«Никого не увольняют, никого не разгоняют»

Дмитрий Медведев заявил о готовности скорректировать реформу РАН

Владимир Гелаев, Сергей Трошин 21.04.2015, 18:29
Здание Президиума Российской академии наук на Ленинском проспекте в Москве Максим Блинов/РИА «Новости»
Здание Президиума Российской академии наук на Ленинском проспекте в Москве

Дмитрий Медведев готов скорректировать реформу РАН, если она не сработает. Тем временем академики недоумевают, как хотят реформировать их институты и по какому образцу.

С момента заседания президентского Совета по науке и образованию, на котором была провозглашена система «двух ключей», прошло почти пять месяцев. Данный принцип подразумевает, что формулировки предписывают либо Российской академии наук, либо ФАНО действовать с учетом мнения партнера. А разногласия будут решаться либо на уровне правительства, либо на уровне премьер-министра или президента.

Тем не менее эффективно функционировать эта система так и не начала, несмотря на то что был создан и продолжает работу Научно-координационный совет (НКС) ФАНО России. А недавнее увольнение директора Института геохимии и аналитической химии им. Вернадского РАН Эрика Галимова главой ФАНО Михаилом Котюковым и вовсе поставило под сомнение функционирование этой системы.

В то же время реформа РАН продолжает рассматриваться многими как веха в отечественной науке. В частности, подобного мнения придерживается министр образования и науки Дмитрий Ливанов, в интервью «Газете.Ru» заявивший, что «реформа РАН — главное событие в нашей науке за последние 20 лет».

Кроме того, в ходе реформы РАН получила небывалые для себя функции по экспертизе и координации для всего сектора поисковых фундаментальных исследований не только ФАНО, но и вузов, и бюджетов, полностью всей системы. При этом эти возможности Академия наук практически не использует. А недавно обнародованная и вынесенная на общественное обсуждение Программа фундаментальных исследований России на долгосрочную перспективу представителям РАН, в частности профсоюзу РАН, совершенно не нравится.

В ходе правительственного часа в Государственной думе рассказать в том числе и о реформе Академии наук решил непосредственный начальник Дмитрия Ливанова — премьер-министр России Дмитрий Медведев.

«Надо признаться, что ни один апокалиптический прогноз не сбылся», — начал свою речь Медведев, говоря о реформе Российской академии наук.

«Без прорывов в науке, в инновационных разработках невозможно технологическое развитие и невозможно вообще развитие нашей страны. В прошлом году начались непростые преобразования Академии наук — назревшие, необходимые, но которые вызвали большие дискуссии, наверное, это нормально», — уверенно продолжал Медведев.

По словам премьера, финансирование научных исследований из средств федерального бюджета в 2014 году составило 372 млрд руб. Медведев рассказал, что это позволило добиться результатов «мирового уровня». Правда, каких, председатель правительства уточнять не стал.

«Никого не увольняют, никого не разгоняют. Если речь идет о каких-то объединительных процессах, это делается только с согласия академической общественности. В настоящий момент действует мораторий на имущественные вопросы… В целом все абсолютно нормально и стабильно», — отметил премьер-министр.

Тем не менее в его речи нашлось место и готовности идти искать компромиссы: если сначала премьер отметил необходимость существования ФАНО как «некоего хозяйственного управления, помогающего Академии наук», послужившего для отделения «имущественной, экономической составляющей от научной», то затем он заявил о необходимости подготовить документ, который сделает отношения между РАН и ФАНО «нормальными, цивилизованными» и «принесет большую определенность, расставит свои приоритеты».

«В научной составляющей главным, единственным и важнейшим органом управления наукой, научным сообществом является РАН — она сама планирует научную деятельность, определяет приоритеты. В этом плане ФАНО — лишь вспомогательный орган, который держит имущество, хозяйственное управление», — уточнил премьер.

А затем он сделал весьма неожиданное заявление, сказав, что правительство России готово откорректировать некоторые положения реформы РАН, если они не будут работать.

«Законодательство о реформе РАН — не догма, но, как сказал классик, руководство к действию», — отметил Медведев, добавив, что «если потребуется что-то откорректировать, то правительство к этому готово».

Пока премьер-министр выступал перед депутатами, на заседании Президиума РАН академики обсуждали, как ведется выполнение важной составляющей реформы РАН — тех самых декабрьских поручений Владимира Путина.

Оказалось, что выполнение поручений пока реализуется в докладах, которые то принимаются, то отвергаются различными сторонами.

Среди этих поручений одним из главных является требование разработки и утверждения плана реструктуризации научных организаций. Кроме того, Путин поручил предложить единые подходы к объединению научной инфраструктуры организаций в целях развития междисциплинарных научных исследований.

Как рассказал академик Сергей Алдошин, в настоящее время создан перечень междисциплинарных проектов, которые должны стать локомотивами российской науки. Это междисциплинарные научные проекты. Включенные в госпроекты научных организаций, дисциплинарные внутриведомственные проекты и проекты, опирающиеся на фонды РФФИ и РНФ. Правда, ни одного проекта академик не назвал, вызвав недовольство некоторых академиков.

«Что это за проекты? Это же жвачка какая-то», — возмутился академик Николай Лаверов, приведя в пример прошлые крупные междисциплинарные научные проекты.

Как сообщил академик Козлов, план предложений по повышению эффективности работы НИИ и реструктуризации институтов должен быть составлен к 15 мая. По его словам, «форматирование российских институтов будет идти по образцу Германии». Примером для них может служить немецкое Общество Макса Планка, правда, ключевым отличием может оказаться то, что в Германии фундаментальная наука финансируется федеральными землями, в России же такого нет.

Взявший слово академик Месяц напомнил, что на фоне целого года, в течение которого проходило вхождение академических институтов в ФАНО, число публикаций ученых упало на 14%. «Если эти преобразования будут приниматься так же, как 253-й закон (о реформе РАН), мы просто погубим российскую науку», — сказал он.

Как заявил руководитель ФАНО Михаил Котюков, на днях глава правительства издал поручение, согласно которому Минобрнауки, Минфину и Минэкономразвития, ФАНО и РАН требуется с 2016 года отражать все бюджетные ассигнования на фундаментальные поисковые исследования в одной госпрограмме науки и технологии.

Потенциально опасным назвал это поручение академик РАН Валерий Рубаков. «Это рискованное дело, так как внутри программы есть риск непрозрачного распределения денег. Сейчас есть бюджет ФАНО, Минобрнауки, МГУ, СПбГУ, а теперь хотят все вместе», — сказал «Газете.Ru» Рубаков.

Своеобразный итог заседанию подвел ведущий президиума академик Валерий Костюк: «Обсуждая план мероприятий по поручению Путина, мы уже второй раз обсуждаем чужие документы. Непонятно, ради чего делается эта реструктуризация».