«Микроб, который ел нефть, стал нападать на дельфинов»

Онищенко рассказал академикам об опасности ГМО

Павел Котляр 27.01.2015, 20:41
Сергей Карпов/ТАСС

Геннадий Онищенко поразил умудренных академиков рассказами о нефтяных микробах, нападающих на дельфинов, и американцах, отравляющих самих себя сибирской язвой, а Африку — вирусом Эболы. Спасти от всего этого, по его словам, может контроль за ГМО.

Во вторник доклад, заявленный на повестке дня в президиуме РАН, вызвал заметный ажиотаж. Еще бы — перед высокой научной аудиторией должен был выступить бывший глава Роспотребнадзора академик Геннадий Онищенко с докладом на тему, которая волнует многих: «Генно-инженерно-модифицированные организмы: оценка безопасности, обеспечение контроля и глобальные риски».

Ждали его не зря: как и раньше, Онищенко порадовал публику новыми, доселе неизвестными фактами, оставившими многих в недоумении.

В своем докладе Онищенко, который ныне работает помощником председателя правительства, ввел присутствующих в суть вопроса, в котором, по его признанию, много конъюнктуры, бизнеса и политики. Рассказал о принятых в последние годы доктрине национальной безопасности, указах президента о здоровом питании и остановился на роли генно-модифицированных организмов. Вызовы, которые стоят перед человечеством, — это глобальные изменения климата, истощение почв и повышение численности населения, и для этого, по его словам, 27 странам мира приходится выращивать ГМО.

Он сообщил, что, по данным международных организаций, на сегодняшний день человечество употребило 1 млрд тонн продуктов, содержащих ГМ-ингредиенты. При этом на слайде презентации было написано «1 трлн тонн».

Перечислив типы разрешенных к обороту ГМО-продуктов, Онищенко рассказал, как в России происходит проверка ГМО-продукции на предмет токсичности, вреда репродуктивной, иммунной системам и аллергенных свойств.

Тут академики заметно подустали и начали громко бубнить, пить чай и греметь ложками.

Приведя примеры того, кто и сколько в мире производит ГМО и что делает в этом плане Россия, «учитывая нашу отсталость в области биотехнологии», Онищенко рассказал о главной опасности этих трех букв. По его мнению, она заключается не столько в замещении традиционных сельхозпродуктов ГМ-аналогами, сколько в таком направлении науки, как синтетическая биология. «Она проектирует и создает искусственную жизнь, которой нет в природе», — пояснил он. И потому основные риски тут заключаются в доступности, непредсказуемости, нецелевом использовании и возможности создания биологического оружия!

И как бы в доказательство он сообщил вовсе удивительную вещь: якобы США в 2001 году применили против своего населения споры сибирской язвы.

Видимо, речь идет о случаях массовой рассылки людям писем со спорами и гибели нескольких человек.

Закончил он тем, что в России на уровне министерств и ведомств необходимо создание системы контроля за обращением ГМ-продуктов и методологии оценки рисков.

Из пространного доклада многим присутствующим осталось не ясно, все-таки ГМО — это хорошо или плохо, и если это хорошо, то зачем нужна регуляция.

Академик Геннадий Месяц попросил рассказать о недавнем желании правительства запретить ГМО.

Онищенко ответил, что речь идет о законопроекте, который внесло Минобрнауки, — о запрете выращивания и разведения ГМ-растений и животных, кроме целей экспертизы и научной работы, от которого он поспешил откреститься: «На сегодняшний день все остальные документы действуют».

Вопрос о том, известно ли науке хоть об одном факте вреда, озвучил сидящий в зале:

— Так правда, что не обнаружено случая вреда?
— Да, ни одного научного случая вреда не обнаружено.
— Так зачем ограничивать?
— Не надо так говорить. Ограничивать нужно. Вот после разлива нефти в Мексиканском заливе ученые создали специального микроба, чтобы он ел нефть.

Так микроб, который ел нефть, стал нападать на дельфинов. Слишком быстро мы шагаем, поэтому нужно контролировать.

