки актуальных научных направлений и эффективных исследовательских коллективов. «Но только при условии детального анализа научных специализаций, провести который невозможно «просто по индексам цитирования», в рамках непродуманных схем классификации и в отрыве от профильных экспертных процедур», — добавляют составители.

В будущем участники проекта «Корпус экспертов» намерены сделать «Карту полезных ископаемых российской науки» максимально подробной.

«Например, в конце нынешнего отчета приведена карта одного конкретного института. Мы будем стараться при помощи коллег из разных научных учреждений создавать такие карты для многих институтов, — сообщил Михаил Фейгельман «Газете.Ru». — Чтобы стало возможным, с одной стороны, понять, чем именно продуктивно занимаются в данном учреждении, а с другой — по наименованию и коду научного направления на карте появлялись именно те лаборатории, в которых это направление заметно».

На просьбу уточнить, сколько человек ведут проект «Корпус экспертов», Фейгельман ответил: «У нас имеются научные работники, которые входят в рабочую группу проекта и занимаются им в свободное от основной работы время. Кроме того, есть четыре технических специалиста, некоторые из них занимаются только этим, а некоторые имеют и другую работу».