Кого слушает президент

«Уркаганы» взяли школы под контроль

В Забайкалье школьники живут по воровским понятиям

Герман Петелин 02.02.2016, 21:01
Кадр из фильма «Республика ШКИД» (1966) Ленфильм
Кадр из фильма «Республика ШКИД» (1966)

Правозащитники бьют тревогу: в Забайкалье детские дома и школы оказались под властью криминальных группировок. В учебных заведениях так называемые «смотрящие» собирают с учеников дань в воровской «общак» и отправляют «грев» в зоны. Ситуация накалилась, и подростки стали нападать на отделы полиции, чтобы освободить своих сверстников, задержанных за административные нарушения. Как «блатная» идеология захватила умы школьников — разбиралась «Газета.Ru».

В ночь на 2 февраля в городе Хилок Забайкальского края сотрудники полиции были подняты по тревоге из-за нападения на местное отделение полиции. Несколько воспитанников коррекционной школы-интерната, вооруженные железными прутьями и палками, попытались освободить своего друга, задержанного за хулиганство. Несовершеннолетние разбили несколько камер видеонаблюдения отдела полиции, повредили служебный автомобиль и вывеску на здании.

Нападавшие отступили только после того, как сотрудники полиции произвели несколько предупредительных выстрелов в воздух из табельного оружия.

«По данному факту следственным отделом по Хилокскому району СУ СК по Забайкальскому краю возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 213 УК РФ (хулиганство, совершенное группой лиц), — сообщил «Газете.Ru» официальный представитель СК по Забайкальскому краю Егор Марков. — В настоящий момент следователи проводят дополнительный осмотр места происшествия: просматривают записи камер видеонаблюдения, а также совместно с полицейскими опрашивают учащихся школы-интерната, чтобы установить всех участников нападения».

Также, по словам Маркова, в рамках уголовного дела будет дана оценка деятельности педагогического состава коррекционной школы, а сами подростки будут проверены на возможную причастность к криминальным группировкам. «Мы будем выяснять мотивы, оценивать условия и причины, которые в целом способствовали этому преступлению», — заявил он.

Источники «Газеты.Ru» в правоохранительных органах не исключают, что

нападавшие могли быть приверженцами действующего на территории Забайкалья движения «Арестантское уркаганское единство» (АУЕ).

При этом собеседник отмечает, что это далеко не первое столкновение группировщиков с полицией.

Так, в 2014 году начальник временного отделения полиции «Арахлейское» УМВД России по Читинскому району майор полиции Тарас Яковенко рассказывал в интервью «Забмедиа.Ру», как подвергся нападению «арестантов» на местном озере Арахлей, где любят отдыхать читинцы.

«Все началось с того, что «салонник» залез на базе отдыха в машину одного из отдыхающих. Хозяин авто задержал злоумышленника, мы с напарником в это время находились рядом и быстро прибыли к месту происшествия. Когда начали одевать на подозреваемого наручники,

он стал кричать: «АУЕ! Ворам свободу!» Тут же прибежали около десяти человек, попытались напасть на меня и напарника.

Мне пришлось стрелять в воздух, чтобы нападавшие успокоились, и вызывать ОМОН», — вспоминал Яковенко.

По словам майора, все задержанные оказались молодыми людьми 1991–1993 годов рождения, «отрицательно настроенными к обществу, полиции, власти» и причисляющими себя к некоей группировке АУЕ.

По законам зоны

Члены группировки поддерживают связь через соцсети и даже заводят свои сообщества «ВКонтакте». Дело дошло до того, что глава СПЧ Владимир Федотов в январе этого года обратился в Совет безопасности, Генпрокуратуру и Следственный комитет с просьбой разобраться в ситуации, сложившейся в Забайкалье.

Секретарь СПЧ Яна Лантратова пояснила «Газете.Ru», что АУЕ — это неформальное молодежное движение, пропагандирует «идеологию воров в законе и тюремные понятия» и, возможно, связано с осужденными, отбывающими наказание в местах лишения свободы.

«Представители этого движения назначают в школах и детдомах своих «смотрящих», которые собирают дань с одноклассников в «общак» и заставляют их жить по воровским понятиям, — поясняет Лантратова.

— В зависимости от своего социального положения каждый ребенок ежемесячно уплачивает от 50 руб. (круглый сирота) до 250 руб. (ребенок чиновников).

«Те ребята, которые отказываются собирать «общак», становятся изгоями общества, — говорят правозащитники. — Их избивают, а в самых радикальных случаях «старшие» могут их «опустить» (изнасиловать) или использовать замещающие изнасилование ритуалы: облить водой из туалета, провести гениталиями или полотенцем, смоченным спермой, по губам, заднему проходу и т.п.».

Как следует из материалов правозащитников,

особенно глубоко движение АУЕ пустило корни в детских домах. В них жизнь подростков ничем не отличается от жизни в тюрьме.

«У «опущенных» свои отдельные места в детских домах, в столовой, своя меченая посуда, они выполняют самые грязные работы — те, за которые прочие представители АУЕ не имеют права браться. Например, мытье полов, — говорится в аналитической справке. — Они имеют определенные опознавательные знаки, обязаны сообщать по прибытии на место, где их не знают, о том, что они опущенные, чтобы другие, вступив в общение с ними, не потеряли своего статуса».

Правозащитники утверждают, что иногда вымогатели доводили своих жертв до самоубийства. Так, в октябре и ноябре 2014 года в общежитии лицея города Борзе покончили с собой двое выпускников детдома из города Шилка. Возможной причиной суицида тогда назывались конфликты из-за денег, которые сироты получали в виде социальных пособий.