В своеобразную перепалку вступил Онищенко с академиком Дедовым, который пытался добиться от него ответа, какова позиция по вопросу ГМО в ВОЗ и во сколько раз ГМ-картошка дешевле обычной.

«Этот законопроект запрещает выращивать, но разрешает ввозить ГМО — вы не видите тут противоречие?» — спросил замдиректора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд. На что Онищенко завил, что он не сочинял этот документ и не может его комментировать. «Так что же, Академия наук не должна выражать свое отношение к таким вопросам?» — вопрошал Гельфанд.

— Должна, РАН — это светоч. Но делать это надо не вербальным методом и не голосом, — ответил докладчик. По его словам, он пришел выступать не от имени правительства, а как специалист.

Вообще, многие ответы Онищенко носили привычный для него трансцендентальный налет и уводили самого отвечающего далеко от самого вопроса. Одним из таких ответов был буквально зомбирован президент РАН Владимир Фортов, который спросил Онищенко, что будет, если вдруг из-за мирового эмбарго в Россию перестанут ввозить всю ГМ-продукцию. Встав для вопроса с кресла, президент РАН так и простоял 10 минут, слушая ответ.

Онищенко подумал, что речь идет о возможном российском запрете на ввоз такой продукции. Начал он с того, что сегодня наши санкции касаются не США, а Европы, однако еще есть Турция, Белоруссия, «Китай-хулиган», от которого полностью зависит Дальний Восток. Потом перешел к вопросам ФАНО и связанному с ними разрыву исследовательских НИИ с Минсельхозом, к проблеме отсутствия границ с Казахстаном, истории с запретом ножек Буша. Закончил он дефицитом в России белого мяса курицы (которую убивают в пятидневном возрасте) и собственного молока.

«У нас тут некоторые тоскуют по марсельским креветкам, так мы их картошкой накормим. Но молока-то мы где возьмем?» — закончил Онищенко. Президент РАН глубоко задумался и сел обратно в кресло.

Выступающие после Онищенко ученые рассказали о своих отношениях с ГМО. Так, Виктор Тутельян, директор НИИ питания РАМН, рассказал, как их многочисленные эксперименты с ГМО не выявили вреда для крыс, съевших 2,5 тонны ГМ-зерна.

Академик Петр Харченко, директор ВНИИ сельскохозяйственной биотехнологии, наглядно показал, почему фермерам выгоднее разводить ГМ-свеклу, тратя на семена 7 тыс. руб. на гектар вместо 12 тыс.

Академик Дедов призвал поддержать введение контроля и сразу попросил на это денег, вспомнив как медик о важности правильного питания беременных женщин в первом тримеcтре беременности и детей.

Своеобразный итог подвел президент РАСХН Геннадий Романенко, который рассказал, что казавшиеся когда-то огромными трансгенные перепелиные яйца весом 18 граммов через 20 поколений снова стали обычными, и призвал продолжать работу над ГМО-продуктами.

«Дискуссия была местами содержательной, местами анекдотической. То, что правительство США применяло споры язвы против своего народа, — это полная глупость. Удивительно, но на заседании президиума заметно число выступлений не просто бессодержательных, но и содержащих откровенную неправду. Это показывает общий уровень компетенции. А Онищенко ужом извивался, лишь бы не комментировать законопроект о ГМО.

Хорошо то, что многие обратили внимание на этот законопроект и его потенциальную вредность», — поделился мнением Гельфанд.

Корреспондента «Газеты.Ru», попытавшегося уже в кулуарах узнать, в чем же опасность ГМО-продуктов, о вреде которых нет ни одной научной статьи, Геннадий Онищенко своим ответом также оставил в недоумении. «Я не сторонник и не противник, тут должна быть целомудренность, иначе я буду ангажированным. То же самое происходит с ядохимикатами, с пестицидами. Что происходит с Эболой? Я уверен, что это идет испытание модифицированного масштаба, только в реальных условиях. Испытание теми, кто занимается активными биологическими работами, — США, ведь они не свернули ни одной своей военно-прикладной программы».