Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«Желающих поживиться имуществом становится все больше»

Президент подвел итоги первого года реформы РАН и выделил новые приоритеты

Владимир Корягин 08.12.2014, 21:39
Президент РФ Владимир Путин и президент РАН Владимир Фортов Алексей Дружинин/ИТАР-ТАСС
Президент РФ Владимир Путин и президент РАН Владимир Фортов

Вопросы дальнейших реформ Академии наук, продления годичного моратория на отчуждение ее имущества, проблемы импортозамещения и развития оборонной составляющей, а также соотношения вузовской и академической науки с упором на междисциплинарные исследования обсудили в ходе заседания президентского Совета по науке и образованию.

Продление моратория

Заседание президентского Совета по науке и образованию Владимир Путин начал с весьма неожиданного для его участников заявления — он предложил продлить мораторий на вывод научных учреждений из системы ФАНО. По словам президента, соответствующее предложение ему было сделано в ходе встречи с президентом РАН Владимиром Фортовым. И Путин с этим согласился.

В то же время президент отметил, что реструктуризация академии назрела и идет полным ходом.

Вслед за Путиным выступал его помощник Андрей Фурсенко, который, поддержав основные идеи президента, рассказал, что основные проблемы возникают из-за недостаточной скоординированности действий ФАНО и РАН по целому ряду вопросов. В качестве примеров он привел проблему с обеспечением молодых ученых жильем, отсутствие четко сформулированных приоритетов в области фундаментальной науки и отсутствие налаженного механизма в области проводимой РАН экспертизы.

Особенно Фурсенко выделил роль Российского научного фонда и рассказал, что за его счет наука получила 5 млрд руб. По его словам, необходимо закрепить полномочия РНФ законодательно.

В свою очередь президент РАН Владимир Фортов поблагодарил президента России за то, что он взял ситуацию с реформой академии под свой контроль и не допустил ее ликвидации.

«Начальный этап реформ прописан в законе достаточно конкретно. А вот последующий этап отражен в законе мутно — нуждается в дополнительном юридическом сличении», — отметил Фортов.

По его мнению, на втором этапе реформ стоит стремиться к тому, чтобы ученые заметили не сам переход, а положительные эффекты. При этом лишь 10% российских ученых понимают цели и задачи реформ.

«Желающих поживиться имуществом академии и управлять становится все больше», — добавил Фортов, отметив, что среди главных проблем — увеличение бюрократии и формализма. Кроме того, он уверен, что за год были решены лишь бюрократические вопросы, а реальные научные проблемы до сих пор не решены. В их числе Фортов назвал 80% устаревшей инфраструктуры, пожилой возраст ученых, а также устаревшее оборудование.

Главной просьбой Фортова было проведение границы компетенции между РАН и ФАНО. В качестве примера он привел Большой театр — творчеством занимается труппа, а управлением — Министерство культуры.

В этом с ним согласился академик Евгений Примаков, а также вице-премьер Аркадий Дворкович, предложивший на уровне постановления правительства России зафиксировать систему «двух ключей». Данный принцип подразумевает, что формулировки предписывают либо академии, либо ФАНО действовать с учетом мнения партнера. А разногласия будут решаться либо на уровне правительства, либо на уровне премьер-министра или президента.

Владимир Путин одобрил создание подобной системы, а также пообещал увеличить ежемесячные выплаты академикам и членкорам РАН.

Междисциплинарное далеко

Еще одним важным вопросом, обсуждавшимся в ходе заедания Совета по науке, была междисциплинарность научных исследований. Первым об этом сказал президент России Владимир Путин, уточнивший, что научный поиск может приводить к самым невероятным открытиям.

О необходимости прихода к междисциплинарности особо ярко заявил директор Национального исследовательского центра «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук.

«Вся система в мире против междисциплинарных исследований. Та страна, которая первой это поймет и перестроит свою систему в области междисциплинарных исследований, выиграет XXI век», — заявил он.

Ковальчук уверен, что чем быстрее Россия создаст плацдарм для междисциплинарных исследований, тем быстрее она будет готова к новым прорывам.