Эти деньги у них якобы вымогали «смотрящие» от АУЕ.

По обоим фактам были возбуждены уголовные дела по ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства).

В мае прошлого года в этом же общежитии снова были зафиксированы факты самоубийства. 5 мая в душевой нашли труп юноши 1997 года рождения, а спустя неделю в туалете покончил жизнь самоубийством другой подросток, 1998 года рождения.

Представители СК утверждают, что факты суицида не связаны между собой.

«Нет данных о каких-либо личных контактах между погибшими подростками», — отмечал тогда представитель СК по Забайкальскому краю.

Посылки в зону

Между тем, по данным СПЧ, малолетние приверженцы «воровской идеологии» в Забайкалье собирают дань со своих сверстников с 2003 года. При этом в группировки входят не только дети из неблагополучных семей, но и подростки, никогда не имевшие приводов в полицию.

Так, в 2011 году полицейские разоблачили банду малолетних, которая терроризировала поселок Приисковый Нерчинского района Забайкальского края. В группировку входили почти два десятка человек. Выйти на след юных преступников удалось после того, как они напали на товарную контору. Налетчики жестоко избили сторожа, однако довершить задуманное не смогли, поскольку в помещении сработала сигнализация и им пришлось убегать. Сторож сумел опознать одного из нападавших. После чего

оперативники вычислили остальных участников банды. Оказалось, что в нее входили дети из благополучных семей в возрасте от 15 до 22 лет.

При этом юные грабители пропагандировали воровские идеи в своей родной школе. Во всех классах, даже начальных, у них были «смотрящие», собиравшие со своих одноклассников дань в «общак». Часть средств из «общака», по данным правоохранителей, бандиты переправляли в колонию, расположенную на территории поселка.

В СПЧ также утверждают, что приверженцев АУЕ контролируют заключенные, отбывающие наказание в местах лишения свободы. Они имеют выход на ребят через соцсети и мобильную связь.

В посылках заключенным дети чаще всего отправляют чай, сахар, сигареты, а иногда пересылают осужденным краденые телефоны.

Данные правозащитников подтверждают результаты анонимного анкетирования несовершеннолетних в общеобразовательных и профессиональных образовательных организациях, который проводила прокуратура края в 2014 году. Так,

в 15 районах края отдельные несовершеннолетние утвердительно ответили на вопрос о том, состоят ли они в группировках антиобщественной направленности типа АУЕ

либо знают о наличии таких группировок на территории района. В 23 районах среди несовершеннолетних распространены «тюремная» лексика и жаргонные понятия. Также в анкетах подтвердили и факты сбора в образовательных учреждениях денежных средств, продуктов и материальных ценностей в так называемый «общак» для передачи заключенным.

Павел С., активист движения АУЕ, рассказывает о том, что из движения нельзя выйти. Те, кого контролирует зона, не могут прервать связь с уголовниками, иначе будут последствия. Артем Т., бывший студент одного из ГПОУ города, утверждает, что в АУЕ якобы есть и свои плюсы: например, запрещено употреблять «спайсы», а также, по его словам, «воровать у бабушек».

Неудобная информация

Между тем после обращения правозащитников в правоохранительные органы в краевой прокуратуре заявили, что СПЧ преувеличивает влияние АУЕ на местных подростков.

«Влияние «воровского движения» на молодежь в Забайкальском крае, об угрозе которого заявил глава Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов, сильно преувеличено, — заявил ТАСС старший помощник прокурора края Анатолий Усков. —

Есть, конечно, отдельные инциденты, но о какой-либо системе говорить нельзя. Мы не считаем, что все настолько серьезно».

Усков отметил, что надзорное ведомство и органы внутренних дел неоднократно обращали внимание на сложившуюся ситуацию, а прокуратура проверяет каждое обращение или факт подобного влияния.

По информации региональной прокуратуры, в Забайкальском крае уровень преступности несовершеннолетних постепенно сокращается. В 2014 году несовершеннолетними совершено 1,6 тыс. преступлений, что на 3% меньше, чем в 2013 году.

За девять месяцев 2015 года подростками совершено 984 преступления. Это на 15,7% ниже аналогичных показателей 2014 года.

Большинство преступлений, которые совершают подростки, — это кражи и грабежи (72%).

В УМВД по Забайкальскому краю, куда «Газета.Ru» обратилась за комментариями по поводу нападения на отделение полиции, также заявили, что проблема АУЕ искусственно раздута. «Кто-то придумал эти три буквы, но такого движения не существует, — заявили «Газете.Ru» в пресс-службе УМВД. — Есть трудные подростки, которые совершают криминальные поступки в разных районах края, но между собой они никак не связаны. И есть криминальная субкультура, но не движение. И всегда были подростки, которые были приближены к тем, кто ранее преступил закон, те, которые стояли на учете и были настроены негативно к сотрудникам правоохранительных органов.

Но говорить, что это какая-то криминальная группировка под названием АУЕ, нельзя».

Секретарь СПЧ Яна Лантратова считает, что силовики оказались в неудобной ситуации. «Можно понять, почему силовики не хотят вслух говорить об АУЕ, это очень неудобная информация, — говорит Лантратова. — Но проблема эта существует. Причем не только в Забайкалье, но и в других регионах России. Тюремная субкультура становится популярной среди школьников, и с этим надо бороться. Проблему нельзя замалчивать».