Сирию готовят к боснийскому сценарию

Федерализация — наиболее вероятное будущее Сирии после войны

Александр Рыбин, Игорь Крючков 24.02.2016, 08:46
Reuters

После того как стало известно, что США и Россия договорились о перемирии в Сирии, сразу начало обсуждаться и будущее политическое устройство этой страны. Наиболее вероятный сценарий — это децентрализация. Планируется создать регионы, где будут учитываться этноконфессиональные различия участников кризиса. Таким образом мировое сообщество уже пыталось решить некоторые конфликты современности, в том числе в Боснии.

Сирия, вероятнее всего, будет разделена на три части. Переговоры об этом уже ведутся. Все три части станут субъектами федеративной Сирии.

Об этом рассказала Альхам Эхмед, одна из гражданских лидеров сирийских курдов и руководителей сирийской прокурдской партии «Демократический союз». Интервью с ней информационное агентство Hawar (крупнейший информационный ресурс сирийских курдов) опубликовало на следующий день после того, как стало известно, что Россия и США договорились о начале перемирия в Сирии.

По мнению Эхмед, децентрализация страны необходима, чтобы прекратить войну. По крайней мере ту часть войны, в которой участвуют силы президента Сирии Башара Асада, его союзники и антиправительственные группировки.

«Замечания, высказанные в ходе обсуждений (будущего Сирии. — «Газета.Ru»), в том числе и иностранными представителями, подразумевают создание трех федеральных регионов в Сирии. Это то, чего хотят граждане Сирии, партии, группировки и иностранные государства, которые стремятся к политическому решению конфликта в Сирии. США и Россия придерживаются того же мнения», — заявила она.

Три части Сирии

Эхмед отказалась обсуждать подробности предстоящей федерализации, так как нет полного согласия между сторонами переговоров в конкретных деталях. Однако сообщила, что переустройство разделит Сирию на южную, центральную и северную части (в последней будут доминировать курды). В каждом регионе на политическом уровне будут учитываться этноконфессиональные особенности местного населения. У каждого региона будет свой собственный парламент.

В процессе переговоров по будущему устройству Сирии самую большую несговорчивость проявляют представители так называемой умеренной оппозиции. Представители правительства Башара Асада ведут себя «гораздо умереннее», добавила Альхам Эхмед.

Наиболее вероятным итогом сирийских преобразований станет введение независимой избирательной системы в каждом из трех субъектов сирийской федерации.

Если в одном из регионов выберут, например, того же Асада, это никак не отразится на политическом процессе в двух соседних регионах. Здесь могут прийти к власти те, кто с 2011 года воевал против армии, лояльной официальному Дамаску.

На сегодня федерализация кажется самым разумным выходом из сирийского конфликта. В нем можно выделить как раз три стороны: курды, которые уже провозгласили в январе собственную автономию Рожава, правительство Асада, которое пользуется почти абсолютной поддержкой шиитского (алавитского), христианского и друзского меньшинств, а также сунниты. Сунниты составляли до 80% довоенного населения Сирии. И именно из них в массе своей состоят антиправительственные боевые группировки.

Боснийская модель

Подобная ситуация очень напоминает Боснию времен гражданской войны 1992–1995 годов. Там тоже было три стороны: православные сербы, католики хорваты и мусульмане. В итоге бомбардировки НАТО вынудили сербов согласиться на мирные переговоры (примерно ту же роль сыграли в Сирии авиаудары российских ВКС, которые существенно укрепили позиции войск Асада).

Европейские державы, США и Россия, заинтересованные в сохранении государственного образования Боснии, добились, чтобы сербы, мусульмане и хорваты согласились жить вместе в рамках федерации. Сегодня страна — федеральная парламентская республика, состоящая из Федерации Боснии (мусульманская часть) и Герцеговины (хорватская), Республики Сербской (РС) с сербским большинством и округа Брчко. Этот округ имеет стратегическое значение, поэтому принадлежит всем и никому одновременно. Руководителя, «контролера» Брчко назначает ООН.

Впрочем, за прошедшие с момента окончания войны 20 лет межэтнические противоречия не были разрешены. Сами местные жители характеризуют нынешнюю ситуацию как «тиха рат», то есть тихая война, война без стрельбы.