«Раньше мы разбирали единую неделимую природу на узкие дисциплины. Теперь мы можем начать противоположный процесс — из отдельных дисциплин складывать образ неделимой природы. Чем быстрее мы завершим реорганизацию, тем быстрее мы займем подобающее нашей стране место», — резюмировал он.

С ним согласился и ректор МГУ Виктор Садовничий, рассказавший, что студенты не хотят узко специализироваться, а это и есть путь к междисциплинарности.

Чья наука сильнее

Еще одним вопросом, который должен был приблизить отечественную науку к прорывам, явился вопрос разграничения между университетской и академической наукой.

В своем выступлении президент РАН Владимир Фортов заявил, что лишь благодаря введенному президентом России мораторию удалось не допустить того, чтобы «региональные и центральные вузы прибрали к рукам академические институты, чтобы повысить свой рейтинг».

В полемику с ним вступил Михаил Ковальчук, считающий, что создание федеральных университетов завершило построение пояса науки, которого страна лишилась с распадом СССР.

А ректор МГУ Виктор Садовничий и вовсе привел два успешных примера взаимодействия академической и вузовской науки в рамках МГУ. Его поддержала и ректор Северного федерального университета Елена Кудряшова, по мнению которой, развитие сотрудничества между отраслевыми академическими и университетскими организациями — тренд новой научной парадигмы.

Точку в дискуссии поставил Владимир Путин, сказавший, что обсуждение того, что важнее — академическая наука или вузовская, — несерьезно.

«В разных странах по-разному — у нас наука изначально была сосредоточена в академических институтах и Академии наук, а вузы готовили кадры. Сейчас научный и образовательный процессы сближаются — это очевидно. Нам просто нужно в ручном режиме отыскать золотую середину, объединяя и ничего не разрушая», — резюмировал президент.

Наука и оборонка

Наконец, не обошли вниманием и темы импортозамещения и увеличения темпов расходования средств на оборонные нужды.

По словам Владимира Путина, международная ситуация, которая сложилась вокруг России, подтверждает правильность действий по укреплению потенциала академической науки.

«Россия получила мощный импульс к научно-техническому развитию», — уверил присутствующих президент, добавив, что существуют ограничения с передачей России современных технологий.

«Это не очень хорошо, но в чем-то нам на руку. Конечно, легче купить. Но сейчас нам придется создать самим», — сказал президент, уточнив, что не надо слепо копировать зарубежные разработки, в том числе и в области вооружений.

Данный тренд отметил в своем выступлении и Владимир Фортов, рассказавший, что в РАН появился вице-президент по оборонной тематике и что академия тесно работает с Министерством обороны.

Со своей стороны Евгений Примаков уточнил, что в свете новых обстоятельств неплохо было бы скорректировать ФЦП по развитию науки и техники до 2020 года в свете новых реалий, а также не перебарщивать с беспошлинным ввозом в страну определенных видов оборудования.

Позитивные настроения разбавил Аркадий Дворкович, заявивший, что активное вливание денег в оборонные проекты может спровоцировать деградацию гражданских исследований.

Вице-премьер призвал принимать взвешенные решения и не жертвовать отдельными областями науки.

Итоги дискуссии вновь подвел президент. Он уточнил, что импортозамещение необходимо только там, где оно целесообразно.

«Можем мы бананы замещать? Можем. А нужно? Нет! Потому что они будут дорогими — бананы мы купим», — сказал Владимир Путин.

По словам президента, первым делом необходимо определить приоритеты и понять, что России получить неоткуда. Что касается оборонной составляющей, то она имеет двойное значение. Так было и «в советские годы, когда Академия наук на 90% была связана с оборонкой».

«В современном мире отрасли производства насыщаются деньгами гособоронзаказа. Эти заказы не будут вечны, произойдет обновление армии и флота. Надо заранее посмотреть, как использовать созданные мощности. То же самое надо делать и с научными исследованиями — следовать этому же принципу», — резюмировал президент.