Республика Сербская ведет фактически независимую экономическую политику: старается сотрудничать с православными государствами. Например, активно экспортирует сливы в Россию, выступает против вступления Боснии в НАТО и признания независимости Косово.

22 февраля 2008 года парламент РС принял резолюцию, что если большинство стран – членов ООН и ЕС признают независимость Косово, то республика выйдет из состава Боснии. Радикальные хорватские организации также неоднократно поднимали тему, что сожительство хорватов (Герцеговины) в составе Боснии не позволяет им экономически развиваться. Предлагали выйти из федерации и присоединиться к Хорватии.

Радикальные мусульмане тоже не отстают, требуя создать из Боснии первое мусульманское государство в Европе.

Экономически Босния является беднейшим государством на постюгославском пространстве. Стремление ее политического руководства вступить в ЕС воспринимается местными жителями на уровне шутки. Тем не менее в Боснии сейчас функционирует единая армия, в ходу единая денежная единица, в спортивных соревнованиях выступает сборная команда Боснии и Герцеговины, а не отдельных ее субъектов.

В декабре 2012 года большинство стран – членов ООН и ЕС признали независимость Косово, но РС все же не вышла из состава федерации. Худо-бедно, но мусульмане, хорваты и сербы ездят друг к другу за покупками и по другим делам.

Интеграция, пусть и очень медленная, идет. Но может ли она идти быстрее, пока живы поколения, которые помнят взаимные этнические чистки времен гражданской войны?

Курдские идеалы

Ситуация в Сирии имеет свои особенности. Во-первых, местные курды добиваются именно федерализации страны. Они изначально не ставили себе задачу отделиться от Сирии, образовать независимый Курдистан или присоединится к какому-нибудь другому государству. По крайней мере именно такую идеологию высказывают нынешние лидеры сирийских курдов.

Идеология эта базируется на трудах Абдуллы Оджалана, лидера Рабочей партии Курдистана (РПК; кстати, в Турции она считается террористической организацией). Он предлагает отказаться от национально-освободительной борьбы ради последующего создания независимого государства. Это приведет лишь к появлению еще одного капиталистического образования. Нужно создавать автономии внутри стран, делегируя госструктурам часть полномочий (пусть они взаимодействуют с другими «буржуазными хищниками»), считает лидер РПК.

Непосредственным властям Курдистана нужно оставлять ключевые функции: решения о системе управления, структуре экономики и вооруженных силах. Таким образом, утверждает Оджалан, можно победить капитализм и построить более демократическое, более справедливое общество.

Кроме того, на данный момент в Сирии существует враг, общий для курдов, сторонников Асада и антиправительственных группировок. Это запрещенные в России террористические организации «Исламское государство» и «Джебхат ан-Нусра». Их не касаются договоренности по предстоящему перемирию. С ИГ и «Ан-Нусрой» можно воевать и после 27 февраля, их можно бомбить и американской коалиции, и российским ВКС.

Если перемирие удастся сохранить на нынешних условиях, федерация будет создана в ближайшем будущем, а война против ИГ затянется на год-два, это может консолидировать пока еще разобщенные сирийские политические силы умеренного толка.

Асад ищет варианты

Пока же иностранным гарантам Сирии необходимо преодолеть сопротивление официального Дамаска. Президент страны Башар Асад не раз демонстрировал готовность идти на уступки, но на данный момент у политика, очевидно, иной взгляд на внутриполитический процесс Сирии.

22 февраля Асад, еще совсем недавно обещавший «сражаться до полной победы», объявил о намерении провести парламентские выборы 13 апреля. Более того, по данным сирийского провластного информагентства САНА, президент уже подписал соответствующий указ.

Это выглядит попыткой Асада перехватить инициативу и укрепить свои позиции в сирийском политическом процессе как раз в тот момент, когда международное сообщество ждет от всех участников конфликта взаимных уступок.

Действия Асада уже вызвали жесткую реакцию со стороны Вашингтона. 23 февраля госсекретарь США Джон Керри заявил: «Война в Сирии не прекратится, пока Асад находится у власти». Американский дипломат не раз подчеркивал, что Асад может начать процесс создания правительства национального единства. Однако процесс этот может быть эффективным только в том случае, если страну возглавит другой политик. С именем Асада у сирийского населения связано не слишком много позитивных ассоциаций.

Россия с прошлого года отказалась от своего требования любым путем сохранить нынешнего сирийского президента на своем посту.